$ 77.73
 85.74
£ 94.58
¥ 71.40
 80.72
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
рынки

Страна пьет нелегально

250 млн литров палёной водки пьет 20 млн россиян. Фото: ТАСС 250 млн литров палёной водки пьет 20 млн россиян. Фото: ТАСС

Аресты «паленого» алкоголя проводятся по всей стране много лет. Небольшие штрафы, изъятие алкоголя и оборудования ситуацию не меняют. Как и кому производители фармспирта продают свою продукцию и почему эта история никак не заканчивается, разбиралась «Ко».

Аресты нелегального алкоголя, рейды по подпольным заводам и точкам сбыта случаются регулярно, и кажется, что у нас объявлена настоящая война бутлегерству, как в США в 20-е годы прошлого века во времена сухого закона. Но вся эта война с нашими бутлегерами на деле — какая-то не настоящая.

Нелегальная водка и дело Голосной

В России, как известно, существует госмонополия на производство спирта. На долю государственного Росспиртпрома приходится 95 % пищевого спирта, который производится на 35 заводах. Кстати, в 2007 году спирт производили 135 заводов, однако после введения ЕГАИС, а также роста акцизов и НДС на водку большинство предприятий обанкротились. Часть из них рынок не покинули, а стали делать медицинский спирт, который не регулирует Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование, РАР), а регулирует Минздрав РФ. Медицинский спирт, или фармацевтическая субстанция этанол крепостью 95 %, не регистрируется ЕГАИС. РАР считает, что именно из этого сырья производится нелегальный алкоголь. Тот самый, что продается в нелегальной рознице по 100–110 руб. за пол-литра.

Рынок легальной водки в России составляет около 750 млн литров в год, нелегальной — 250 млн, подсчитал Центр исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА). Десять-двенадцать лет назад водки выпивалось больше — почти 2 млрд литров в год. Это была и легальная и подпольная продукция, вся, которая в те годы продавалась в рознице и стоила 50–60 руб. за пол-литра. Рост акцизов и НДС (в водке на их долю приходится 60% стоимости) привел к тому, что к 2014 году водка в легальной рознице подорожала в 4,5 раза, ее минимальная цена составила 215 руб. за пол-литра. Не все потребители оказались готовы платить, и недобросовестные производители предложили им новое меню. Около миллиарда литров водки был замещено различными крепкими суррогатами — самогоном, аптечными настойками типа прославленного «боярышника», спиртосодержащими жидкостями для чистки ванн и унитазов и прочими «продуктами».

Нелегальный алкоголь, или «палёную» водку (те самые 250 млн литров в год, как подсчитал ЦИФРРА), стали продавать с рук, в магазинах и кафе, которые не подключены к ЕГАИС и не имеют лицензии на продажу алкоголя. Таких точек сотни тысяч по всей стране. Водка стоит там вдвое дешевле, чем у продавцов с лицензией. При покупке паспорт не спрашивают — продают даже детям. По подсчетам Ко, для производства нелегального алкоголя нужно около110 млн литров нелегального или медицинского спирта. РАР же за десять месяцев текущего года конфисковала всего 440 тысяч литров этилового спирта. Это означает лишь одно: у производителей «палёнки» недостатка в сырье не будет.

Уже несколько лет между ведомствами идет борьба за то, чтобы отдать государственное регулирование медицинского спирта Росалкогольрегулированию и Росспиртпрому. Однако череда скандалов с действующими и бывшими сотрудниками РАР, помимо прочих тормозящих факторов, негативным образом сказывается на этом процессе. До сих пор на слуху история с компанией «Статус Групп», принадлежащей экс-главе РАР Игорю Чуяну. В 2015 году в одночасье «Статус Групп» стала лидером российского водочного рынка и обошла по объему продаж компании Roust Рустама Тарико и «Синергия» (теперь — Beluga Group) Александра Мечетина. Впрочем, сейчас Игорь Чуян в международном розыске, а «Статус Групп» — банкрот. Не обошли стороной скандалы и нынешнего главу РАР Игоря Алёшина, на рынке еще помнят фруктовое вино «Кавказ».

