GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Бизнес в России боится укрупняться

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Последние пять лет бизнес пребывает в зоне турбулентности. Причем трясет всех, от мала до велика. Одни закрывают филиалы в городах, другие вынуждены сокращать одного кассира в кофейне, потому что держать двух становится неподъемно. С одной стороны, в 2020 году правительство показало свою щедрость и оказало помощь отраслям, пострадавшим от пандемии. С другой — многие компании из этих отраслей не смогли ее получить, а регуляторные механизмы пока работают против бизнеса и иногда применяют к нему удушающие приемы. Павел Ковшаров, основатель и гендиректор сети семейных парков развлечений «Zамания», в колонке для журнала «Компания» объясняет, почему понятия малого и среднего бизнеса критически нуждаются в пересмотре.

Проблемы роста

Последние годы количество средних предприятий в России стабильно снижается, в принципе, как и малых. Если в марте 2017 года их количество составляло 20 535, то к 2021 году оно сократилось до 17 699. По статистике, лишь 8% предприятий имеют шанс вырасти из малых в средние.

При этом огромными темпами растет количество самозанятых. Чиновники радуются — самозанятые почему-то включены в категорию малого бизнеса, и увеличение их числа — ключевой показатель эффективности для госаппарата. При этом бизнес прекрасно осознает, что большая часть этого «прироста» — это вынужденная мера бизнеса по сокращению налогового бремени. Другими словами, сегодняшние самозанятые — это бывшие или новые сотрудники компаний. Много индивидуальных предпринимателей также перешли на самозанятость, чтобы снизить налог и упростить отчетность. Это различные консультанты, юристы, коучи и другие специалисты.

Масштабирование бизнеса вообще становится достаточно больной темой в стране. И проблема кроется в нормативной базе. На сегодняшний день, чтобы называться малым предприятием, необходимо иметь в штате не более 100 человек и выручку, не превышающую 800 млн рублей. Средние предприятия не могут иметь более 250 сотрудников и выручку более 2 млрд рублей. Все компании, у которых показатели численности и дохода выше, автоматически попадают под критерии крупного бизнеса.

И вроде все хорошо, но предприниматели боятся понятия «крупный бизнес» как огня: переходя в категорию крупных, они лишаются привилегий и послаблений, доступных предприятиям из реестра МСП. Одна из главных потерь — это УСН, позволяющая существенно снижать налоговую нагрузку. Вторая серьезная потеря — это сниженный налог социального страхования с 30% до 15% (с суммы, превышающей МРОТ), который доступен только компаниям из реестра МСП. Таким образом, получается, что как только бизнес осмелился развиться и масштабироваться, переход на общую систему налогообложения сразу же его давит. Все это приводит к тому, что компании, достигающие численности в 250 человек или выручки более 2 млрд рублей, перестают активно развиваться и встречаются с так называемым «стеклянным потолком». У них есть бизнес-процессы, обученный персонал, все настроено и работает, но бизнес перестает быть инвестиционно привлекательным.

Для наглядности приведу пример. Небольшая сетка из 2–3 ресторанов или даже один отель уже считаются крупным бизнесом наравне с промышленными и градообразующими предприятиями, но их сравнение нелогично и неправомерно. Несколько ресторанов не могут выдержать то же налоговое бремя, что и большой завод с тысячей сотрудников. Более того, большие предприятия имеют возможность получения длинных недорогих кредитов, в том числе и в рамках специальных программ Минпромторга, которые позволяют взять кредит под 1%. И это просто замечательно, что Министерство промышленности и торговли создало такие возможности для развития бизнеса. Но средние предприятия попадают в заведомо неконкурентную среду.

Поиск путей

Столкнувшись с повышением налоговой нагрузки, большинство компаний перестает инвестировать в рост, поскольку все съедают новые налоги. Но предприниматели не сдаются и стараются найти новые пути оптимизации налогов, не противоречащие действующему законодательству. В итоге образуется порочный круг: новые схемы оптимизации порождают новые налоговые расследования и штрафы. ФНС тратит деньги налогоплательщиков на суды с ними же, современные и дорогостоящие IT-решения, расширение штата. Таким образом, налогов требуется все больше, а в это время предприниматели изобретают все новые пути выживания. В этой системе образуется огромная возможность для коррупции.

Подобное положение вещей лишает малый и средний бизнес шансов вырасти и масштабироваться, поскольку объективно предприятия, недавно перешедшие в категорию крупных, находятся у постоянного операционного нуля, не имея свободных средств, чтобы вкладывать в дальнейшее развитие. Они просто держатся на плаву.

