Top.Mail.Ru
$ 62.13
 108.40
£ 77.14
¥ 48.47
 63.70
Нефть WTI 110.94
GOLD 1841.63
РТС 1245.71
DJIA 31253.13
NASDAQ 11388.50
BTC/USD 30148.00
бизнес

С аперкота на антрекот: поможет ли Хабибу в ресторанном бизнесе его популярность

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ / Legion-Media Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ / Legion-Media

Боец смешанных единоборств Хабиб Нурмагомедов запускает сеть ресторанов быстрого питания. К концу 2023 года он ожидает открытия 150 точек в пяти странах. Опрошенные «Компанией» эксперты оценили инвестиции в весь проект в минимум €1 млн. По их словам, успех спортсмена, как и других селебрити в этой сфере, зависит только от набранной команды, поскольку звездность в ресторанном бизнесе особой роли не играет.

ООО «М-ит групп франчайзинг» планирует создать сеть ресторанов под названием M-eat by Khaibib, пишут «Ведомости» со ссылкой на представителя компании и близкий к Нурмагомедову источник. Первое заведение уже открылось в башне «Город столиц» в «Москва-Сити». Еще 14 заведений в столице откроются до июня.Конкретные адреса представитель не назвал, но отметил, что инвестиции в открытие одного заведения составят 2-3 млн рублей. Таким образом, общие затраты в этот проект без учета уже открытого ресторана в «Москва-сити» на первом этапе составят 28–42 млн рублей. Сегодня открытие предприятия стрит-фуда в среднем стоит от 7 до 15 млн рублей, уточнил в разговоре с «Компанией» ресторатор и глава Hurma Management Group Дмитрий Левицкий.

 К концу 2023 года структура Нурмагомедова собирается открыть 150 точек в российских регионах, Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Турции и ОАЭ. По приблизительным подсчетам Дмитрия Соколова, владельца баров Help&Friends bar, Stay True bar, Law&son bar, с учетом аренды и ремонта весь проект обойдется Нурмагомедову минимум в €1 млн.

В ресторанах спортсмен будет продавать продукты собственного завода — томленое мясо (курица, конина и говядина) в булочке с различными добавками. Ее назвали «Брэд-eat», сама технология изготовления булочки уже запатентована, пишет издание. Впоследствии Нурмагомедов планирует наладить продажи продукции в магазинах крупных ритейлеров и построить в России завод по производству ингредиентов для сети. Конкретные поставщики продукции неизвестны.

Нурмагомедов будет выступать совладельцем и партнером сети, отметил представитель «М-ит групп франчайзинга». Согласно данным СПАРК, сейчас это юрлицо принадлежит гендиректору Владимиру Хорошилову, который и является партнером спортсмена по реализации проекта. Хорошилов подтвердил эту информацию.

С октагона и сцены в ресторанный бизнес

После завершения спортивной карьеры в 2020-м Нурмагомедов начал развивать несколько бизнес-проектов: ресторан «Папаха» и кофейня в Махачкале. В том же году он запустил коллаборацию с брендом спортивного питания Fitroo под названием Fitroo by Khabib. По словам самого спортсмена, он работал над ресторанами быстрого питания больше восьми месяцев и получал запросы многих крупных брендов рынка общепита, однако решил построить в этом бизнесе собственный бренд.

Нурмагомедов не первый спортсмен, «ушедший» в ресторанный бизнес. Четырехкратный чемпион мира по хоккею Игорь Ларионов еще в 2017-м году открыл ресторан Larionov Grill & Bar, который разросся до четырех точек. Экс-футболист сборной России Александр Самедов вместе с женой владеет рестораном «Сирень» в парке «Сокольники». Другой бывший футболист российской сборной, Александр Кержаков в том же году открыл в Санкт-Петербурге ресторан грузинской кухни «Сули Гули», партнером которого выступил ресторанный холдинг Ginza Project.

Помимо спортсменов своими ресторанами владеют рэпер Моргенштерн (ресторан KAIF), певцы Григорий Лепс и Эмин Агаларов (рюмочная «Рюмка водки»), журналист Владимир Познер (необистро Geraldine), телеведущая Тина Канделаки (ресторан «Тинатин»), журналистка Ксения Собчак (бистро She), рэпер Тимати (Black Star Burger).

Однако не все предприятия селебрити оказываются успешными. Так, певица Ольга Бузова закрыла все свои рестораны BUZfood через полтора года после старта. Она объяснила это конфликтом с партнером по бизнесу. Ночной клуб «ДНК» Джигана просуществовал полгода, а бар певицы Анны Седоковой La Story Shop Bar Lab — три месяца.

Трое из десяти

«Многие селебрити приходят в ресторанный бизнес, но звездность здесь особой роли не играет — все зависит от бизнес-плана, интереса аудитории, предложения и интуиции», — заявил в разговоре с «Компанией» вице-президент Федерации рестораторов и отельеров, омбудсмен ресторанного рынка Москвы Сергей Миронов. Он отметил, что известность обеспечивает только первый поток посетителей и рекламу, что является хорошей составляющей, «но не более того». Ресторатор, владелец сети ресторанов «Китайский квартал» и заведения «Junk Food and Bar» Станислав Лисиченко уточнил, что вне зависимости от имени владельца из всех стартапов выживают три из десяти, поэтому «задача Нурмагомедова войти в эту тройку».

«С точки зрения общепита Хабиб не отличается ничем от других инвесторов, приходящих в индустрию. Его известность в спортивной сфере никаких дополнительных плюсов не дает, кроме первичного интереса к бренду», — объяснил «Компании» Дмитрий Левицкий. По его словам, дальше все зависит от менеджеров проекта.

По мнепию Дмитрия Соколова, Нурмагомедов — человек известный с большим числом подписчиков в Instagram. При наборе профессиональной команды управленцев у него есть все шансы закрепиться в ресторанном бизнесе. «Когда медийные люди берутся за открытие брендов общепита, то обычно думают, что все будет хорошо, поскольку их все знают», — уточнил он.

«Не надо пытаться соединить в себе все компетенции»

В 2019-м году Собчак в своем интервью с Бузовой отметила, что рестораны певицы не стали прибыльными из-за отсутствия личного контроля. Если ты не контролируешь процесс, то ничего не получится, уверен президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров. «Владелец заведения должен принимать решения ежесекундно, а если перед управляющим была поставлена задача согласовать все с собственником, то время и горизонт принятия решений растягиваются, что приводит к накоплению долгов», — объяснил он в разговоре с «Компанией». Бухаров отметил, что нанятый управляющий не будет работать на вас — он будет работать на себя.

Лисиченко утверждает, что селебрити не могут лично управлять заведением, потому что это требует совершенно других квалификационных требований. «Не надо пытаться соединить в себе все компетенции. Задача предпринимателя найти у себя самые сильные свойства и усилить их, а слабые — постараться компенсировать», — заявил он. Ресторатор отметил, что не знает ни одной звезды, лично ведущей ресторанный бизнес. Обычно селебрити становятся лицами заведения за определенный процент от прибыли или выручки. «За хороший результат получит хорошие деньги, за плохой результат — плохие. В случае с Хабибом были предприниматели, которые убедили его стать лицом заведения», — заключил Лисиченко.

Все же медийные персоны должны принимать хотя бы минимальное личное участие, говорит Миронов. Он рекомендовал звездам идти по пути готового бренда или франшизы, потому что их бизнес-процессы уже известны. «Для непрофессионалов франшиза — это приоритетное направление. Бывают и исключения, когда новичок придумал что-то интересное, нанял сильных управленцев и у него все получилось», — подчеркнул Миронов.

Еще по теме