Top.Mail.Ru
lifestyle

Цифровые меценаты

Фото: Государственный Эрмитаж Фото: Государственный Эрмитаж

Первый в России выпуск NFT-токенов на произведения искусства оказался востребованным — цифровых активов из коллекции Эрмитажа в свободной продаже уже не осталось. Как эксперты оценивают перспективы арт-токенов и красят ли Венеру ЦФА, разбиралась «Компания».  

Дефицитное искусство

В свободной продаже не осталось токенов на фрески мастерской Рафаэля из собрания Государственного Эрмитажа. Все они или выкуплены, или забронированы и ожидают оплаты. Об этом корреспонденту «Компании» сообщили в «Интерросе», который в конце 2023 года совместно с платформой «Атомайз» и Эрмитажем запустил пилотный проект по выпуску токенов на произведения искусства. 

Это первые в России NFT-токены, которые выпущены в полном соответствии с законом «О цифровых финансовых активах». Новый инструмент в художественной среде уже назвали арт-токеном, предоставляющим инвесторам права денежного требования и пользования объектом интеллектуальной собственности, а также позволяющим внести вклад в сохранение культурного наследия. 

По словам гендиректора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского, «арт-токен — это новый вид художественной публикации, цифровая репродукция». Он назвал ее уникальной вдвойне: во-первых, потому что она закрепляет права только за приобретателем и музеем, а во-вторых, фиксирует уникальное, более не существующее состояние картины, в ходе реставрации. 

«По сути, мы предлагаем инвесторам срез с процесса реставрационной работы», — отметил Пиотровский. В «Интерросе» также подчеркнули, что хотят привлечь внимание к реставрации как к отдельной сфере искусства. 

Уникальная копия

Совместный проект «Интерроса», Эрмитажа и «Атомайза» был представлен в прошлом сентябре на полях Восточного экономического форума. 

Для пилотного выпуска финансовых активов по проекту «Цифровое искусство» выбрали фрески «Венера и Амур на дельфинах», «Венера и Адонис» и «Венера, вынимающая занозу» — всемирно известные произведения живописи из мастерской Рафаэля. Цифровые активы можно было приобрести единым лотом либо отдельными элементами.

В январе подведены итоги пилотного проекта, созданного без участия зарубежных блокчейн-платформ и криптобирж. Они следующие: арт-токены фрески «Венера и Амур на дельфинах» перешли к российским частным покупателям еще во время работы ВЭФ. Обладателями цифровой версии фрески «Венера, вынимающая занозу» стали представители южнокорейской арт-группы FLUR DYC. Еще один шедевр остался в распоряжении Эрмитажа, но он также вышел из свободной продажи — 20 невозвратных токенов по фреске «Венера и Адонис» для передачи в дар музею выкупил глава «Интерроса» Владимир Потанин.

Вырученные за счет продажи токенов средства в размере свыше 4,5 миллиона рублей музей, как и было задумано при создании проекта, планирует потратить на реставрацию других шедевров. На этот раз речь пойдет о реставрации картины «Венера и Амур», созданной немецким живописцем Лукасом Кранахом Старшим. 

Токенизация сокровищ

В компании «Атомайз» уверены, что выпуск арт-токенов ознаменовал появление нового направления на рынке цифровых услуг. 

«Проект сформировал новую нишу на рынке цифровых прав, которая уже привлекла первых инвесторов. Создана легитимная и понятная основа для токенизации признанных произведений искусства. Благодаря таким проектам музеи будут находить средства на реставрацию хранящихся в них шедевров и привлекать к искусству новую аудиторию», — подчеркнул гендиректор компании «Атомайз» Алексей Илясов.

Выпуск токенов на произведения искусства наряду с эндаументами может стать новым эффективным инструментом для вовлечения граждан в поддержку и сохранение музейного наследия — такой точки зрения придерживается заведующий кафедрой истории искусств и гуманитарных наук РГПХУ им. С. Г.Строганова, член-корреспондент Российской академии художеств Кирилл Гаврилин. По его мнению, развитие рынка арт-токенов будет также способствовать популяризации собраний сотен российских музеев.

Если приобретение токенов рассматривается исключительно как вложение средств, то «вы рискуете, как любой игрок на рынке, можете потерять деньги, а можете и заработать», — отмечает в интервью «Компании» искусствовед Инна Пуликова. При этом при выкупе токенов Эрмитажа или другого музея с мировым значением инвесторы получают в свое распоряжение не только материальные ценности, но и становятся партнером, спонсором, меценатом крупнейших хранилищ культурных ценнностей. «Мне кажется, покупатель этих токенов рассматривает даже не столько как вложение денежных средств, а как вариант еще одной поддержки музея, выражения своего уважения», — говорит Инна Пуликова.

Генеральный директор аукциона русского искусства Artsale.info  Константин Бабулин в причинах покупки арт-токенов в первую очередь видит «желание спонсировать музей».

Ради будущего искусства и технологий

По оценкам экспертов, общая капитализация рынка NFT по итогу 2023-го оценивалась в $1,6 млрд. При этом обороты в течение года существенно колебались. По словам вице-президента по развитию и регулированию рынка РАКИБ Валерия Петрова, статистика говорит о том, что операции с NFT востребованы, однако хайп, который мы видели в 2022 году, спал, и постепенно новые активы становятся интересны ограниченному числу профессиональных инвесторов, что доказывает и кейс Эрмитажа.

«Для России это очень важный прецедент, который показал, во-первых, технологическую возможность проведения легальных операций с NFT-активами в нашей стране. Во-вторых, продемонстрировал возможности платформы “Атомайз” по реализации такого типа проектов. Очевидно, что компании не составит труда провести выпуск ЦФА на различных блокчейнах в зависимости от целей эмиссии», — говорит Валерий Петров.

По его словам, время покажет, насколько обоснованными и интересными для инвесторов с точки зрения роста капитализации были вложения в NFT Эрмитажа. 

«Но, без сомнения, сами средства, вырученные от продажи токенов, уже пошли на пользу РФ и российскому искусству и стали локомотивом популяризации как произведений искусства в Эрмитаже, так и новых финансовых технологий», — уверен Петров.