GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
архив

Север на подъеме

Даже зима в Гренландии уже не та, что была раньше. К северу от Полярного круга, в Сисимиуте, где расположен незамерзающий порт, в этом году снег сошел так быстро, что из-за этого чуть было не пришлось отменять главные лыжные гонки страны. Устроители спешно перенесли трассу в горную местность, но и там потребовалось предварительно специально сгребать снег, чтобы сделать лыжню.

Тысячью колометрами севернее, в гренландской рыбацкой деревне Каанаак, эскимосам даже приходится расстреливать своих ездовых собак. Лед на море стал таким тонким, что рыбаки больше не могут заниматься подледным ловом. Меньше рыбы - меньше питания для людей и собак. Это смертельный круговорот.

Намного восточнее, в Сибири, оттепель, наоборот, открывает взорам удивительные сокровища. Это, например, бивни мамонтов длиной в несколько метров, скрытые вечной мерзлотой на протяжении десятков тысячелетий. Это ценная находка: коллекционеры платят за один бивень 15 000 евро.

Как в замедленной киносъемке, под влиянием изменения климата меняется регион вокруг Северного полюса. Но наряду с тем, что постепенно исчезает основа жизни местных людей и животных, развивается и другая история. Она связана с захватывающим дух развитием Севера.

Когда-то сонные, далекие города, такие как Икалуит в Северной Канаде или Новый Уренгой в России, превращаются в места, где царствует экономический бум. В российских городах в районе Северного Ледовитого океана цены на недвижимость растут на 50% в год. Специалисты разных областей опять же могут рассчитывать здесь на зарплату в $180 000 в год. А норвежский "город газа" Хаммерфест благодаря обильным налогам собирается в ближайшем будущем обогревать тротуары, дабы победить надоевший людям лед. "Здесь повсюду царит настроение подъема, - подчеркивает немецкий предприниматель Тригве Хеппнер, - как когда-то во времена "золотой лихорадки" на Клондайке".

Такие люди, как он, приходят на Север, чтобы добыть там одно из многих сокровищ: полезные ископаемые, имеющиеся здесь в неописуемых объемах. Только под ледяным панцирем Гренландии скрыто такое количество редкоземельных металлов, что его достаточно для производства мобильных телефонов, ветрогенераторов, электромоторов в течение 150 лет. Вокруг Северного полюса, предполагают американские геологи, находится 30% всех еще не разведанных запасов газа.

Но своим подъемом и бурным развитием Север обязан не только ископаемым источникам энергии. Предприниматели видят здесь также гигантский потенциал для "зеленой" энергии, которая впоследствии должна рекой потечь в Европу в виде горючего, сжиженного газа или электроэнергии. Поэтому первые компании уже устанавливают свои приливные электростанции в холодных волнах на Аляске, выращивают морские водоросли у берегов Норвегии и подставляют ветрогенераторы ледяным ветрам Лапландии.

Речь даже идет об IT-буме вокруг Северного полюса. Такие интернет-концерны, как Google и Facebook, уже строят в заснеженных лесах на севере Швеции информационные центры, занимающие территории размером в несколько футбольных полей: здесь дешевле производить охлаждение, чем в Сан-Франциско. Поэтому первые мечтатели верят в то, что в условиях вечной мерзлоты возникнет новая Силиконовая долина.

"Арктика станет мотором мировой экономики", - предсказывает географ Лоуренс Смит из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Само будущее нашей цивилизации зависит от Севера благодаря его полезным ископаемым и бурно развивающимся городам.

Но к каким последствиям это приведет, если миру действительно удастся экономическое освоение одного из самых ценных природных регионов?

Уже сейчас к северу от Полярного круга повсюду строят, бурят и копают. Когда Торговая палата Лапландии суммировала инвестиции, которые запланировано осуществить в северных регионах Европы, у нее получилось огромное число: 107 млрд евро. Этими средствами в ближайшие годы будет финансироваться строительство нефтяных платформ, электростанций, рудников и дорог.

Но такая тенденция пугает экологов. Ведь Арктика - это не только ледяная пустыня. Она снабжает китовым мясом эскимосов, а весь мир - рыбой. Она влияет на формирование воздушных потоков и, тем самым, на климат в Северном полушарии. И наконец, она дает пристанище организмам, играющим ключевую роль для жизни в морях Мирового океана, например микроскопическому фитопланктону.

