Top.Mail.Ru
$ 60.53
£ 68.15
¥ 42.02
 61.51
 8.56
Нефть WTI 88.78
GOLD 1711.95
РТС 1044.82
DJIA 29926.94
NASDAQ 11073.31
BTC/USD 20032.00
финансы

Геополитические амбиции рубля

Европейский офис ВТБ в Лондоне. Российские финансовые активы на Западе взяты под стражу. Фото: Richard Baker / Contributor / Getty Images Европейский офис ВТБ в Лондоне. Российские финансовые активы на Западе взяты под стражу. Фото: Richard Baker / Contributor / Getty Images

Шаг за шагом Россию отрезают от возможности использования валют «недружественных» государств. В условиях усиления санкций российские власти форсируют переход к оплате импортно-экспортных поставок в рублях и национальных валютах партнеров. Есть ли у рубля в текущей политической реальности шанс превратиться в полноценную расчетную — и тем более резервную — валюту или это не более чем геополитические мечты?

Многие текущие проблемы в экономике РФ — следствие санкций, введенных против большинства государственных и некоторых крупных частных банков. По мере ужесточения санкций власти РФ также придумывают новые контрмеры, иногда — асимметричные. Так, после того как Сбербанк и ВТБ потеряли свои «дочки» и активы в ЕС, глава ВТБ Андрей Костин предлагал ограничить работу иностранных банков в России. Но власти, напротив, запретили уходить отсюда финансовым группам, которые этого еще не сделали.

Что дал газ за рубли

Подсанкционные российские финансовые организации не могут использовать глобальную систему SWIFT для переводов средств за границу. Исключение сделано для Газпромбанка, через который идут расчеты за поставки газа, в том числе — из ЕС.

С 1 апреля для стран-санкционеров президентским указом установлен порядок оплаты за газ в рублях. Покупатели переводят деньги в иностранной валюте, а затем в Газпромбанке происходит их конвертация на рублевые счета.

Де-факто европейские контрагенты «Газпрома» теперь являются гарантами, что оплата дойдет до адресата. Эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Михаил Зельцер называет решение вынужденным: «Возникал дополнительный риск полной потери экспортной выручки. Оценивать потери от „экспериментов“ нецелесообразно».

Но схему сложно назвать успешной даже в этом сегменте: многие покупатели переориентируются на поставки сжиженного газа или применяют реверсную модель.

А будет ли нефть за рубли?

Мнения экспертов по поводу перспектив оплаты в рублях за энергоносители расходятся. Директор «Центра исследования экономической политики» экономического факультета МГУ Олег Буклемишев не видит перспектив ее распространения на другие статьи российского экспорта. «По нефти и газу — совершенно разные объемы и разные покупатели. Покупатели газа в ЕС, как правило, крупные окологосударственные компании. Надежды, что кто-то даст слабину и заплатит в рублях, оправдались, хотя, вероятно, рассчитывали на куда более впечатляющие результаты, — поясняет он. — Раз это не сработало с газом, то с нефтью тем более не сработает. У нефти покупатели — в основном частные трейдеры, которым проще развернуться и уйти. Так что я бы на их лояльность не рассчитывал».

Михаил Зельцер, напротив, считает, что перевод остальных экспортных потоков на рубли — вопрос времени и адекватности геополитических партнеров. «Например, рассматриваемая тенденция уже усилилась через возможность рефинансирования долга и конвертацию инвалютных займов в рублевые обязательства — долговой рынок трансформируется, на очереди и товарный, — полагает эксперт. — Если страны ЕС и США примут аномальное по своей природе для рынка решение о введении планки цен для отечественной нефти, очевидно, что помимо сокращения физических объемов странам-санкционерам будет уместен и их перевод на рубли за поставляемый баррель».

Одной из самых неожиданных и наиболее болезненных санкций после начала СВО стала заморозка половины активов Банка России — около 300 млрд в долларовом эквиваленте из $643,2 млрд. Эксперты единодушны — эти деньги РФ не увидит никогда, они пойдут на выплату репараций, и, возможно, этой суммой дело не ограничится.

Был прекращен листинг бумаг российских компаний на биржах ЕС и США. Отчасти на делистинге настаивали власти РФ, но так же этому способствовала позиция «недружественных» государств и самих торговых площадок. К примеру, в ЕС было принято решение о делистинге относительно компаний, доля РФ в капитале которых превышает 50%.

