$ 76.75
 91.11
£ 100.90
¥ 73.40
 84.91
GOLD 1926.11
РТС 1145.72
DJIA 28301.46
NASDAQ 11530.98
коронавирус

Ковид-психоз угрожает смертью

Александр Евсин Александр Евсин

Введение все новых ограничений в связи с ростом числа заболевших коронавирусом встречает как поддержку, так и неприятие со стороны специалистов и обычных граждан. Александр Евсин — заместитель руководителя Центра организации дорожного движения правительства Москвы (ЦОДД), начальник ситуационного центра ЦОДД — имеет свой взгляд на пандемию COVID-19 и написал десятки статей на эту тему в своем блоге в Facebook. Он рассказал «Компании» о том, что явилось причиной ситуации, сложившейся вокруг коронавируса, насколько адекватны меры, предпринимаемые для снижения заболеваемости и каким должно быть дальнейшее развитие событий для преодоления пандемии.

Как случилось, что вы, не имея медицинского образования, стали писать статьи про ковид-пандемию?

— Я инженер-математик, длительное время профессионально занимался моделированием процессов, в том числе представляющих глобальные угрозы для государства. Я занимался моделированием развития пандемии COVID-19 буквально с марта, когда через СМИ началось нагнетание психоза, который затем привел к локдауну в общемировом масштабе. Напомню, что все это происходило на фоне истерики «медлить нельзя», вызванной так называемой моделью Пуэйо (инженер из Стенфорда Томас Пуэйо, специалист по сторителлингу, 12 марта опубликовал статью «Коронавирус: почему надо действовать прямо сейчас», основанную на некорректных математических допущениях. — «Ко») и апокалиптическими прогнозами по поводу сотен миллионов жертв. Собственно говоря, эта безграмотная модель, в реальности даже не математическая, а простая экстраполяция данных в Excel, и стала для меня причиной, почему я резко высказался против нагнетания истерики и стал аргументированно обосновывать свою точку зрения.

А что было не так с прогнозами?

— Тогда произошли грубейшие нарушения методик статистического учета и анализа. При анализе статистических показателей была проигнорирована физическая суть процесса. Диагностика причин смерти нарушалась, официальная смертность от COVID-19 была серьезно завышена, в статистику умерших от коронавируса попали пациенты, страдавшие серьезными хроническими заболеваниями, которые и стали основной причиной смерти.

Анализируя развитие эпидемии, необходимо учитывать параметры вирусной инфекции, порядок тестирования, диагностирования, протоколы лечения, общие свойства административной структуры системы здравоохранения и многое другое. Мы с коллегами разработали математическую модель из семейства SEIR («восприимчивые — контактные — инфицированные — выздоровевшие» — модель для описания распространения заболеваний с инкубационным периодом. — «Ко»). Еще в апреле с ее помощью я прогнозировал не более 3,5 тыс. умерших в Москве к концу лета с диагнозом «ковид». Это совпало с реальностью.

О том, что рост заболеваемости, который демонстрируют оперштабы по коронавирусу России и Москвы, вызван сезонной вспышкой ОРВИ, почему-то говорят не врачи (например, это делает директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович). Как вы думаете, почему?

— Ту информацию, которую дают оперативные коронавирусные штабы, невозможно использовать для измерения реальной степени заболеваний и нельзя сравнивать с предыдущими показателями. Причина проста: радикально изменились методика диагностики и критерии постановки диагноза. Раньше никто, например, в приказном порядке не тестировал еженедельно 10 % работников организации. Сейчас это постоянный процесс, который и дает пугающий рост заражений. В реальности многие даже не чувствуют никаких симптомов болезни. Очень странно, что эти цифры так пагубно воздействуют на систему власти, хотя мэр Москвы Сергей Собянин публично заявлял, что рост заражений связан с ростом тестирования. Потом его позиция поменялась. Тут очевиден некий скрытый фактор, имеющий социально-политическую природу, а не медицинскую.

Почему, по-вашему, оперштаб Москвы не дает разбивку на бессимптомные, легкие, тяжелые и критические случаи заболеваний, количества и обстоятельства тестирований?