Тем сильнее беспокойство по поводу того, как бы последняя на Земле обширная территория дикой природы не скатилась до уровня промышленного парка. Поэтому в разных государствах мира люди проводят демонстрации протеста против добычи нефти за Полярным кругом. Они опасаются катастрофы еще более тяжелой, чем авария на буровой платформе Deepwater Horizon, ставшая причиной биологического заражения Мексиканского залива. "Льды, темнота и гигантские расстояния делают нефтяное бурение в Арктике слишком рискованным", - утверждает руководитель Greenpeace в Норвегии Трульс Гуловсен.

Но это не означает, что регион нельзя использовать как-то иначе. "У нас на Севере гигантский потенциал для выработки энергии из ветра, биомассы и волн, вот его мы и должны использовать", - уверяет Трульс Гуловсен.

Можно ли разрабатывать богатства Арктики рационально? Чтобы ответить на этот вопрос, мы отправились в экспедицию, углубившись на Север на 2500 км и посетив регион, где обитают белые медведи, а солнце зимой не хочет вставать на протяжении восьми недель подряд.


"Зеленая" горнодобыча/Иломантси, Финляндия/Остров Баффинова Земля, Канада

Финский городок Иломантси окружают дикие леса. Медведи и волки пробираются сквозь густые заросли, дорог мало, зимой термометр показывает в среднем минус 12 градусов Цельсия. Посреди этой биосферной резервации горнопромышленная компания Endomines делает шурфы в поисках золота. Обычно для этих целей компании сначала вырубают леса на огромной площади, затем копают землю, а впоследствии спускают зараженную химикалиями воду из шахт на соседние территории. После них остается пустыня из мусора, песка и ядовитых отходов.

Не так работают в Иломантси. Владельцы рудника "Памплона" используют метод прокладывания шахт под лесным массивом, что сильно сокращает вырубку деревьев. Финны отказались и от применения цианида и других химических веществ, вместо этого золото из руды вымывают механизмы. Отработанную воду откачивают их шахт, очищают и используют снова. Так может ли золотодобыча быть экологически корректной?

Финляндия ручается, что может, и платит за это $60 млн. Такую сумму правительство инвестировало в программу "Зеленые рудники". Ее цель - развитие новых технологий для горнодобывающей отрасли, технологий без дыма, вони и выброса ядовитых отходов в атмосферу. "До конца десятилетия, - говорит руководитель проекта Кари Кескинен, - мы будем оставаться первопроходцами в сфере ответственной политики в области горнодобывающей промышленности". Этому содействует и то обстоятельство, что, в противном случае, был бы слишком силен протест экологов. Они требуют, чтобы сырьевые концерны-гиганты действовали в Арктике, как современные хирурги в операционной - малоинвазивными и щадящими методами, причем с гарантией непременного полного выздоровления.

Теперь эта мечта должна шаг за шагом воплощаться в жизнь с использованием новых технологий. Без них финнам грозит экологический коллапс. Сырьевая индустрия все глубже вторгается в природную среду. По оценкам геологов, к концу десятилетия рудники в Финляндии будут добывать 70 млн тонн разных руд, что в 18 раз больше, чем в 2000 г.

Такой же рост переживает канадский Север, где открывается одна шахта за другой, даже на острове Баффинова Земля, почти безлюдном, но с территорией размером с Испанию. Канадцы тоже пробуют применять "зеленые" технологии. Например, "многонациональный" сырьевой концерн Rio Tinto рядом со своими алмазными копями Diavik устанавливает ветрогенераторы, заменяющие привозное топливо в объеме 4 млн литров в год. Это всего 10% того, что поглощает рудник, но все же какое-никакое начало.

В шведском городке Пайала, где сырьевой концерн Northland Resources добывает железную руду, подъездная дорога вскоре должна быть покрыта сетью электропередачи - тогда добытая руда будет отправляться в порт посредством электрокаров, то есть с использованием "зеленого" горючего. Первый участок электрифицированной дороги будет иметь протяженность 12 км, но уже через несколько лет она увеличится в десять раз. Впрочем, возможно, необходимость в дорогах вообще отпадет. Грузы станут перевозить... дирижабли. Во всяком случае, один стартап из Англии под названием Hybrid Air Vehicles планирует организовать воздушные перевозки. "Мы хотим доставлять все горнодобывающее оборудование в самые глухие места на воздушных судах, - поясняет Харди Гислер из Hybrid Air Vehicles. - А оттуда тем же путем будем вывозить добытое золото, редкоземельные и другие металлы".