27 июня объявлен технический дефолт РФ из-за невозможности погасить евробонды на $100 млн. Средства инвесторов перечислены в рублях в Национальный расчетный депозитарий, который тоже попал под санкции. Минфин отказался признавать вину и посоветовал держателям бумаг обращаться в иностранные расчетно-клиринговые центры, которые не проводят транзакции.

Учитывая долгосрочность наложенных ограничений, все держатели российских госбумаг могут потребовать возврата средств. Их объем оценивается примерно в $63 млрд. «Не получилось одновременно воевать* и делать вид, что сохраняются нормальные финансовые отношения», — комментирует ситуацию Олег Буклемишев, директор «Центра исследования экономической политики» экономического факультета МГУ.

Проблемы у РФ начнутся, если четверть держателей российских бумаг обратятся в суды и потребуют возмещения. В этом случае в обеспечение исков может быть наложен арест на государственное имущество за рубежом или даже собственность и средства подконтрольных РФ частных компаний.

На подачу исков инвесторам отводятся три года. «Впереди вязкий юридический процесс на годы. Правда, суммы для мирового рынка пренебрежительно малы, да и для России не очень важны эти объемы», — поясняет Олег Буклемишев.

Главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах полагает, что проблемы удастся урегули ровать миром: «Порядка 70% долга находятся у российских и квазироссийских институтов, которых вполне устроят рубли. По остальным я бы ожидал программы выкупа через третьи страны. Дефолт, когда есть деньги, и дефолт, когда их нет, — очень разные».

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на Востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (ст. 57 ФЗ «О СМИ»). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

прочитать весь текст

Судьба «русских денег»

Простым россиянам не повезло вдвойне. После начала спецоперации мировые платежные системы отказались обслуживать их карты. Сейчас Visa, MasterCard и прочие западные сервисы работают либо внутри РФ, либо — для граждан с иностранным видом на жительство. Разрекламированная система «МИР» оказалась не слишком надежной альтернативой даже в «комплекте» с китайской Union Pay: невзирая на все усилия по ее продвижению, никто не гарантирует, что оплата за рубежом пройдет.

Российские монетарные власти с началом СВО ввели запрет на обналичку евро и доллара и трансграничные переводы. И хотя в апреле условия по переводам смягчили, снять евро со счетов до сих пор невозможно, а купить в банке наличные разрешено только за счет той валюты, которую сдали другие клиенты.

«Регулятор преследовал цель вылить ушат холодной воды и остановить атаку на банковскую систему. Плюс санкционные запреты ограничили возможность легального ввоза в Россию долларов и евро. Безналичная покупка валюты и переводы сильно ограничивались всего месяца полтора, с российской стороны они практически свободны», — комментирует Антон Табах текущие ограничения.

Доступ к средствам на счетах многих богатых соотечественников, попавших под санкции, заблокировали в «недружественных» странах. У всех на слуху история с миллиардерами Михаилом Фридманом и Петром Авеном, которым нечем стало платить за содержание особняков под Лондоном. Сейчас отечественные миллиардеры судятся, пока безуспешно пытаясь превратить свои теперь виртуальные обратно в живые деньги.

Санкции против граждан и компаний — резидентов РФ — продолжают расширяться. В игре на выживание участвуют как государства, так и частные западные структуры, ориентированные на ESG-повестку.

Специальным постановлением ЕС введен запрет на хранение депозитов более €100 тыс. в одном европейском банке. Депозитарии и банки Европы не продают россиянам ценные бумаги, выпущенные после 12 апреля 2022 года, а финансовые учреждения Евросоюза закрывают доступ гражданам РФ к паям в коллективных инвестиционных фондах.

С начала конфликта на территории Украины с тремя валютами — белорусской, украинской и российской — с оглядкой работают даже криптобиржи. Некоторые площадки только приостановили регистрацию новых участников и отказались от рублевых пар, либо ввели ограничения по суммам. Другие же заблокировали действующие аккаунты и активы клиентов. В частности, американская Coinbase заморозила 25 тыс. кошельков «подсанкционных» россиян после того, как власти США потребовали от криптобирж гарантий, что граждане РФ не смогут обойти наложенные на них ограничения. Большинство бирж придерживаются более нейтральной позиции, особенно те, которые не базируются на территории США или Британии.

