GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
расследования

Вкладчики потеряли доверие к QBF

Источник фото: facebook-канал QBF Источник фото: facebook-канал QBF

Инвесторы не могут вернуть вложения из крупной инвесткомпании QBF, под вывеской которой, по данным следствия, работала финансовая пирамида. Коллективное обращение в СКР, МВД и ФСБ подписали более 250 вкладчиков. Они попросили возбудить уголовное дело о мошенничестве в отношении главы компании Романа Шпакова. О том, как устроена инвесткомпания QBF — в расследовании журнала «Компания».

О проблемах в получении выплат журналу «Компания» рассказали сами инвесторы. По их словам, вернуть деньги пытаются более 500 человек по всей России. «Воспользовавшись изъятием серверов, начиная с конца мая, ООО «ИК “КьюБиЭф” прекратило выплату денежных средств клиентам по прекращенным сделкам на приобретение внебиржевых опционных продуктов <…> Одновременно с этим возникли проблемы по другим финансовым продуктам ГК QBF», — говорится в обращении.

Основными доказательствами надежности компании, на которые ссылались ее сотрудники, были выданные ЦБ лицензии и «отсутствие значимых замечаний со стороны Банка России по итогам ежегодного обязательного аудита», отмечают инвесторы. По данным на август 2021 года, QBF привлекла более 3,5 млрд рублей только по финансовому продукту «Участие в IPO». Общий ущерб исчисляется 5-7 млрд рублей. Основной объем притока средств пришелся на конец 2020-го — начало 2021 года, однако в этот период у правоохранительных органов, по словам вкладчиков, уже были претензии к работе компании.

Это подтверждают данные «Коммерсанта». Издание отмечало, что силовики занимались расследованием почти год, а о возбуждении уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в отношении сотрудников инвесткомпании QBF стало известно только в мае 2021-го. По данным следствия, QBF, занимавшая несколько этажей в башне «Город столиц» в Москва-Сити, привлекала средства для инвестиций в шести регионах России, включая Москву и Санкт-Петербург, а после выводила их в офшоры. При этом основной акцент инвесткомпания делала на состоятельных клиентов, у которых есть доступ к бюджетным деньгам. Руководство компании рассчитывало, что эти люди не пойдут в полицию, поскольку не смогут доказать законность получения средств, отданных в управление.

Однако в полицию инвесторы все же обратились. Сделал это Максим Борзенков, сын бывшего вице-мэра Екатеринбурга Ильи Борзенкова, проходящего по делу потерпевшим. Борзенков-старший рассказывал Forbes, что в 2016-2018 годах его семья отдала средства инвесткомпании в доверительное управление, но они столкнулись с проблемой, когда решили их вывести. По словам Ильи Борзенкова, деньги были похищены, поэтому «пришлось обращаться за защитой в правоохранительные органы». При этом он не стал называть сумму инвестиций. В 2016-2018 годах Борзенков несколькими траншами отдал в доверительное управление QBF более 1 млрд рублей, заявил управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин, защищающий интересы управляющего директора QBF Зелимхана Мунаева.

Мунаев стал фигурантом уголовного дела вместе с юристом компании Евгенией Россиевой и еще двумя топ-менеджерами. Мунаев и Россиева сейчас находятся в СИЗО. Бородин отмечал, что его подзащитного уже задерживали в 2019 году в рамках уголовного дела по заявлению одного из клиентов, передавших в управление QBF чуть более $1 млн. Как отмечает Forbes, это уголовное дело правоохранительные органы все еще расследуют. По словам Бородина, последние три года ЦБ проводил проверки в QBF, по времени они совпадали с обысками в офисах компании и квартирах сотрудников. Но в ходе проверок регулятор не находил нарушений.

В начале июня 2021-го ЦБ запретил QBF проводить операции, заключать новые договоры о брокерском обслуживании и работать с деривативами на внебиржевом рынке до 29 ноября 2021 года. В решении ЦБ указывалось, что инвесткомпания создавала угрозу правам и законным интересам своим инвесторам. Лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг на брокерскую, дилерскую, депозитарную деятельность и деятельность по управлению ценными бумагами QBF лишилась 8 июля 2021 года. Причиной для этого решения стали неоднократные нарушения требований законодательства о ценных бумагах, отмечал регулятор. Действие лицензий прекращается с 20 января 2022 года, а до 19 января инвесткомпания обязана вернуть все имущество своим клиентам.

Главные лица в QBF

Следствие рассматривает в качестве организатора криминальной схемы председателя совета директоров QBF Романа Шпакова. Он же является бенефициаром и учредителем структур инвесткомпании. Шпаков уехал в ОАЭ еще в 2018 году, где сейчас и проживает, пишет Life. Согласно данным «Коммерсанта», он уехал в Эмираты в 2021-м.