Но многие из "зеленых" технологий пока еще только отрабатываются, а некоторые и вовсе не более чем идеи. Чтобы сохранить в неприкосновенности уязвимую арктическую экосистему, должно делаться гораздо больше. Специалисты сырьевых отраслей все еще не выработали критериев того, в каких частях Арктики промышленные разработки месторождений не должны производиться ни в коем случае по причинам охраны окружающей среды. Таково мнение Констанцы Берендтс, эксперта из мюнхенского экологического рейтингового агентства Oekom. "Если мы хотим сохранить столь чувствительную к воздействиям экосистему Арктики, нам просто необходимо определить ареалы, куда вход категорически запрещен", - заявляет она.

Какой вред наносит Арктике добыча полезных ископаемых открытым способом, видно на примере канадской провинции Альберта, где гигантские экскаваторы концернов Shell и Chevron роют землю, добывая нефтеносный песок. Они закачивают в почву химические вещества вместе с миллионами литров воды. Отработанный химический бульон, "обогащенный" тяжелыми металлами из недр земли, оседает в обширных озерах, содержимое которых просачивается в почву окружающей местности. В реке Атабаска, протекающей по территории разработок, ученые выявили канцерогенные субстанции в вызывающих тревогу количествах. Биологи изучают выловленных в этой реке странных деформированных рыб с опухолями, двойным хвостом и увеличенными глазами. "Многие наши люди боятся ловить рыбу в Атабаске, - отмечает Билл Эрасмус, избранный представитель народа дене, - а ведь они живут рыбной ловлей".

К северу от Полярного круга есть полезные ископаемые, которым лучше оставаться в земле. Но если "многонациональные" сырьевые концерны все-таки начнут их разработку, как они смогут предотвратить неизбежную экологическую катастрофу?


Рискованная добыча нефти и газа/Хаммерфест, Норвегия/Баренцево море, Россия

В октябре 2012 г. в Северном море случилось ЧП, была объявлена тревога: на буровой платформе Njord A, принадлежащей норвежскому "многонациональному" концерну Statoil, произошла утечка нефти. В море спешно вышли спасательные суда, спускавшие на воду плавучие барьеры, чтобы предотвратить распространение нефтяного пятна. "Нефтяной чумы" удалось избежать.

К счастью, на сей раз тревога оказалась учебной. Правда, спасатели действовали, как в реальной жизни, но нефть была "поддельной" - ее изображали 15 000 литров плавучего попкорна. Норвежское объединение за чистоту морей, организация, созданная нефтяной отраслью, с помощью подобных учений ведет подготовку к чрезвычайным обстоятельствам. Норвежцы все чаще репетируют такие сценарии. Ведь их буровые платформы постепенно захватывают Баренцево море, часть Северного Ледовитого океана, по площади вчетверо превышающую территорию Германии. Здесь залегают газ и нефть на сотни миллиардов евро.

Первое газовое месторождение Snohvit у побережья Хаммерфеста уже начали разрабатывать. Нефтяной концерн Eni скоро установит поблизости свою нефтяную платформу Goliath. Эксперты, такие как Ларс Николайсен, партнер консультативного агентства по энергетике Rystad Energy, уверены: "Баренцево море вот-вот начнет переживать бум разработки природных ресурсов".

Но с 2012 г., когда на буровой платформе Kulluk концерна Shell у побережья Аляски произошла авария, людей беспокоит вопрос: не является ли нефтяная авантюра в вечных льдах слишком рискованной? Не глубина моря делает нефте- и газодобычу в Арктике таким трудным делом. Проблемы создают расстояния, низкие температуры и темнота: восемь недель в году здесь царит полярная ночь, а температуры зимой падают до 30 градусов и ниже.

Любая ледяная буря способна натворить бед, как это случилось семь лет назад на разрабатываемом компанией Statoil "газовом острове" Мелкей (Хаммерфест). Там ледяная корка покрыла дороги, трубы и даже указатели и вывески. Машины вмерзли колесами в землю. Местных жителей пришлось эвакуировать.

Но остров Мелкей соединен с побережьем, а запланированные платформы - нет. Например, одно из крупнейших в мире газовых месторождений Штокман в России расположено в Баренцевом море, в 600 км от берега. Российский энергетический концерн "Газпром" и его французский партнер Total собираются начать его эксплуатацию. "Но с помощью вертолетов на платформу не добраться, - отмечает Ларс Николайсен, - и если там что-нибудь случится, может пройти несколько дней, прежде чем придет помощь".

