$ 73.75
 86.94
£ 96.21
¥ 69.60
 80.79
GOLD 2035.12
РТС 1271.43
DJIA 27433.48
NASDAQ 11010.98
рынки

Airbnb здесь не место

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

«Народный» туризм, двигателем которого выступают сервисы, подобные Airbnb, набирает популярность после пандемии. Весеннее падение заказов (на 90%) компенсируется ростом, превышающим прошлогодние показатели. Людей привлекает приемлемая цена и возможность сохранять социальную дистанцию на отдыхе. Минимум контактов, отсутствие персонала и других гостей стали очередными преимуществами онлайн-платформ. Неожиданно цифровой сервис, который ранее переживал обвинения в мошенничествах, вечеринках со смертельным исходом и торговле людьми, снова выплыл и полон задора провести долгожданное IPO.

В США с 17 мая по 6 июня 2020 года — в самый разгар пандемии — число бронирований на платформе превысило цифры 2019 года. «Суперхосты» говорят о 50-процентном росте. 8 июля сервис зарегистрировал более миллиона бронирований по всему миру со стартом аренды после 7-го августа.

Одновременно власти мегаполисов усилили наступление на сервисы краткосрочной аренды. Париж, Амстердам, Лондон, Сан-Франциско, Мадрид, а теперь и Будапешт объявили войну Airbnb. Чиновники уверены, что ограничения спасут гостиничную индустрию, сильно пострадавшую от коронавируса, а также остановят рост цен на недвижимость.

В середине июля в Венгрии принят закон, наделяющий муниципалитеты полномочиями ограничивать срок, на который квартиры можно сдавать по модели Airbnb.

Будапешт — одно из самых популярных европейских направлений для отдыха на выходных. Дешевые авиабилеты от Ryanair и Easyjet и свыше 10 000 предложений для краткосрочной аренды квартир в «квартале вечеринок», бывшем еврейском гетто, сделали город с населением 1,7 млн человек «чересчур туристическим».

Colliers International помещает его в число европейских лидеров по доле Airbnb на рынке аренды недвижимости — в 2018 году она достигла 20 %. Есть еще сервис Vrbo, но его показатели гораздо более скромные: 300 объектов в Будапеште.

С одной стороны, привлечение большого числа туристов дало импульс для ресторанной и барной индустрии, стимулировало восстановление ветхих зданий и благоустройство. С другой — обернулось тем, что многоквартирные дома в центре превратились в мини-отели, в которых располагаются туристы, не считающиеся с интересами местных жителей. Впрочем, венгров в Будапеште становится все меньше: долгосрочная аренда жилья в самых привлекательных районах стала недоступной даже представителям среднего класса, так как квартира площадью 50 кв. м подорожала на 35–75 евро в сутки — цены сравнялись с венскими. Аналитики Knight Frank считают, что по динамике роста цен на недвижимость Будапешт вышел на второе место среди 150 крупнейших городов мира.

Для борьбы с угрозой венгерское правительство решило воспользоваться опытом других европейских стран. Пикантности венгерскому кейсу добавляет то, что бенефициаром ограничений в отношении Airbnb должна стать гостиничная индустрия, активными инвесторами которой выступают семья и близкие премьер-министра страны Виктора Орбана.

Одним из первых попытался отрегулировать работу онлайн-сервисов краткосрочной аренды Берлин, также страдающий от чрезмерного наплыва туристов. В 2016 году город полностью запретил сдавать жилье по модели Airbnb: вместе с гостями всегда должен был находиться и сам владелец. Это привело к тому, что туристический поток стал падать слишком быстро. В ответ власти пошли на уступки и по специальному разрешению позволяют сдавать квартиры на короткий срок, при этом число объектов ограничено двумя, а срок сдачи — 90 днями.

Париж — второй по величине рынок для Airbnb после США. На платформе размещены свыше 65 тыс. объектов недвижимости. В феврале 2019 года мэрия подала в суд на Airbnb, требуя с компании 14 млн долларов из-за тысячи нелегальных объявлений. Закон ограничивает срок кратковременной аренды 120 днями, но собственники жилья не соблюдали требования и продолжали сдавать жилье туристам через платформу. Однако суд отклонил иск. Череда споров привела к тому, что Высший европейский суд признал Airbnb информационным сервисом, который, в отличие от Uber, не определяет плату для клиента и позволяет ему выбирать «поставщика».

Самые жесткие меры в отношении онлайн-платформ действуют на территории Испании. На острове Пальма-де-Майорка туристы могут поселиться исключительно в отдельно стоящих таунхаусах, владельцы которых имеют определенную лицензию. В многоквартирных домах кратковременная аренда запрещена, так же как на части Ибицы и Канарских островов.

В Амстердаме, который воюет с Airbnb около пяти лет, вводились постепенные ограничения. В 2017 году владельцам недвижимости разрешили сдавать ее с помощью платформы не более чем на 90 дней, потом уменьшили срок до одного месяца. С 1 июля этого года легально арендовать квартиру в нескольких центральных районах города через сервис невозможно. За это решение высказались 75 % горожан. Если недвижимость расположена в других районах, владелец может провести сделку (разместив не более четырех человек в квартире), но обязан уведомить о ней муниципалитет. Сегодня 1 из каждых 15 домов города доступен для онлайн-аренды.

В Лиссабоне власти пытаются найти баланс между интересами туристической отрасли и благополучием местных жителей. Для собственников, которые сдают квартиру на короткий срок, вводятся ограничения по длительности. Те, кто сдает недвижимость на долгий срок местным жителям, могут претендовать на доплаты из бюджета.

