GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
финансы

Россия проигрывает в гонке за майнеров-мигрантов

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Правительство Китая еще весной начало наступление на майнинговые фермы — они были объявлены вне закона и названы «угрозой стабильности курса юаня». А тем майнерам, которые ослушаются, устами Комитета по финансовой стабильности и развитию Государственного совета было обещано «строгое наказание». В итоге, главы провинций Китая одно за другим начали запрещать майнинг на своей территории. Сами криптодобытчики начали искать новые страны для «эмиграции» и за них развернулась настоящая схватка. 

США, Казахстан, Канада и даже Парагвай рады принять китайские майнинговые компании. Российская ассоциация криптоэкономики, искусственного интеллекта и блокчейна (РАКИБ) инициировала программу по их привлечению в Россию. Биться есть за что: в Китае было сконцентрировано до 66% мирового майнинга. Тот, кто сможет перетянуть этот бизнес себе, обретет и майку криптовалютного лидера.

Чем Россия может привлечь китайских майнеров?

Рынок майнинга критически зависим от электроэнергетики, а свободных мощностей требуемого объема по конкурентным ценам на уровне примерно $0,04-0,05 за 1 кВтч в мире не так уж много.

В Китае под майнинг отдавалось около 7ГВт. До недавнего времени второе место было у США. Неожиданно в тройку лидеров вошел Казахстан, благодаря дружественной к майнерам госполитике и развитой энергетике.

Именно эти страны, а также Канада, стали активно привлекать майнеров, после того, как в мае 2021 года власти Китая объявили о борьбе с майнингом криптовалюты и объявили биткоин вне закона.

Комитет по финансовой стабильности и развитию Государственного совета заявил, что «пришло время принять жёсткие меры в отношении майнинга биткоинов и его торговли».

Помимо США и Казахстана, о готовности принять у себя китайских майнеров сообщают Канада и Парагвай.

По словам директора РАКИБ по проектам Александр Григорьева, если рассматривать основные требования, которые предъявляет индустрия майнинга к местам локации, то в мире таких территорий не так много, а существующие, например, Канада, США и т.д., уже загрузили свои мощности практически на 100%.

Среди принципиальных запросов индустрии он называет

  • во-первых, избыток энергетических ресурсов, как традиционных, так и возобновляемых, с минимальным углеродным следом (гидро-, атомных и др.), позволяющий минимизировать стоимость электроэнергии и издержки на майнинг, а также вред экологии;

  • во-вторых важна централизация генерирующих мощностей, что упрощает строительство и обслуживание крупных майнинговых ферм;

  • в третьих — высокий уровень технических специалистов при относительно невысокой оплате труда.

Все это в России есть, а бонусом идет холодный климат, а значит — снижение затрат на кондиционирование.

Российская ассоциация криптоиндустрии сообщает о заключении партнерства с Консорциумом крупнейших майнинговых компаний Китая, который охватывает более 25% мировой добычи основных криптовалют и, в первую очередь, Биткоина. Бизнес-координационным подразделением проекта выступает компания Oriental Thrive Limited.

«На сегодня мы согласовываем с китайской стороной объемы в примерно 1 млн. современных ASIC-ов (устройств для майнинга — Прим. “Ко”), что соответствует загрузке электрической мощности в размерах до 3 ГВт. Если результаты нашего сотрудничества окажутся результативными для обеих сторон, то, по заверениям наших партнеров, объемы могут быть существенно увеличены», — сообщил журналу «Компания» Александр Григорьев.

Переноситься в первую очередь будут мощности для майнинга криптовалют с наиболее энергетически нагруженным алгоритмом консенсуса PoW — биткоина и Ethereum (пока он не отказался от использования этого консенсуса) и других.

Кому выгодна миграция?

Сторонники майнингового транзита совместно с госкорпорациями энергетического сектора сформировали несколько рабочих групп и готовят список наиболее подходящих объектов для строительства центров обработки данных и майнинговых ферм общей мощностью более 2 ГВт. Их перечень будет объявлен в течение нескольких дней, и в августе их смогут посетить китайские бизнесмены.

Однако при всех плюсах российской юрисдикции есть и один существенный недостаток — майнинг пока находится за периметром законодательства о цифровых финансовых активах.

Криптоэнтузиасты верят в торжество здравого смысла. «Он присущ тем специалистам и госслужащим, с которыми мы прорабатывали этот проект еще задолго до решения китайских властей о запрете майнинга на территории страны, — подчеркивает Александр Григорьев. — Без этого мы не смогли бы сделать предложение китайским партнерам, "от которого они не смогли отказаться"».

По его словам, у российской стороны есть понимание того, что развитие криптовалютной отрасли дает экономике уникальные возможности не только для серьезного количественного (с точки зрения пополнения бюджета), но и качественного скачка.

По оценке РАКИБ, транзит майнинговых мощностей позволит резко нарастить долю отечественного присутствия на глобальном инфраструктурном рынке цифровой экономики, вырвавшись в лидеры с 3-го места, где она сейчас находится с приблизительно 7% доли мирового рынка.

В июле майнинг биткоина принес компаниям $971,8 млн. Это выше июньских показателей ($839 млн.), но все еще ниже мартовского рекорда ($1,75 млрд)

Кроме того, в Ассоциации считают, что реализация проекта в планируемых объемах поможет отказаться от устаревшего механизма перекрестного субсидирования в энергетике и снять с потребителей бремя оплаты издержек обслуживания неиспользуемых мощностей.