Еще хуже то, что зимой в восточной части Баренцева моря морские льды могут блокировать все экстренные ремонтные работы. "Если где-то на морском дне откроется течь, может пройти время до следующего лета, прежде чем туда вообще можно будет добраться", - предупреждает представитель Greenpeace Гуловсен.

Это известно и энергетическим концернам. Но они верят, что с рисками можно совладать.

Уже есть планы создания целой сети из морских платформ с заправочными станциями для вертолетов - это позволит облетать все Баренцево море. Но вооружена ли промышленность на случай аварии? На платформе Goliath концерн Eni намерен предотвращать распространение "нефтяной чумы" с помощью высоких технологий. Сенсоры и роботы-водолазы должны держать под контролем места бурения на морском дне. Наверху же будет постоянно курсировать спасательное судно, оснащенное инфракрасными сенсорами, способными даже в темноте обнаруживать нефтяные лужи. Помогают и местные рыбаки: они учатся с помощью своих лодок возводить барьеры на пути нефтяных пятен, тем самым препятствуя их распространению.

Но вот если нефтеналивной танкер перевернется где-то в Северо-Восточном проходе (на Северном морском пути), спасатели окажутся бессильными из-за льдин. "Нет такой техники, которая могла бы ликвидировать нефть во льдах, - поясняет Гуловсен, - и в условиях холода бактерии мучительно долго разлагают нефть". Тогда море останется зараженным на десятилетия.

Экологи считают в принципе неправильным утолять растущий энергетический голод мира за счет использования ископаемых ресурсов. Из Арктики, уверены они, можно извлечь и другие сокровища.


Бум информационных центров/Лулео, Швеция /Хамина, Финляндия

Эскимосы говорят, что их страна - это большой холодильник. Бесплатное охлаждение теперь хочет использовать индустрия информационных технологий. В Лулео, на севере Швеции, социальная сеть Facebook обзаводится новой "квартирой". Там строится гигантский информационный центр, где будут сохраняться фотографии, комментарии, новости для миллионов пользователей Интернета. Этот центр станет самым крупным в Европе, самым северным в мире, а главное - одним из самых экологичных. Ведь выбросы CO2 здесь равны нулю.

По подсчетам Greenpeace, информационный центр такой величины обычно должен потреблять столько энергии, сколько расходуют 18 000 частных домов. 40% от этого объема электричества поглощает одно только охлаждение. Но не в Лулео. Достаточно закачать холодный наружный воздух в 18 хранилищ данных (размером в несколько футбольных полей), и охлаждение уже состоялось. Электроэнергию для серверов поставляют ГЭС на реке Лулео.

При этом Facebook - самая известная, но далеко не единственная интернет-компания, сделавшая шаг на Север, и это придало огромное ускорение развитию Лулео, города с населением 46 000 человек. Десятки новых IT-предприятий "поселяются" в промышленном парке на окраине города. В порту строится пятизвездочный отель, а в центре Лулео открываются роскошные рестораны.

Скандинавы уже мечтают об арктической Силиконовой долине, с парками серверов и интернет-стартапами. В финском городке Хамина с населением 21 000 человек свой новый информационный центр построила компания Google. Исландия же заманивает интернет-гигантов дешевой электроэнергией за счет использования подземного тепла. В 2014 г. "остров вулканов" соединит с Лондоном и Нью-Йорком электронный хайвей. Тем временем город Оулу на севере Финляндии собирается построить высокотехнологичный городской квартал на 20 000 человек, где будет "умное" электричество, дома, сами экономящие электроэнергию, и большое количество зелени.


Топливо из водорослей и сила волн/Фрей, Норвегия/Кук-Инлет, Аляска (США)

Государства, расположенные на побережье Северного Ледовитого океана, постепенно осознают, какие ценные ресурсы, кроме нефти и газа, дарит им природа. Например, водоросли. Растения длиной в несколько метров в больших количествах произрастают и в холодных водах. Раньше жители побережья собирали их, сушили и применяли для набивки матрасов.