— Касательно динамики, публикуемой коронавирусными штабами… К сожалению, это бессмысленная информация для системы здравоохранения. Действительно, не дается разбивки на случаи по степени их тяжести и на обстоятельства тестирования. Не дается даже количество тестирований. Без этой информации — это просто нагнетание психоза.

Также не дается общий уровень госпитализации и смертности в Москве. Так, чтобы можно было оценивать процесс без учета методологии диагностики. Сейчас ставят диагнозы «ковид» даже умершим от тяжелых хронических болезней, за них больницы получают солидные перечисления из бюджета, да и медработникам достаются существенные надбавки, то есть для них создан экономический мотиватор. Наконец, ряд врачей сами находятся в состоянии психоза и не всегда замечают реальную причину проблем, списывая все на коронавирус.

Зачем нужно нагнетать психоз? Чтобы сбыть побольше масок, перчаток, «Авифавира» и прочих новых лекарств?

— На этот вопрос нет однозначного ответа. Я не вижу никакой пользы от этого для государства. Основная причина, на мой взгляд, — это серьезные социально-политические проблемы всей системы взаимоотношений власти и общества. Но в мутной воде всегда найдутся те, кто ловят рыбку. Кто-то заинтересован продать больше масок, дезинфицирующих средств, лекарств, кому-то нужен дорогостоящий подряд на строительство ковидария, кто-то устраняет бизнес-конкурентов, но это локальные драйверы процессов. Не понимая сути творящегося, административно-бюрократическая машина просто перестраховывается. СМИ и соцсети получают трафик от психоза. Никто как бы зла никому не желает, но в совокупности, умножая друг друга, эти факторы приводят к огромному ущербу для людей.

Может ли состояться возврат к карантинным мерам, которые действовали весной и в начале лета?

— К сожалению, с таким вектором развития это вполне вероятно, хотя и станет огромной ошибкой, и федеральные органы власти предостерегают от этого. Есть одна возможность избежать такого варианта — пересмотреть взгляд на пандемию в целом. Нет необходимости не только в локдауне, нет никакой нужды во всех принуждениях, штрафах и ограничениях, связанных с ковидом. Чем быстрее это поймут власти, тем быстрее все закончится.

Какие еще ограничительные меры вписываются в нынешний сценарий?

— Действия в состоянии психоза иррациональны. Это касается и отдельных людей, и всего общества в целом. Кто бы мог подумать, что будут облавы на пенсионеров в театрах? Новая стратегия должна основываться на мерах помощи группам риска, а не бессмысленным с медицинской точки зрения ограничениям и штрафам, которые являются еще и опасными с экономической и социально-политической точки зрения.

Как вы оцениваете, сколько людей, у которых не был диагностирован ковид, погибли или получили хронические заболевания из-за того, что им не была вовремя оказана медицинская помощь?

— По моим оценкам, вся дополнительная общая смертность, которая наблюдается, почти полностью обусловлена нарушением работы системы здравоохранения.

Как это происходит? Одну из разновидностей ОРВИ и пневмоний начинают считать «зомби-вирусом» — ковидом. Раз это «зомби-вирус», то надо изолировать якобы зараженных им больных от остальных. Вместо всей сети больниц начинают работать только специализированные — ковидарии. К больным начинают относиться как к радиоактивному, особо опасному грузу. Резко усложняются транспортировка и госпитализация. Ковидарий переполнен набором пациентов, болеющих всем, что хоть как-то похоже на ковид. Это и распространенные ОРВИ, которые в случае осложнения дают пневмонию. Но отношение к ним параноидальное, в итоге в ковидарии — ад. Врачи, работающие там, свидетельствуют, что ничего подобного они никогда не видели, и они не врут. Но это рукотворный ад.

Отказ от планового лечения из-за карантина — сильный стресс как для пациентов, так и врачей, недостаток «скорых» для оказания жизненно важной неотложной помощи людям в жизнеугрожающих состояниях, «DDoS-атаки» на медицинские организации напуганными обывателями, которые по любому чиху начинают нагружать систему здравоохранения. Завершите картину чрезмерно агрессивной антивирусной терапией и недостатком лечения хронических заболеваний в ковидариях. Вот вам и картина «зомби-апокалипсиса». Итог простой — растет смертность. И это проблема всех стран.