Подобным же образом действуют и многие западные брокеры, старающиеся вводить частичные запреты — так, американский Interactive Brokers заявил, что работать с россиянами продолжит, но с 31 июля прекратит принимать рубли для пополнения счетов.

На этом фоне весь мир с интересом наблюдает за попытками российских политиков убедить внешнеторговых партнеров, что рубль — валюта не токсичная и его можно и нужно использовать как удобное и безопасное средство взаимных расчетов.

Постсоветское пространство как полигон для рублевой экспансии 

Амбициозные планы Кремля по превращению рубля в международную расчетную, а в перспективе даже и в резервную валюту — не новость. Но долгое время его реальное влияние распространялось в основном на постсоветское пространство. Так, еще в 2011 году Владимир Путин, тогда в ранге премьер-министра, сообщил, что рубль постепенно идет к заветной цели, на том основании, что в нем осуществляются 90% безналичных и 65% наличных расчетов с Беларусью. А в 2018 году президент РФ отмечал, что роль рубля как резервной валюты возрастает, прежде всего, на пространстве Евразийского экономического союза (ЕАЭС) — читай: отечественная валюта укрепляется в качестве регионального платежного средства.

В том же 2018 году Евразийский банк развития и Центр интеграционных исследований выпустили доклад «Национальные валюты во взаиморасчетах в рамках ЕАЭС: препятствия и перспективы», выводы которого: налицо увеличение в расчетах доли национальных валют, среди которых российский рубль преобладает. На долю резервных валют — доллара и евро — приходится порядка четверти всего внешнеторгового оборота Cоюза.

ЕАЭС

Рубль в ЕАЭС: будет ли пространство

На заседании 18 марта 2022 года члены ЕАЭС договорились о постепенном переходе на расчеты в национальных валютах ЕАЭС, и глава Минэкономразвития Максим Решетников назвал это началом создания единого рублевого пространства.

Из статистики, подготовленной Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) по итогам 2020 года, прослеживается интересная динамика. Доля расчетов в долларах США на пространстве ЕАЭС с 2013 по 2020 год снизилась с 30,3% до 20%. Роль рубля существенно выросла с 2013 по 2017 год, достигнув максимума в 74,5%, но затем опустилась до 71,6%.

И все же, как справедливо замечает Михаил Зельцер из БКС, в рамках ЕАЭС рубль по итогам 2021 года занимает доминирующее положение. «По данным ЦБ РФ, его вес в товарном обороте составлял 70% по экспорту и 75% по импорту, причем темп наращения веса рубля — +15% с 2013 года», — иллюстрирует свою позицию аналитик.

Выводы исследования Евразийского банка развития «Повышение роли национальных валют ЕАЭС в международных расчетах» 2021 года свидетельствуют, что «присутствие рубля максимально в торговых операциях с Россией», в то время как платежи между остальными участниками производятся через доллар.

В мае 2022 года ЕЭК обнародовала статистику, согласного которой расчеты между странами ЕАЭС в национальных валютах сейчас составляют 75%. В комиссии допускают, что показатель может увеличиться до 85% «при надлежащей конъюнктуре». Подробности не уточняются.

Олег Буклемишев, один из авторов доклада о перспективах нацвалют в Союзе, не верит в возможности рубля стать полноценной расчетной — тем более резервной — валютой в перспективе 10 лет даже на пространстве ЕАЭС. Основными препятствиями к расширению использования национальных валют являются экономические факторы, но значимыми остаются и политические, и нормативно-регуляторные ограничения. 

Рубль в глобальном мире

К началу 2022 года доля рубля в международных расчетах по системе SWIFT составляла порядка 0,2%. Для сравнения, на китайский юань приходилось 2,2%, на японскую йену — 2,7%, в евро проводилось 38%, а в долларе — почти 39% транзакций.

«Несмотря на считанные доли процента, приходящиеся в системе на рубль, российская нацвалюта входит в ТОП-20 мирового рейтинга, — прокомментировал статистику Михаил Зельцер. — Со странами дальнего зарубежья процесс девалютизации идет медленнее — менее 10% приходится на оплату в рублях за наш экспорт, а вот в импорте нацвалюта составляет почти четверть платежей. Совокупный импортный поток покрывается рублями более чем на треть».

Судя по высказываниям и маршрутам поездок российских лидеров и дипломатов, власти сейчас пытаются распространить хождение рубля, кроме постсоветского пространства, на государства Азиатско-Тихоокеанского региона, в первую очередь Китай и Индию, а также на Южную Америку, Ближний Восток и даже Африку.