Несмотря на амбициозные и многообещающие национальные проекты, в нынешних условиях российский бизнес вряд ли сможет повторить успех Hilton или McDonald’s. И дело не в качестве, а в количестве. Открыть 60 000 ресторанов не сможет ни «Теремок», ни «Ростикс», ни им подобные, даже несмотря на то, что у них отличный продукт, талантливые основатели и отлаженные бизнес-процессы. Безусловно, есть и исключения — к примеру, сеть «Додо Пицца». Но, если посмотреть ее бизнес-модель, то это просто отличная франшиза. То есть не одна компания, а сеть из 500 малых предприятий. И только это позволяет им развиваться. Чтобы компания получала прибыль и могла развивать свою сеть, она будет вынуждена увеличивать стоимость товаров и услуг, перенося налоги на конечного потребителя.

Российские компании могло бы спасти привлечение инвестиций, но для этого бизнес должен выглядеть привлекательно. Инвесторы обращают внимание на компании, которые быстро растут и приносят постоянную прибыль, а не на те, которые выживают.

Надежда есть

Чтобы климат в стране улучшился, необходимо обновить критерии малого и среднего бизнеса. Лимит сотрудников для средних компаний должен быть увеличен до 1000–1500 человек, а в человекоемких отраслях — до 3000. Лимиты по выручке для малых предприятий необходимо поднять до отметки в 1,5 млрд, а для средних — до 3 млрд. Таким образом, правительство даст возможность развиться даже одному отелю в сетевой бизнес, при этом сохранив за собой первое время статус среднего предприятия и соответствующие меры поддержки.

Индексация лимитов по выручке, даже на уровень инфляции, не проводилась много лет. Если изменить их хотя бы на уровень инфляции, они увеличатся в 2 раза. Такой пересмотр необходимо привязать к индексу потребительских цен и пересматривать каждые 3 года. В первую очередь необходимо пересмотреть нагрузку на компании в сфере гостеприимства (отели, рестораны, услуги досуга и развлечений). На сегодняшний день это одна из самых человекоемких отраслей, и ее развитие соотносится с национальными проектами по развитию МСП и внутреннего туризма.

Приемлемым уровнем налоговой нагрузки можно считать 6–8% для бизнеса в состоянии покоя. Но если обороты направляются на реинвестирование, то даже этого много. В этом случае необходимо снижать планку до 2–4%. Только так бизнес сможет высвободить средства, чтобы масштабироваться и расти.

Общая выгода

Как только государство пойдет навстречу предпринимательству, обоюдная выгода станет очевидна. Снижение ставки социального страхования, а сейчас для МСП она составляет 15% на сумму, превышающую МРОТ, позволит компаниям обелить заработную плату сотрудников, которые станут более защищенными, а отрасли — более прозрачными.

Компании будут более привлекательны с точки зрения инвестиций. А именно это на совещании 11 марта президент назвал приоритетной задачей. Массовое строительство отелей, парков развлечений, термальных и бальнеологических курортов, ресторанов позволит открыть Россию после пандемии для туристов, а в дальнейшем и закрепить статус одной из наиболее туристически привлекательных стран. Тем более для этого есть все ресурсы — и природные, и человеческие.

Также важно понимание, что по мере роста отрасли увеличатся объем и прозрачность налоговых отчислений. Бизнес в своем большинстве выйдет из тени, и надзорным органам потребуется меньше затрат на контролирующую деятельность.

Сегодня многие предприниматели опасаются выходить в крупный бизнес и развиваться, боясь попасть под пристальное внимание ФНС. Складывается впечатление, что ФНС и предприниматели — главные враги, но так быть не должно. Предприниматели — это «кровь» всего общества, которая создает национальное благосостояние. Сейчас как никогда необходимо развитие предпринимательства, его популяризация, безопасность и поддержка целых отраслей.

В январе этого года бизнес-объединение «Опора России» выступило с предложением ввести переходный налоговый режим в сферах туризма, гостеприимства и общепита. Это решение зрело давно, и инициатива встретила поддержку со стороны ФНС. Пилотный проект будет внедрен в сферу общепита. Не исключено, что в дальнейшем подобная поддержка может быть оказана и другим отраслям, где будут выявляться проблемы развития.

Критично менять парадигму общения между государственными структурами и бизнесом необходимо. Период пандемии коронавируса показал необычайную сплоченность предпринимателей. Они готовы объединяться, создавать ассоциации, которые по-настоящему защищают их интересы, развивают отношения бизнеса и государства. Думаю, не стоит ждать, когда кто-то сделает это за нас, и в каждом регионе сильный предприниматель должен взять такую инициативу на себя.