Пел Бакен намерен использовать эти растения в гораздо больших масштабах, создав стартап, компанию Seaweed Energy Solutions. Она будет выращивать водоросли в промышленных количествах и продавать их тоннами производителям биотоплива и биопластмасс. "Водоросли - совершенное сырье, - уверяет Пел Бакен, - они растут быстрее, чем сахарный тростник и кукуруза, и не нуждаются ни в поливе, ни в удобрениях".

Начав с небольшой фермы на острове Фрей, Пел Бакен хочет довести производство водорослей до 100 000 тонн к 2017 г. Позднее это должны быть миллионы тонн. <...>

В бухте Кук-Инлет, на Аляске, скоро начнет действовать морская электростанция, которая будет использовать для выработки электроэнергии силу морских приливов. Конструкция, напоминающая набор маленьких ветрогенераторов, установленных под водой, должна снабжать током 2300 домохозяйств - такую цель ставит перед собой осуществляющий этот проект американский стартап Ocean Renewable Power.

В огромный потенциал подобной техники верит даже американское Министерство энергетики. Только на Аляске, по мнению ведомства, приливные и ветряные электростанции могут производить 850 тетраватт/часов, если использовать для этого все подходящие места на море. Это была бы четверть всего потребляемого в США электричества. Еще больше экологически чистой электроэнергии можно получить на Аляске от использования ветра. Например, на севере Швеции, в Питео, создается крупнейший в Европе ветропарк Markbygden. Его 1101 турбина должна достичь мощности 4000 мегаватт - такую мощность вырабатывают четыре электростанции, работающие на буром угле. Первые 48 турбин, каждая высотой в 200 м, должны начать работу в конце этого года. Турбины производит компания Svevind, имеющая многомиллиардный совместный проект с немецкой фирмой Enercon, строящей ветрогенераторы.

Но есть и те, кто выступает против "зеленой энергетической революции" в Арктике. Местные оленеводы обвиняют предпринимателей в том, что те наносят ущерб их пастбищам, и опасаются "ветрякового колониализма". Протесты смолкли лишь после того, как Svevind пообещала выплатить компенсации. Северный ветропарк будет производить 8% электроэнергии, потребляемой в Швеции.

Возможно даже, что "зеленая энергия" станет экспортным хитом. В это верит Международная финансовая корпорация, "дочка" Всемирного банка. Она разработала проект Rustec - аналог проекта "Электроэнергия из пустыни" Desertec. Перспектива: десятки ветропарков, созданных под Мурманском, будут производить столько энергии, сколько ее производят несколько АЭС, и поставлять ее в разные страны, включая Германию. Возможности реализации такой идеи сейчас изучаются. <...>

Исследователи хотят получить возможность разработки еще одного источника энергии с морского дна - метангидрата. У японского побережья исследователям впервые удалось "докопаться" до такого месторождения на глубине 1000 м. США, Канада и Норвегия уже разрабатывают технологии добычи газа из метангидрата. Перспективы огромны: по оценке геологов из американского Министерства внутренних дел, доступного для разработки метанового льда достаточно, чтобы обеспечить потребности в газе для всего человечества более чем на сто лет вперед.

Идет ли речь о газе или "зеленой энергии", ясно одно: в мире существует множество энергетических проектов, способных изменить ландшафт Севера. Пока еще вдоль берегов канадской Баффиновой Земли проплывают киты, айсберги величественно движутся перед побережьем Гренландии, а орланы-белохвосты гнездятся на островах Норвегии. Но норвежец Торлейф Торлейфссон задается вопросом: а не будет ли это поколение последним, видящим все эти чудеса? <...>


Новые торговые пути/Арктический океан

Это был сумасшедший план, и все же весной 2010 г. Торлейфссон вместе с двумя друзьями решил на небольшом тримаране обойти вокруг Северного полюса. Торлейф знал, что арктические льды отступают, но то, что он увидел, поразило даже его. "Вода была чистой ото льда до самого горизонта, - вспоминает он, - мы плыли через арктическую пустыню". Путешественникам удалось всего за 80 дней обойти по кругу Северный Ледовитый океан, хотя раньше людям, предпринимавшим подобные попытки, требовались для этого годы.

Северный Ледовитый океан - самый маленький океан мира, но до сих пор он не объединял, а разделял прибрежные страны. Теперь ситуация меняется. Начинается эра морской торговли в этом регионе. На Севере, иронизируют некоторые, скоро будут жить так же, как живут страны Средиземноморья.

Но если развитие пойдет по плохому сценарию, это будет мертвое море.

Северный морской путь, Арктика, полезные ископаемые