Оценивать успехи рано: когда речь идет о собственных страновых интересах, ни обещания, ни даже подписанные документы со стороны стран — потенциальных рублевых партнеров не гарантируют исполнения обязательств.

Например, еще в 2019 году соглашение о взаиморасчетах в нацвалютах было заключено с официальным Стамбулом. Но из того, что в июле текущего года президенты двух стран снова вернулись к обсуждению оплаты поставок российских энергоносителей в нацвалютах, следует, что договоренности так и остались на бумаге. В прошлом году объем импорта из РФ в Турцию составил $29 млрд. Почему же РФ все эти годы не настаивала на выполнении обязательств? Вероятно, причина в том, что турецкая лира обесценивается с 2017 года, а в последние годы — на 60% в год, а значит, и расчеты в ней не вызывают энтузиазма ни у Минфина РФ, ни у экспортеров сырья.

валютный рынок

Валютная экзотика: чем торгует Московская Биржа

Усилия по продвижению рубля «в мир» привели к тому, что помимо общепризнанных, сейчас в России доступны валюты, которые недавно воспринимались не иначе как экзотические. Теперь же инвесторам предлагают их в качестве альтернативы платежным средствам «недружественных» стран. Юанем или турецкой лирой никого не удивишь. С конца июня прибавились армянский драм и южноафриканский рэнд в парах с рублем и долларом, на подходе — узбекский сум и дирхам ОАЭ.

Из последних по времени успехов российской дипломатии: запуск торгов по валютной паре иранский риал — российский рубль на Тегеранской бирже и объявленный отказ двух стран от расчетов в долларах. В ЦБ Ирана пояснили, что теперь местные экспортеры могут предлагать рубли через банки и биржи по заранее согласованному курсу, как и доллар или евро. Объемы торговли двух стран невелики: в Тегеране их оценили в $4 млрд и прогнозируют рост на 50% за неопределенный «короткий период». «Проанонсированы» также расчеты с Газпромбанком за рубли Нигерии; вероятно, на Мосбирже вскоре начнет торговаться и пара рубль — найра.

Очевидно, что выгоды частных инвесторов в этом процессе вторичны: появление новых валют — сигнал, что страны ведут в них расчеты в сфере внешнеэкономической деятельности (ВЭД).

Миф о дедолларизации

Дедолларизация и создание многополярного мира — идея, которую на словах приветствуют во многих государствах мира. Но эксперты не сходятся во мнениях: реализуется ли она постепенно на практике или остается абстрактным «конструктом».

Михаил Зельцер видит «симптомы» дедолларизации, причем не только в РФ. По его прогнозам, многие мировые ЦБ будут снижать темпы роста своих резервов в привычной корзине валют, и одновременно будут нарастать объемы международных расчетов в «иных» валютах.

С тем, что дедолларизация — процесс, который уже запущен, соглашается и Наталья Мильчакова, ведущий аналитик Банка «Фридом Финанс».

С другой стороны, Сергей Гуриев, недавно занявший пост провоста Sciences Po, уверен, что доллар сейчас силен как никогда. Доказательством служит факт, что евро и доллар «сравнялись» впервые за два десятилетия, поясняет он. Центробанки мира хранят в валюте США порядка 60% накоплений, в евро — 20%.

И даже российский ЦБ продолжает хранить свои сбережения в долларах и евро, напоминает экономист. «Возникает вопрос: если там компетентные лояльные Владимиру Путину люди, почему они не перевели все деньги в другие активы? Нет никакой стабильной рыночной, неполитизированной альтернативы валюте США. Раньше казалось, что ей может быть евро, но выяснилось, что Европа — союзник Америки», — делает вывод Сергей Гуриев.

И действительно, несмотря на все проблемы в самой Америке и даже перед угрозой глобальной рецессии с перспективой потери $1 трлн, на фоне геополитической напряженности в Европе инвесторы потянулись в основную резервную валюту.

Что будет, когда кризис закончится? И каковы долгосрочные стратегии на горизонте хотя бы 10 лет? «Дедолларизация и замещение доллара на евро и юань активно идут не первый год. Медленными темпами, которые скорее всего усилятся, — предполагает Антон Табах. — Мой любимый пример: США обогнали Британию по объему ВВП еще в начале XX века. А чтобы доллар заместил фунт понадобились две мировые войны и 20 лет между ними».