В 2019 году десять городов написали открытое письмо в Европейскую комиссию с целью добиться регулирования деятельности p2p-платформ. Конкретные меры должны найти отражение в законе о цифровых услугах, который сейчас разрабатывается в ЕС. Airbnb, Booking.com, Expedia Group и TripAdvisor, в свою очередь, заявили о желании развивать рынок с оглядкой на интересы местных комьюнити и анонсировали готовность делиться информацией о сделках и клиентах.

Бизнес Airbnb начинался в 2008 году с того, что Брайан Чески (сейчас гендиректор компании) сдавал в аренду надувные матрасы в своей квартире в Сан-Франциско.

Созданная им онлайн-платформа стала одним из ярких примеров sharing economy. Сегодня на платформе зарегистрировано более 7 млн объектов для аренды, это больше чем суммарный номерной фонд десяти крупнейших гостиничных сетей мира.

Популярность сервиса можно объяснить тем, что легально управлять отелем — сложно и дорого, а сфотографировать свою квартиру и заполнить онлайн-профиль — нет. Компанию обвиняли в том, что она разрушает гостиничный рынок и способствует уходу собственников недвижимости от уплаты налогов. Основатели оправдывались: мы больше похожи на Facebook, чем на Marriott: мы всего лишь «платформа», где регистрируются гости и хозяева, а не поставщики жилья.

прочитать весь текст
Airbnb всячески пытается продемонстрировать свою лояльность: компания объявила об инвестициях 150 млн долларов в инициативы по обеспечению безопасности, в том числе — круглосуточные горячие линии для недовольных соседей и предоставление детекторов шума. Топ-менеджмент пообещал проверить все 7 млн объектов недвижимости к декабрю 2020 года.

Все ради того, чтобы вернуть доверие пользователей и инвесторов. Airbnb — один из пяти крупнейших «единорогов», которые могут разместить акции на бирже. В октябре прошлого года пресса и аналитики обсуждали банкротство Thomas Cook, которое считалось наглядной иллюстрацией революции, произошедшей в тревел-индустрии. Размещение акций Airbnb в момент, когда успех бизнес-модели был очевиден, казалось наиболее вероятным, компанию при этом оценивали в 31 млрд долларов.

IPO было намечено на март 2020 года, но пандемия скорректировала планы и поставила вопрос о том, насколько стабилен сам рынок в период, когда режим изоляции то уходит, то возвращается. Airbnb сократила расходы, привлекла 1 млрд долларов «чрезвычайного финансирования» (под 10 % годовых) и уволила четверть своего персонала (почти 2000 человек).

По мнению аналитиков, для биржевого дебюта время не самое благоприятное: сегмент путешествий наиболее пострадал от коронавируса и карантина, что может остановить потенциальных инвесторов. «Сейчас для Airbnb не самые лучшие времена, — считает инвестиционный банкир Евгений Коган. — В период пандемии p2p-сервисы аренды жилья очень сильно упали, и сейчас у них рисков больше, чем просто негативное отношение городских властей. Дело в том, что они стали очень серьезно конкурировать с компаниями типа Google или Amazon, которые в ответ удорожают трафик Airbnb и подобных ему сервисов».

Однако не стоит забывать, что фондовый рынок переживает бум, вопреки явной безработице и прогнозируемой рецессии. Особенным ажиотажем пользуются бумаги технологических компаний.

«Вопрос в том, какую цену сейчас готов заплатить рынок и на какую согласятся владельцы компании, включая и инвесторов, вложивших в нее 6,6 млра долларов, — говорит аналитик ГК "ФИНАМ" Леонид Делицын. — Некоторые исследователи утверждают, что инвесторы сейчас выбирают одного игрока, который им кажется способным обновить индустрию, и вкладывают в этого игрока столько средств, сколько требуется, чтобы отобрать долю рынка у старожилов. Airbnb — как раз такой игрок, и вряд ли инвесторы согласятся продать его дешево. Примет ли фондовый рынок акции по высокой оценке сейчас, когда стоимость акций американского хайтека (да и российского "Яндекса", к примеру) ставит рекорды? С моей точки зрения — нет, поскольку еще не отыграна идея заработать на ИТ-гигантах, которые гораздо устойчивее».

«Пока на глазах растут Amazon, Apple и Microsoft, мало кто будет спешить с вложениями в тревел-индустрию, даже и в онлайне».

Леонид Делицын
Тем более что опыт Uber и Facebook говорит о том, что в течение многих месяцев после IPO стоимость акций может падать, прежде чем пойдет в рост. Чтобы рынок начал снова ждать Airbnb, нужно, чтобы сформировалось общее ощущение, что на ИТ-гигантах уже не заработаешь и необходимо идти на более высокие риски.

Партнер LETA Capital Сергей Топоров уверен, что Airbnb будет вынуждена, как крупный, уже системообразующий игрок, балансировать между запросами путешественников (база которых, по сути, на сегодняшний день — основной рычаг компании и лояльность которых компания удерживает в первую очередь), возвращать доверие хостов и при этом как минимум поддерживать вид социально ответственной компании.

«Конечно, проще всего сказать, что сейчас рынок в упадке, бизнес-модель вдолгую себя не оправдала и оказалась неустойчивой к кризисам (хотя к таким кризисам мало кто готовится), — подчеркивает Сергей Топоров, — но я бы вспомнил, что в бизнес-модель Airbnb мало кто верил с самого начала, что не помешало им стать одним из самых популярных в мире сервисов. Так что, может, и тут выкрутятся и покажут всему миру, кто прав».

По итогам 2019 года компания показала убыток в 674 млн долларов. В феврале, когда над миром уже появилась заря коронавируса, Брайан Чески заявил, что Airbnb добьется успеха, «независимо от экономики».