GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Путь России не на Восток, а на Юг

Для России разворот на Восток означает сближение с Китаем как в силу географического соседства и экономического веса КНР, так и в силу внешнеэкономической активности китайцев. Но в проекте Большой Евразии Россия не будет играть ведущую роль — скорее, нас ждет роль младшего союзника КНР в новой биполярности.

Для России куда выгоднее двигаться к полицентричному миропорядку, где она может играть самостоятельную роль. А для этого нужно забыть о факторе географического соседства и разворачиваться на глобальный Юг — Ближний Восток, Африку и Латинскую Америку.

Пока мы находимся в нулевой точке. Средняя доля России в товарообороте со странами Юга — порядка одного процента, ее рост — в рамках погрешности. У нас, например, нет ни одного торгпредства в странах Тропической Африки, равно как и в потенциально значимых для России латиноамериканских Мексике и Чили. Ряд стран, которые уже сейчас можно отнести к значимым торговым партнерам, до сих пор даже не выделяются отдельно в обобщенной статистике ФТС России — например, ОАЭ и Бангладеш.

Наш бизнес тоже не торопится разворачиваться на Юг. Можно вспомнить череду неудач РЖД, уход «Евраза» из ЮАР или распродажу VEON (бывший «ВымпелКом») активов в Тропической Африке и Юго-Восточной Азии. Однако экспансия других крупных игроков — «Алросы», NordGold, «Лукойла», «Газпрома» и «Роснефти» внушает осторожный оптимизм. Обрабатывающие компании из сферы ТНК пока присматриваются к региону, хотя примеры их коллег из Южной Кореи и латиноамериканских государств показывают, что выиграть конкуренцию с западными энергокомпаниями можно, прежде всего, именно на рынках глобального Юга.

Самый главный тормозящий фактор — защита бизнеса и прямых инвестиций. Пока не реализуются даже элементарные вещи — например, страхование государством российских прямых инвестиций от некоммерческих рисков, которое хотя и предусмотрено в рамках ЭКСАР (входит в группу Российского экспортного центра), но по факту не осуществляется. Причины самые банальные — боязнь не справиться с объемом заявок, нехватка квалифицированного персонала, страх перед офшорными схемами.

Начать исправлять ситуацию можно с пилотного региона — например, с Африки. Она хороша тем, что, во‑первых, там пока немного российских инвестиций. Во‑вторых, легко можно договориться исключить из «пилота» офшоры. В‑третьих, с учетом того, что в 2022 году там пройдет второй саммит «Россия — Африка», в рамках политического взаимодействия на высоком уровне снижаются многие бюрократические риски освоения ЭКСАР нового вида деятельности. Все это позволит накопить нужный опыт и перенести его на другие регионы глобального Юга.

Второе, что необходимо сделать, — провести ревизию нератифицированных соглашений о взаимной защите и поощрении капиталовложений с Эфиопией, Алжиром, Намибией, Нигерией и Марокко и подписать соглашения с другими интересными для российских инвесторов странами.

Очевидно, что без активизации контактов со странами Азии, Африки и Латинской Америки Россия не сможет претендовать на роль самостоятельного центра в полицентричном мире. У экспертов принято говорить о контактах по линии «Север — Юг» и «Юг — Юг», но если называть вещи прямо, то России надо усиливать контакты по линии «Не-Запад — Юг». Для этого государство должно перестать быть наблюдателем, а стать активным игроком, ставящим конкретные задачи сопряжения политики страны и экономической экспансии российских компаний.