Также важна стабильность валюты, а среднесрочные перспективы рубля крайне неопределенны, отмечает Олег Буклемишев, поэтому никто даже в расчетных целях «в нашу валюту вкладываться не будет». 

Рублевые качели

В период мартовского шока рубль успел подняться до отметки 120,37 за доллар и шел бы вверх к новым историческим максимумам, если бы не остановка биржевых торгов. А в конце июня был зафиксирован (пока что) годовой минимум на отметке 51,15 к доллару. Среднегодовой показатель ЦБ на 20 июля текущего года — 74,587 рубля за доллар.

Прогнозы самые разнородные: от фиксации курса рубля на позиции 30–33 к доллару до возвращения к комфортной для Минфина отметке в 70, ради чего сейчас предлагается пересмотреть бюджетное правило. Симптоматично, что Владимир Путин, выступая на ПМЭФ, так и не дал сигнала, какой же рубль нужен стране. Президент высказался туманно, что «крепкий рубль имеет плюсы и минусы» для импортеров и экспортеров. Спор не новый, поскольку лишь 40% выручки в РФ поступает от нефтегазовых доходов, но именно на них всегда был фокус.

«Когда валюта слабая или волатильная, в нее неудобно инвестировать. Должны произойти какие-то невероятные катастрофические потрясения, чтобы в нее стали вкладываться. Я не вижу такой перспективы, — резюмирует Олег Буклемишев. — С точки зрения инвесторов, сомнения вызывает даже ограниченно конвертируемая валюта Китая, вес которого в мире на порядок выше, чем у России, — практика принятия монетарных решений Китайским народным банком непрозрачна».

Сергей Гуриев выражается жестче: «Юань управляется не независимым Центральным банком, а Коммунистической партией Китая, у которой свои интересы, не всегда совпадающие с интересами вкладчиков».

курс рубоя

Что мешало экспансии рубля

До начала спецоперации не было проблемой купить в США, ЕС и других странах безналичный российский рубль. Но и тогда нацвалюта РФ не была особо востребована.

«У вас возникают записи на рублевых счетах в РФ, вопрос: а зачем, что с рублями делать дальше? Энергоносители всегда можно было успешно приобрести за доллары. О переходе на рубли в расчетах за энергоносители говорили давно, но рыночный стандарт и удобство резервных валют никто не отменял, так что основные покупатели были абсолютно не в восторге от покупки газа за рубли, как, думаю, и продавцы — скажем, "Роснефть" или "Газпром", — рассуждает Олег Буклемишев. — Особенно непонятно, зачем сейчас вкладываться в рубли, когда активы нерезидентов, инвестированные в Россию, заморожены: их обратная конверсия заблокирована мерами ЦБ РФ. И наоборот — инвестиции россиян в валютные акции и облигации, взаимные фонды — все заморожено. Порядка 8 трлн рублей в РФ заблокировано в этих операциях».

Кроме того, при покупке валюты ее надо во что-то разместить — сейчас это сделать не во что. Никто не будет вкладывать деньги в валюту, на которую наложены масштабные капитальные ограничения. Российский финансовый рынок в этой части на сегодняшний момент просто не существует, резюмирует Олег Буклемишев.

«Азиатская» нефть

Тем не менее РФ вынуждена продвигать рубль по политико-экономическим соображениям. С учетом грядущего глобального передела нефтяного рынка власти явно делают ставку на Китай, в меньшей степени — на Индию, остальные рынки и вовсе несопоставимы по масштабам. Но удастся ли уйти в расчетах от доллара и евро через двусторонние соглашения юань — рубли, рупии — рубли и прочие пары — большой вопрос.

На то, чтобы переключиться на Азию, потребуются годы и огромные расходы на перекладку труб, напоминает Олег Буклемишев.

Даже в активизации торговли нефтью с Китаем, помимо дисконта к цене, хватает сложностей. «Начнем с того, что торгуют не государства, а хозяйствующие субъекты, у которых свое понимание выгоды. Далее: в банках Китая действуют парткомы. И те, которые работают на международных рынках, тысячу раз подумают, рисковать ли ради нас, опасаясь вторичных санкций, — перечисляет Олег Буклемишев. — Глупо говорить про финансы и расчеты, под которыми не лежит объемная торговля. Мы можем с Индией договориться, но везти туда нефть на 100 дней дольше, чем даже танкерами в Европу. Здорово, что произошел рост туда поставок нефти, но условия ужасающие. Да и с танкерами будет продолжаться санкционная игра: перестанут страховать, потом еще что-то придумают».