Тем не менее в начале октября законопроект о регулировании медицинского спирта был принят в Госдуме в первом чтении. Когда закон вступит в силу, оборот этилового спирта и лекарственных средств, содержащих его, будет также отслеживаться в системе ЕГАИС. «По мере внедрения системы ЕГАИС в оптовых организациях, торгующих фармацевтической субстанцией, данную проблему удастся устранить», — утверждает пресс-служба РАР.

Впрочем, существует опасение, что скандал с другим уголовным делом — против заместителя РАР Ирины Голосной — может помешать прохождению закона, считает глава ЦИФРРА Вадим Дробиз. По версии следствия, Голосная помогла пивной компании ООО «Альфа Групп» недоплатить налоги на пиво на 58 млн руб., разрешив опломбировать оборудование для фиксации и передачи данных об объемах производства в ЕГАИС. По данным защиты Голосной, это оборудование не соответствовало стандартам и поэтому было апломбировано. В настоящее время Ирина Голосная освобождена из-под ареста в СИЗО, уволена из РАР, но судьба ее уголовного дела не ясна: прокуратура его закрыла, но Следственный комитет настаивает на продолжении следствия.

Как медицинский спирт оказывается у бутлегеров?

Кто производит этот медицинский спирт и как он оказывается у нелегальных перевозчиков-производителей?

Компания «Фарммед» работает во Владикавказе, в Северной Осетии. Это микропредприятие с выручкой в 91 млн руб. Заместитель гендиректора ООО «Фарммед» по общим вопросам Ирина Салафунтиди говорит Ко, что этиловый спирт компания продает только оптовым аптечным складам и больше никому. Как этот спирт попадает в руки бутлегеров, она не знает. Но компанию беспокоит эта ситуация, и она неоднократно обращалась в РАР и полицию с требованием провести расследование и остановить нелегальный оборот этилового спирта, выпускаемого «Фарммед». Ответов она не получила. При этом, сколько фармсубстанции производит «Фарммед» и какие аптечные склады больше всего закупают этот спирт, в компании не раскрывают — «коммерческая тайна». Данные по объемам произведенного спирта компания подает в РАР. Но РАР не контролирует оптовые аптечные склады.

алкогольный рынок

ООО «Константа-Фарм М» — лидер в области поставки фармакопейного этилового спирта, как сама себя определяет компания, с выручкой в 526 млн руб. Ее этанол закупают аптеки, в том числе ФГУП «Межбольничная Аптека» Управления делами Президента РФ, также «Областное Мурманское Бюро Судебно-Медицинской Экспертизы», больницы. Представитель «Константы» Алена (она назвала себя гендиректором, но гендиректор компании — Андрей Криушин. — Примеч. ред.) рассказала Ко, что интернет-продавцы копируют их этикетку и продают спирт в интернете «неизвестно кому, что наносит ущерб репутации».

Действительно, спирт «Константы» через сайт компании «Этил-Спирт» покупают физлица и, возможно, владельцы подпольных заводов для изготовления настоек и другого алкоголя. Литр водки из спирта «Альфа» можно сделать за 90 руб., если разводить спирт из расчета 1 к 2. Десятилитровая канистра спирта продается за 2200 руб. Водка из «Альфы» выходит вдвое дешевле, чем в нелегальной рознице, где пол-литра продается за 110–110 руб. При этом в исходных данных о компании «Этил-Спирт» не указаны правовая форма, ИНН и другие коды. Ко не нашел ее и в ЕГРЮЛ, и, кто через нее торгует, неизвестно, хотя сама компания называет себя «представителем нескольких заводов», что позволяет ей держать цены ниже. Такая деятельность и называется нелегальным оборотом алкоголя, так как в России, согласно ФЗ № 171 «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», запрещено продавать этиловый или медицинский спирт для производства алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции. С «Этил-Спирт» связаться не удалось.

