Top.Mail.Ru
$ 60.43
£ 74.02
¥ 45.59
 64.31
 9.00
Нефть WTI 92.57
GOLD 1786.88
РТС 1118.40
DJIA 33309.51
NASDAQ 12854.80
BTC/USD 24345.00
lifestyle

«Принцип влечения к смерти»: почему бизнесмены подсели на экстрим-отдых

Фото: 123rf / Legion-Media Фото: 123rf / Legion-Media

Сплав по бурным рекам, восхождение на горные пики, знаменитый своей суровостью триатлон Iron Man. Почему топ-менеджеры и предприниматели нередко выбирают именно такой вид отдыха, разбирался журнал «Компания».

По лезвию ножа

Многие российские и зарубежные бизнесмены не скрывают своей страсти к экстремальному досугу. Так, Марк Цукерберг любит покорять волны на серфе на Гавайях, а один из основателей Google Ларри Пейдж увлекается кайтсерфингом. Бизнесмен Роман Авдеев любит альпинизм и горные лыжи, а основатель холдинга «Финам» Виктор Ремша — фанат прыжков с парашютом, ради которых даже купил аэродром Большое Грызлово.

Почему владельцы многомиллионных активов так любят острые ощущения? Как отмечает в беседе с «Компанией» судебный эксперт-психолог Олег Долгицкий, экстремальный отпуск, в отличие от классического, ведет не к получению расслабления, а, наоборот, к повышению уровня напряжения, которое часто доводит человека до ощущения страха, ужаса и агрессии.

«Проявляется психоаналитический принцип влечения к смерти, в рамках которого человек пытается довести свое возбуждение до максимально высокого уровня, чтобы все остальное стало незначительным. Например, руководитель испытывает постоянный стресс на работе, но, оказавшись на вершине горы или глубоко под водой, перед лицом смерти видит прежние трудности совершенно ничтожными», — поясняет Долгицкий.

Кроме того, смысл покорения вершин (или глубин) совпадает с семантикой бизнес-успеха. Однако достижение целей компании, успехов в управлении, побед над конкурентами тоже наскучивает — нужна новая мотивация и влечение к наслаждению.

Экстремальный туризм — очень нишевой продукт, который обычно приобретается у узкоспециализированных туроператоров. Еще одна особенность — эти поездки относятся к высокобюджетным, поэтому колебания спроса на них нет, как и на все эксклюзивные товары и услуги, сообщили «Компании» в Anex Tour.

Экстрим как способ сплотить команду

Зачастую экстремальный туризм корпорации выбирают как форму тимбилдинга. При этом нередко уровень риска самими участниками воспринимается куда выше, чем он есть в реальности. Глава коммуникационного агентства PR Partner Инна Анисимова рассказывает, что среди ее клиентов немало бизнесменов, которые заказывают корпоративные выезды с трекингом в горы или же поездки к природным достопримечательностям.

«Для человека, занимающегося спортом, такой формат воспринимается как норма, а для неподготовленного офисного сотрудника выглядит гонкой на выживание. Например, восхождение на Эльбрус с юга не считается у альпинистов сложным маршрутом, поэтому летом многие клиенты его покупают, чтобы сплотить и проверить команды. Но, когда мы организуем такие поездки, всегда рекомендуем оформлять спортивную страховку», — отметила Анисимова.

Она добавила, что в настоящее время у любителей экстрима большой популярностью также пользуются велогонки, марафоны, триатлоны и дальние заплывы. По ее словам, корпоративные команды триатлонистов есть у Газпромбанка, «Росатома», «Сбера» и других крупных компаний.

«Так как заказчиком экстремальных поездок и соревнований, как правило, становится топ-менеджер или руководитель департамента, то его команда в каком-то смысле вынуждена подстраиваться под него», — добавила эксперт.

Корпоративные выезды в экстрим-формате едва ли можно назвать регулярной практикой, считает гендиректор Pro-vision communications, член Ассоциации менеджеров Владимир Виноградов. «Просто каждое такое мероприятие получает широкое освещение, да и фото в соцсетях с горных склонов смотрятся куда эффектнее, чем селфи из очередного ресторана», — поясняет он.

При этом подобные выезды всегда тщательно планируются, чтобы максимально снизить уровень риска, но сохранить при этом ощущение опасности. «Как-то раз мы организовывали мероприятие, где лучшим сотрудникам компании предлагалось установить флаг своей организации на вершине горы. Вверх они поднимались на вертолете, а обратно спускались на сноуборде. Звучит опасно. Нюанс в том, что это была специально подготовленная трасса, подходящая даже для новичков. В итоге мы получили видимость экстремальной истории, но по факту никаких рисков не было», — отмечает Виноградов.

еще по теме:
Инвесторы сделали палаточный отдых гламурным
В набирающий популярность глэмпинг стали вкладываться первые блогеры. Их привлекают небольшие инвестиции, в то время как профессиональных отельеров отпугивает правовая неопределенность модного вида отдыха
глэмпинг

Зачем бизнесмены рискуют своей жизнью

Бизнесменами-экстремалами движет множество факторов: от преодоления ощущения собственного бессилия до так называемого инстинкта смерти — мортидо, рассказывает Анна Статва, инструктор по спортивному туризму, travel-коуч.

«"Мортидо" — термин, используемый в психоанализе для обозначения вида психической энергии, источником которой является инстинкт смерти, по сути, противоположный либидо. Тема эта весьма спорная, однако на своем опыте скажу, что люди, всеми способами стремящиеся к тому, чтобы себя угробить, действительно есть. Тут главное, чтобы они не были инструкторами или руководителями туристских групп», — говорит эксперт.

Это также и способ доказать себе, что «я действительно хорош и в самом деле чего-то стою». Девиз таких людей: «Слабо?» Постоянный риск становится ценой, за которую приобретается самоуважение. Наконец, любовь к риску может быть и проявлением сексуальности. Все экстремалы говорят о возбуждении, наслаждении, экстазе, головокружении, переживаемых в пиковые моменты, поясняет Статва.

«Как пример — история моей клиентки Марины М. Она рассказывала: "Мне так нравится ходить на сложные сплавы! Там столько мужчин, они все заботятся обо мне, делают комплименты и помогают. Стоит преодолеть этот страх и рискнуть, чтобы получить столько внимания. А еще мне нравится, когда добытчики приходят с рыбалки. Неважно, что я порой до утра чищу рыбу. Главное — я понимаю, что они поймали ее для меня и ради меня"».

Эксперт добавляет, что экстремальный отдых становится для деловых людей своеобразным катализатором трансформационных процессов.

«Если обратить внимание на возраст тех, кто впервые решается на получение нового опыта, вы увидите в основном людей, переживающих кризис среднего возраста, диапазон варьируется от 30 до 50 лет. Испытываемое в экстремальной ситуации потрясение или инсайт многим из них помогают актуализировать или пересмотреть ключевые ценности, ответить на мучивший ранее вопрос "Кто я?", осознать свою миссию и дальше выстроить свою деятельность на основе этого осознания», — заключила travel-коуч.

Еще по теме