Китай единственный может восприниматься как альтернатива, но и он с выгодой для себя следует в форватере западной экономики, по сути, обслуживая ее, рассуждает экономист. Вопрос жизнеспособности китайской модели еще толком не ставился, и вполне возможно, что сейчас пришло время, поскольку впервые за 40 лет в экономике Поднебесной нулевой рост. 

БРИКС

Китай и БРИКС: о чем молчат дипломаты

Даже если ставка на Пекин сработает, рано говорить о том, что китайские экспортеры в Россию и импортеры российского сырья и товаров начнут переходить на торговлю с РФ в рублях, говорит Наталья Мильчакова. «Большинство расчетов пока осуществляется в юанях, — констатирует эксперт. — Россия по товарообороту с Китаем занимает только 11-е место среди крупнейших торговых партнеров КНР, но объем взаимной торговли двух стран год от года быстро увеличивается. С учетом перенаправления экспортных потоков, со временем РФ вполне способна войти в пятерку крупнейших торговых партнеров Китая. С другой стороны, сотрудничество Китая и США, которое ранее неформально называлось Chimerica (China + America), может в пятилетнем горизонте значительно измениться к худшему и даже вообще сойти на нет».

Пока же у Москвы есть еще одна, мало реализуемая идея. «В России обсуждается предложение устроить расчеты через свопы с центральными банками „дружественных стран“, чтобы Россия хранила у них на балансе свои валютные резервы, — сообщил Олег Буклемишев. — Но там тоже боятся. Так что, я не думаю, что эта схема заработает с Китаем, Индией или иным государством. Но представим на секунду, что это сработало. Свопы с Китаем означают, что в обмен на резервы страна получит юани. И мы будем даже зависимы от этого единственного контрагента и этой валюты».

На фоне геополитического раздрая вспомнили о БРИКС. Владимир Путин в июне сообщил о проработке идеи создания мировой резервной валюты на основе корзины платежных средств Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. В конце месяца стало известно, что стать членами БРИКС намерены Иран и Аргентина. В июле о возможном членстве в межгосударственном объединении заявили еще и Турция, Египет и Саудовская Аравия.

Но есть ли у этой затеи перспективы? Ведь за 15 лет существования статус БРИКС так и не приобрел определенность. А его финансовое детище — Новый банк развития (New Development Bank) — за 8 лет деятельности не может похвастаться известными проектами, зато неоднократно удостаивался критики за системную коррупцию, участие в сомнительного качества проектах и прокитайскую ориентацию. По существу, финансовое учреждение обвиняют в том же, в чем сами деятели БРИКС винят Всемирный банк и США и ради ухода от чего создавали NDB как альтернативу.

«БРИКС — это фантастика. Идеология „сколотить“ нечто антизападное — это поиски пятого угла. Сегодняшний мир построен на рыночной экономике и западных рынках, которые базируются на резервных западных валютах. Реальной альтернативы этому нет, — уверяет Олег Буклемишев. — Но, предположим, это будет прокитайский блок. Интересы России и Китая далеко не всегда совпадают, что нынешний кризис еще раз демонстрирует».

Экономист проводит параллели с временами, когда партийное руководство ЦК КПСС очень любило заигрывать с Движением неприсоединения в пику Западу. Это привело только к образованию больших долгов этих стран перед СССР, многие из которых РФ «простила» спустя десятилетия.

При этом Наталья Мильчакова считает, что рубль способен стать одной из резервных валют БРИКС. «Национальная валюта обеспечена сырьем, причем сейчас речь не только о нефти и газе, но и о золоте. Экспортные потоки Россия будет перенаправлять в Китай, Индию, а также в те государства, которые присоединятся к БРИКС. Вполне можно ожидать, что рубль у партнеров РФ по БРИКС будет более востребован, чем другие валюты».

Престиж нашей нацвалюты повысится, если Россия сможет успешно опробовать свой аналог SWIFT — «Систему передачи финансовых сообщений» (СПФС) — хотя бы внутри организации, полагает эксперт. Но наилучшим вариантом эксперт считает создание наднациональной цифровой валюты БРИКС.

Еще по теме