Top.Mail.Ru
$ 60.43
£ 73.95
¥ 45.57
 64.24
 9.00
Нефть WTI 92.40
GOLD 1785.86
РТС 1118.40
DJIA 33309.51
NASDAQ 12854.80
BTC/USD 24562.00
финансы

Словесные интервенции: ЦБ и Минфин спорят, что делать с сильным рублем

Фото: Екатерина Штукина / РИА Новости Фото: Екатерина Штукина / РИА Новости

У экономического блока осталось последнее средство «тяжелой артиллерии» — Минфин готов пожертвовать нефтяными сверхдоходами для ослабления рубля и закупить на них «дружественную валюту», заявлял глава ведомства Антон Силуанов. ЦБ выступил категорически против управления нацвалютой и предложил оставить ее в свободном плавании. Опрошенные «Компанией» эксперты сомневаются в эффективности предложенных мер. По их словам, сейчас инструментов для ослабления рубля нет, как и предпосылок к снижению его курса.

«Мы готовы пожертвовать частью расходов. Часть расходов можно будет не проводить, а сверхнефтегазовые доходы направлять на то, чтобы осуществлять интервенции на валютном рынке. Это должно повлиять на курс. <…> Вижу, что остается вот эта только последняя мера из тяжелой артиллерии», — сказал Силуанов на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей. Речь идет о сильно измененном бюджетном правиле, разрешающим покупку «дружественной валюты», поскольку доллар и евро токсичны для России, а критерием интервенций станет не цена нефти, а курс рубля. По словам Силуанова, параметры бюджетного правила еще обсуждаются.

Министр напомнил, что снятие ряда валютных ограничений, как и стимулирование импорта, на курс рубля влияния почти не оказали. Он добавил, что для ЦБ «принцип свободного плавания курса незыблем, курс определяется рынком», поэтому регулятор и не вмешивается. «Это принцип ЦБ, он имеет место быть и право на существование. Вопрос, кто еще может участвовать на рынке валюты? Минфин раньше в рамках бюджетного правила», — заявил глава Минфина.

еще по теме:
Пути назад нет: что обсуждалось на первой экономической сессии ПМЭФ-2022
«Как прежде» в российской экономике уже не будет. Страна должна адаптироваться к новой реальности, постепенно снимая ограничения и ориентируясь внутрь
ПМЭФ

Против позиции Силуанова выступил глава Минэкономразвития Максим Решетников. Он уверен, что бюджета не хватит на достаточную для стабилизации курса рубля скупку валюты. Решетников опасается, что такими действиями ведомство ухудшит ситуацию, поскольку в условиях недостатка спроса сокращение бюджетных расходов только еще более негативно повлияет на экономику». Но и при плавающем курсе «реального решения вопроса» не будет, потому что сокращать расходы и откупать доллары будет бюджет, а это приведет к еще большему сжатию экономики».

Центробанк допустил применение валютных интервенций как таковых, но выступил категорически против управляемого рубля и, в частности, таргетирования курса. «Да, мы придерживаемся политики плавающего курса, потому что именно плавающий курс дает возможность экономике адаптироваться к изменившимся условиям, — подчеркнула председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. — И попытки иметь тот курс, который был при старых условиях, это искусственный курс – либо произойдет резкая девальвация, как у нас уже бывало». Она отметила, что бизнесу важен реальный обменный курс, а попытки им управлять снижают независимость и самостоятельность денежно-кредитной политики страны.

При этом Набиуллина напомнила, что Россия из-за санкций не может копить резервы в твердых валютах, а по нерезервным валютам существуют капитальные ограничения. Один из инструментов для стабилизации курса — бюджетное правило, обновленные конструкции которого необходимо обсуждать, заявила глава ЦБ.

Попытка вернуться в март

Минфин и ЦБ с разных сторон подходят к попытке смоделировать ситуацию в экономике, похожей на ту, что была до геополитического обострения и многочисленных санкций против России, считает начальник отдела глобальных исследований «Открытие Инвестиции» Михаил Шульгин. «До марта мы жили в условиях открытой экономики, где валютный курс определялся счетом текущих операций и финансовым счетом, но до конца января действовало также и бюджетное правило, оно сглаживало колебания курса, связанные с сырьевыми ценами на мировом рынке», — объяснил он.

Сейчас ЦБ выступает за плавающий курс и полную отмену валютных ограничений для граждан. При этом проблему запертых в России средств нерезидентов регулятор отдает на откуп специальной правительственной комиссии, говорит Шульгин. ЦБ видит разрешение ситуации с крепким рублем через оживление импорта и стимулирование перехода бизнеса на расчеты в валютах «дружественных» стран.