Между тем в 2014 году «Константа» поставляла этиловый спирт «Ликеро-водочному заводу "ОША"» из Омска, и «Альянсспирту», о чем свидетельствуют материалы арбитражного дела. А в 2016 году РАР по ЦФО обнаружило у ООО «Константа-Фарм М» производство спиртосодержащей продукции без лицензии в Волоколамском районе в селе Осташево.

Сегодня этот завод в Осташево делает безалкогольные напитки и принадлежит Александру Быковскому, сооснователю «Всероссийского объединения болельщиков», бывшему основному владельцу «Константа-Фарм М». А основным владельцем «Константа-Фарм М» с марта стала Галина Холопцова (75 %), 25 % у Алексея Иванова, по данным «Контур.Фокус».

ПАО «Брынцалов-А» — еще один игрок на рынке медицинского спирта. У компании есть завод в подмосковном Электрогорске. Фирма принадлежит Алексею Брынцалову через Bryntsalov Pharmaceutics Inc. Алексей — сын известного в 90-х бизнесмена Владимира Брынцалова. Выручка ПАО в прошлом году составила 1 млрд руб. У Владимира Брынцалова кроме фармацевтической компании был «Таманский вино-коньячный комбинат», куда поставлялся этот медицинский спирт. Комбинат был закрыт в 2016 году по требованию Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка в ЦФО, так как он не представлял деклараций об объемах производства и использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в 2010 году, как следует из материалов арбитражного суда. В 1996 году Брынцалов-старший также подозревался в производстве инсулина из непроверенного сырья, а в 2007 году — обвинялся в производстве фальсифицированных лекарств. Брынцаловы не стали комментировать ситуацию.

Медицинский спирт производства ПАО «Брынцалов-А» можно свободно покупать в интернете. Так, например, на сайте «Спирт-Мед». Компания берет на себя доставку спирта. Довольные покупатели оставляют отзывы. На вопрос Ко, где «Спирт-Мед» берет спирт, менеджер ответил, что закупает напрямую у производителей — у «Брынцалов-А», «Кемеровской фармацевтической фабрики». В ЕГРЮЛ компании «Спирт-Мед» нам найти не удалось, это означает, что компания ведет свою деятельность нелегально и не платит налоги.

Глава Союза производителей алкогольной продукции Игорь Косарев отказался обсуждать вопрос, как медицинский спирт оказывается у бутлегеров.

Стоит отметить, что 95-процентный медицинский спирт исчез и из больниц около 15 лет назад, рассказали Ко в Российском научном центре хирургии имени академика Б.В. Петровского РАМН и в одном из стационаров г. Набережные Челны. Этот медспирт использовали для обработки рук, а также кожи при инъекциях. Сейчас для этих целей используют другие препараты. А спирт в основном держат в больничных аптечках в объеме 100 миллилитров. По данным DSM Group, объем аптечных лекарственных препаратов с содержанием 95 % медицинского спирта за последние шесть лет резко сократился — с 5,7 млн упаковок в 2013 году до 596 тысяч в прошлом году — и вырос в больницах — с 14,9 тысяч упаковок в 2013 году до 22,9 тысяч. Эта статистика говорит, что люди стали меньше пить «Боярышник» и другие спиртосодержащие растворы, переключившись на нелегальный алкоголь.

В помощь бедным россиянам

Почему нелегальный алкоголь не удается победить? Ответ очевиден — легальный далеко не всем по карману. Именно по этой причине государство не спешит проявлять волю, руководствуясь, видимо, представлениями о своей социальной функции. «Сегодня эти 250 млн литров нелегальной водки пьют 20 млн потребителей с зарплатами на уровне прожиточного минимума. У них нет денег на нормальную водку, поэтому они пили, пьют и будут пить нелегальную», — говорит Дробиз. Сегодня нелегальная водка производится из хорошего сырья, добавляет эксперт. Если лишить подпольные водочные заводы медицинского спирта, они начнут сами гнать спирт. О качестве и безопасности здесь уже говорить не придется.