$ 76.75
 91.11
£ 100.90
¥ 73.40
 84.91
GOLD 1926.11
РТС 1145.72
DJIA 28301.46
NASDAQ 11530.98
бизнес

«Русснефть» избежала банкротства

Михаил Гуцериев. Фото: ТАСС Михаил Гуцериев. Фото: ТАСС

Резкое падение цен на нефть в начале года ударило по российской нефтяной отрасли и поставило под угрозу ее существование. Об этом в интервью РБК заявил президент «Русснефти» Евгений Толочек. Журнал «Компания» выяснил, насколько ощутимыми были потери нефтяников во время пандемии и каковы ближайшие перспективы компании «Русснефть» и отрасли в целом.

За январь 2020 года фьючерсы на нефть марки Brent обвалились на 15,5 %, с 66 до 56 $ за баррель. Это худший показатель с 1991 года, когда котировки упали на 26 %. В конце марта российский рынок «черного золота» потрясло снижение цены на нефть марки Urals. За две недели она рухнула на 55 %, до 10 $ за баррель. Такой низкой цены не было с 1999 года. Однако российские нефтяные компании смогли избежать банкротства. И сегодня цена нефти марки Brent в районе 40 $ за баррель воспринимается представителями отрасли как вполне приемлемая. Не стала исключением и «Русснефть» бизнесмена Михаила Гуцериева, несмотря на будоражившие рынок слухи. 

«Реальных предпосылок к банкротству "Русснефти" нет, ситуацию раздули. На сегодняшний день компания чувствует себя абсолютно нормально. Мы находимся в офисе, вы видите: все работает, хотя технически дефолт у нас должен был состояться еще в апреле»,

— президент «Русснефти» Евгений Толочек.

Информация о банкротстве «Русснефти» появилась после того, когда в начале года акционерное общество не оплатило два платежа по кредиту ВТБ. Тогда Moody's присвоило компании статус «ограниченный дефолт». В «Русснефти» объяснили ситуацию тем, что в апреле ее выручка упала на 75 %. Налоги Федеральная налоговая служба (ФНС) рассчитывает, исходя из цены на нефть за прошлые месяцы, поэтому они были начислены за цену в 64 $ за баррель, а выручку компания получала с 15 $. 

Впрочем, компании Гуцериева все-таки предоставили возможность оплатить налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в рассрочку. Правительство включило «Русснефть» в список системообразующих предприятий, и, кроме рассрочки по оплате НДПИ, компания получила статус, защищающий ее от процедуры банкротства. 

Белоруссия поссорила «Русснефть» с «Роснефтью»

Игорь Юшков, старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ, считает, что проблемы «Русснефти» связаны со слабым, по сравнению с другими крупными российскими нефтяными игроками, административным ресурсом. Он уверен, что сегодняшние цены позволяют компании свободно себя чувствовать на рынке. 

«Основные риски для компании даже не в низких ценах, а в том, что по соседству сидят огромные монстры, которые могут воспользоваться удобной ситуацией и поглотить ее. Например, "Роснефть". Мы видели постоянные наезды на позиции Гуцериева в 2018 и в 2019 годах. Не добавила позитива в отношения между двумя структурами ситуация с поставкой нефти в Белоруссию в начале года. "Роснефть" занимала жесткую позицию в отношении Минска: "Не хотите покупать по тем ценам, которые мы предлагаем, — не надо. Мы продадим на другие рынки". "Русснефть" же продолжала поставлять сырье: у Гуцериева есть возможность напрямую договариваться с белорусским руководством. Отсутствие по этому вопросу солидарности с другими российскими концернами стало дополнительным раздражающим фактором», — говорит Юшков. 

Смысл заявления президента «Русснефти» Евгения Толочека в том, чтобы обозначить сложность ситуации, сложившейся на рынке, — считает политолог, ведущий эксперт Аналитического управления Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. 

«Он объясняет, что компании и так еле пережили начало года и сейчас государству необходимо поддержать этот процесс, а не вводить дополнительную нагрузку», — разъясняет эксперт. Но правительство, по словам Абзалова, не видит альтернативных источников пополнения бюджета.

«Пандемия коронавируса привела к серьезному финансовому удару, поэтому Москва пытается искать денежные средства внутри страны. В следующем году пройдут парламентские выборы, и сокращать социальные расходы в таких условиях невозможно», — резюмирует эксперт. 

В 2020-м Гуцериева трогать не будут

Аналитики подсчитали, что из-за снижения цен на нефть и сокращения добычи в рамках сделки ОПЕК+ российские нефтяники могут потерять в 2020 году не менее 18 млрд $ выручки, а бюджет недополучит около 50 млрд $. 

Впрочем, громких банкротств российских нефтяных компаний ожидать не стоит, потому что период ценового кризиса длился недолго. Основная же проблема всех компаний остается прежней — переизбыток предложения на мировом рынке нефти, наблюдающийся с 2019 года.

«Предыдущее соглашение ОПЕК+ привело к тому, что многие руководители мировых проектов, которые находились на грани рентабельности, были уверены, что все участники организации будут поддерживать высокую цену и сокращать добычу. Мы видели, что в начале года, до пандемии, цена на нефть постепенно снижалась. Также сказался эмоциональный шок от того, что Россия и Саудовская Аравия не смогли договориться. Было объявлено, что с 1 апреля все добывают сколько смогут, а саудиты еще и заявили, что они накопили запасы, поэтому экспорт намного увеличился. Плюс они договорились с Кувейтом, что могут добывать в спорной зоне. Все эти факторы добили рынок. Мы видели цены в 10 $ за баррель. Но достаточно быстро цена вернулась к 30–40 $ за баррель», — напоминает Игорь Юшков. 

Что касается ценовых прогнозов, то сейчас делать их затруднительно. По словам президента инвестиционной группы «Московские партнеры», профессора Высшей школы экономики (ВШЭ) Евгения Когана, нефть — специфическая отрасль, в которой многое происходит через лоббизм и неформальные связи. «Я думаю, что в ближайшее время цены начнут болтаться в диапазоне 41–47 $ за баррель и сохранятся такими до конца года. А дальше они будут постепенно восстанавливаться. Не жду, что они вырастут сразу до 55–60 $, но в течение двух лет — почему нет?», — задается вопросом эксперт. 

Говоря о будущем «Русснефти», Игорь Юшков отмечает, что большое значение для компании будет иметь геополитика, но ждать каких-то кардинальных изменений не стоит: «Этот год создал много проблем, и "Роснефть" пытается с ними разобраться, новые поглощения сейчас не в приоритете. Если, конечно, не возникнет какого-то политического момента, при котором Гуцериев потеряет те возможности, которые у него есть сейчас». 

Капитализация «Русснефти» по состоянию на 16 сентября равняется 119,3 млрд руб. Выручка компании в первом полугодии этого года составила 60 млрд руб., а убыток — 17,4 млрд. Около 30 % уставного капитала компании принадлежит семье Михаила Гуцериева, у швейцарского трейдера Glencore — 23,46 %, банк «Траст» владеет 19,23 %, у ВТБ — 8,5 %. По объему добычи «Русснефть» занимает в России седьмое место.