еще по теме:
Рубль и долг Эльвиры Набиуллиной
Путь последнего системного либерала в российской власти — от студентки-стипендиатки Карла Маркса до приверженца рыночной экономики и главного защитника рубля
Эльвира Набиуллина

Минфин же делает ставку на возвращение бюджетного правила в модифицированном виде, поскольку раньше такая схема работала: сверхдоходы накапливались в резервах, а ЦБ покупал на них валюту. «По сути, это были интервенции против укрепления рубля через доллары и евро», — отметил аналитик. Сейчас такая схема невозможна, но, по его словам, все же имеет смысл попытаться вернуть бюджетное правило через покупку «дружественных» валют. Шульгин допустил, что это может помочь остановить укрепление рубля к доллару и евро именно посредством влияния на эти валюты через кросс-курсы.

Аналитик ФГ «Финам» Александр Потавин не уверен, что этот инструмент сработает на практике, поскольку курс евро к доллару на внутреннем рынке часто торгуется примерно на 3-4% ниже, чем котировки на мировых валютных биржах. «Это особенность торговли на закрытой от всех Московской бирже», — отметил он. 

Чем опасен плавающий рубль?

Плавающий курс рубля в текущих условиях опасен для экономики и сырьевых предприятий, считают опрошенные «Компанией» эксперты. В особенности это касается металлургов на фоне отсутствия внутреннего и внешнего спроса на валюту и падения импорта на 40% год к году, говорит главный инвестиционный стратег ITI Capital Искандер Луцко.

«На рынке фактически есть только экспортеры и в основном банки, которые продают валюту, так как вынуждены от нее избавляться», — сказал он в беседе с «Компанией». По словам Луцко, интервенции Минфина могут оказаться вполне эффективными, но краткосрочно — из-за сильного перекоса в торговом балансе в пользу экспорта.

«Необходимо снять ограничения на перевод капитала как наличный, так и безналичный, и потом возобновить покупки валюты в рамках бюджетного правила. В текущих санкционных условиях других возможностей особо нет», — полагает эксперт.

Сложившаяся структура экономики не соответствует новым реалиям, проблема — в избыточном по отношению к остальной экономике размере сырьевого сектора, сказал «Компании» директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин.

«Если раньше избыток валютной выручки уходил по сути в резервы и финансовые активы, то сейчас это невозможно даже в близких объемах. Поэтому свободный курс приведет к тому, что рубль продолжит неконтролируемо укрепляться и создавать проблемы для несырьевого экспорта, а также компаний, которые преуспели в импортозамещении», — спрогнозировал эксперт.

Бизнесу станет сложнее конкурировать с иностранными компаниями, что в конечном итоге может привести к голландской болезни, отмечает Брагин. Особенно это актуально сейчас, поскольку нефтегазовый сектор на фоне высоких сырьевых цен находится в комфортном положении.

«Управляемый курс выглядит очевидным решением, но вопрос в том, что это снова означает накопление резервов. Не уверен, что дружественные страны так уж хотят увидеть повышение спроса и укрепление собственных валют, ведь им, в свою очередь, придется решать проблему конкуренции на внешних рынках уже на своей стороне», — пояснил аналитик.

Он добавил, что искусственное ослабление рубля приведет также и к снижению импорта, его удорожанию, и усложнит задачу снижения инфляции. Если не решить проблему избыточного сырьевого экспорта, «вопросы к рублю будут оставаться очень серьезными», предупредил Брагин. 

Баланс, который придет со временем

Сейчас механизма остановить укрепление рубля — нет, уверен руководитель департамента инвестиционной аналитики «Тинькофф Инвестиций» Андрей Опарин. «Власти пытаются делать “словесные” интервенции, но помогает это очень ограниченно», — считает он. А в это время курс укрепляется все сильнее, потому что банки и компании избавляются от долларов из-за рисков хранения валюты, а экспортеры конвертируют львиную долю валютной выручки в рубли, несмотря на послабления от ЦБ.

По словам Опарина, максимальная точка для укрепления рубля находится в пределах 47 рублей за доллар — это реальный курс рубля без бюджетного правила. Пока нет предпосылок к ослаблению валюты, если не брать в расчет вмешательство Минфина с интервенциями.

Аналитик выделил несколько факторов, от которых будет зависеть курс рубля:

  • экспортно-импортный баланс, на который влияют цены на энергоносители;

  • объем продажи нефти и газа;

  • скорость восстановления импорта;

  • переход Минфина РФ к валютным интервенциям;

  • снятие валютных ограничений со стороны ЦБ. 

В среднесрочной перспективе произойдет неизбежная подстройка импорта и заработает параллельный импорт, прогнозирует Михаил Шульгин. При этом объемы экспорта в ближайшие пару лет будут постепенно сокращаться из-за санкций. «Со временем мы придем к балансу экспорта и импорта, который не только остановит укрепление рубля, но и приведет к ослаблению российской валюты, — сказал он. — Тогда уже модифицированным бюджетным правилом можно будет сглаживать волатильность и снижать темпы ослабления рубля».