«Основные выгодоприобретатели майнинговой миграции — это энерго- и сетевые- компании, а также площадки, которые занимаются организацией переезда и предлагают комплексное решение для защиты многомиллионных активов майнеров из Китая, — уверен директор Binance в Восточной Европе Глеб Костарев. — Именно они получат топовых клиентов, которые в течение нескольких лет будут стабильно 24/7 покупать электроэнергию в больших масштабах, загружая когда-то заброшенные площадки и создавая рабочие места там, где их возможно и не ждали».

To the Moon или...?

Аналитики не разделяют оптимизма криптоинвесторов. Учебники по инвестированию учат, что вкладываться надо в фундаментально сильные отрасли, которые переживают временные трудности, в связи с чем активы можно приобрести дёшево. Однако именно в фундаментализме майнинга у рынка есть сомнения.

Как напоминает аналитик ФГ «ФИНАМ» Леонид Делицын, ряд инвесторов уверены, что криптоиндустрия завершила свой бизнес-цикл. Среди них традиционные кумиры фондового рынка Уоррен Баффет и Чарли Мангер, а также скончавшийся уже Джон Богл. Однако есть и те, кто верит в будущее криптоиндустрии: они приобретают оборудование сегодня, чтобы заработать позже, когда вырастет курс.

В качестве кейса, ярко иллюстрирующего эту ситуацию, можно рассматривать IPO китайского производителя спецпроцессоров для майнинга криптовалют eBang International (NASDAQ: EBON), которое произошло около года назад.

«Размещение акций проходило по цене $5. Компания — отнюдь не пустышка, в пиковом 2018 году ее выручка составляла $319 млн. Это, наверное, в несколько десятков раз больше того, о чём мечтают майнеры средней руки, которые вкладываются в фермы. Однако в 2019 году выручка упала до $100 млн, а в прошлом — до $19 млн. Сейчас акция стоит $2,25. Сторонники Баффета и Мангера скажут, что инвесторы в eBang зря потеряли время. Однако краткосрочные игроки заметят, что в течение года стоимость акции взлетала до $15, что втрое выше начальной цены торгов. И наверняка, есть прозорливые инвесторы, которые именно в этот момент и продали», — рассуждает Леонид Делицын.

На его взгляд, вложение в криптофермы еще более рискованный бизнес, чем игра на акциях eBang.

Но гораздо менее рискованный, чем покупка биткоина на спотовом рынке, считает директор Binance в Восточной Европе Глеб Костарев.

Он рассказал журналу «Компания», что в среднем выручка майнинга с 1МВт находится в районе $90,000 (до вычета всех расходов), уменьшаясь или увеличиваясь в периоды циклов волатильности биткоина. Если майнер может обеспечить масштабирование своего бизнеса (а это очень не просто) — майнинг приносит высокий доход при высоком риске. Ключевой риск — это стоимость первой криптовалюты. Однако, как и в случае со сланцевой нефтью, — наиболее толерантны к риску будут те, кто обеспечил работу эффективного оборудования на дешевом источнике электроэнергии.

А была ли гонка?

Криптоэксперт Евгений Каминский считает, что рынок ждет продолжения ралли биткоина до отметки $100-120 тыс. за монету уже в этом году. Соответственно, маржинальность майнинга прогнозируется высокой. Однако есть большое юридическое «Но».

«В России этот вид деятельности не регламентирован, и инвестору приходится действовать на свой страх и риск, — рассказал журналу “Компания” Евгений Каминский. — Достаточно безопасно майнить можно только в двух случаях: если у тебя есть крыша в полиции или “повыше”, или большой дата-центр, где можно “спрятать” стойки с майнерами и не опасаться визита правоохранительных органов».

По словам Каминского, ему известно множество примеров, когда сотрудники в форме забирали все оборудование со словами: либо вы делитесь, либо будем хранить технику у себя на время расследования, которое обещает быть очень долгим.

Однако опасения, что это станет препятствием для китайцев у Каминского нет, так как все крупные майнинговые компании успели вывезти оборудование в Монголию и Казахстан.

Казахстан вырвался на третью позицию по объему добываемой криптовалюты весной 2021 года. По оценке Кембриджского университета, объем выработки электричества для добычи биткоина увеличился почти в шесть раз — с 1,4% в сентябре 2019 года до 8,2% в апреле 2021-го. Крупнейшие компании, такие как резиденты майнинг-пула BTC.com, анонсировали переезд в Казахстан: близко, дешево и относительно безопасно.

По оценке президента Ассоциации блокчейна и индустрии дата-центров в Казахстане Алана Дорджиева, техника, присланная из Китая, сейчас занимает около 2% от общего количества устройств, но потенциал роста не бесконечен: энергосистема не сможет переварить весь парк майнеров. Кроме того, миграции мешает та же правовая неурегулированность, что и в России.

В гонку неожиданно включился Улан-Батор. Монголия впервые заявила о криптопретензиях в 2018 году после серьезного провала биткоинов, когда в поисках более дешевой энергии часть майнеров переехала в холодные степи. Например, там обосновался токийский производитель цифровых кошельков Ginco, имеющий майнинговые мощности. Однако пока объем перенесенной сюда криптодобычи не позволяет выделять Монголию из раздела «Другие страны» в статистической сводке. Но это может измениться, когда с дестинацией определятся остатки майнинговой армии Китая.

Увереннее всего движутся к статусу мировой столицы криптографии США, которые к середине лета увеличили свою долю добычи биткоина до 16,8%. Основной объем майнеров осел в Техасе.

Россия уже проиграла эту гонку, потому что история по транзиту мощностей была актуальна месяц назад, — констатируют некоторые эксперты.