В финансовую группу QBF, открывшую двери первого офиса еще в 2008 году, входят ООО ИК «КьюБиЭф» (специализируется на доверительном и управлении, брокерском и депозитарном обслуживании, а также хеджировании), ООО «Кью.Брокер» (совершение быстрых брокерских сделок) и ООО «КБФ УА» (управление имуществом паевых инвестфондов).

QBF за 13 лет работы получила множество разных премий. В 2020 году инвесткомпания победила в номинации «Продукт года» (предложение по инвестициям в IPO) от SPEAR’S Russia Wealth Management Award. Лауреатом той же премии QBF становилась в 2014 и 2018 годах.

Также QBF стала лидером в рейтинге работодателей России за 2019 год среди участников инвестиционной индустрии. Компания состоит в совете НАУФОР по брокерской деятельности, комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по международному сотрудничеству и в других организациях.

Последнюю до 28 июля возглавляла заместитель генерального директора всей группы и близкая к Шпакову Ярослава Смирнова, однако после нее во главе «КБФ УА» встал Иван Сомов. Вкладчики не исключают, что он номинальный руководитель, «введенный для последующего банкротства юрлиц. «КБФ УА» обладает одной из двух оставшихся лицензий ЦБ, по «управлению инвестфондами, паевыми инвестфондами и негосударственными инвестфондами».

Гендиректор ООО ИК «КьюБиЭф» — Станислав Матюхин. В течении семи лет он работал в Федеральной службе по финансовым рынкам (ФСФР), а потом в ЦБ на должности замначальника отдела лицензирования акционерных инвестиционных фондов. По словам вкладчиков, опыт работы Матюхина в Центробанке и ФСФР внушали доверие к инвесткомпании. Они не исключают, что Матюхин с помощью личных связей мог способствовать получению лицензий группы QBF, а также обеспечивать сохранение их актуальности.

ООО «Кью.Брокер» с марта по август 2021 года руководил глава по IT в ГК QBF Юрий Орлов. Ему, в частности, принадлежит 6,9% доли в ООО «УК Мои Финансы», занимающемся доверительным управлением бумаг. Среди совладельцев компании — директор департамента продаж Руслан Спинка, как отмечается в обращении, хорошо знакомый со Шпаковым и Мунаевым.

В 2014 году Пушкинский городской суд Подмосковья приговорил экс-оперуполномоченного отдела по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции МУ МВД, полного тезку департамента продаж QBF, к двум годам тюрьмы за попытку получить взятку от местного бизнесмена (ч. 3 ст. 30 — ч. 3 ст. 159 УК РФ («Покушение на мошенничество»). Спинка заявлял предпринимателю, что имеет полномочия прекратить какие-либо проверки в отношении бизнесмена. Спинка был задержан в 2013 году при получении 200 тыс. рублей.

Журналу «Компания» не удалось выяснить, идет ли речь о том же человеке, что входит в число руководителей и бенефициаров QBF.

прочитать весь текст

Несколько совладельцев QBF, включая замруководителя департамента продаж и клиентского обслуживания компании Андрея Коржа, ранее работали в финансовом холдинге GL Financial Group, который основал сбежавший за границу и объявленный в международный розыск Герман Лиллевяли. Холдинг следователи сочли финансовой пирамидой, а ущерб от его действий оценивали в 9 млрд рублей.

Как работала QBF

Инвесткомпания предлагала своим клиентам инвестировать средства по договору доверительного управления через брокерский или индивидуальный счет. Хоть у ИК «КьюБиЭф» есть лицензия ЦБ, менеджеры предлагали клиентам подписать соглашение с кипрской QB Capital. Также с QBF связаны ряд офшоров на Каймановых и Канарских островах, Кипре, в Люксембурге и Гонконге.

После подписания всех договоров средства направлялись на счета кипрских компаний. При этом часть средств оставалась в России и направлялась на девелоперские проекты. Один из них — ЖК «Грибовский лес» в Одинцовском районе Подмосковья.

Строительством ЖК занимается ООО «Симон Джессо». Роман Шпаков с 2012 по 2014 годы владел 50% долей девелопера, свидетельствуют данные «СПАРКа». В прошлом году выручка компании составила 44,9 млн рублей, чистая прибыль — 34 тыс. рублей.

Кроме того, Шпакову полностью принадлежит ООО «М1 Инвест», среди видов деятельности которого указано строительство жилых и нежилых зданий. На компанию зарегистрировано четыре домена, однако ни один из них на момент публикации не работал. Также Шпаков владеет строительной компанией ООО «С-Контроль» и девелопером ООО «Нортонстрой», не имеющими собственных сайтов. Журналу «Компания» не удалось выяснить, какие именно объекты были построены этими организациями.

прочитать весь текст

Инвесторы же регулярно получали отчеты о том, во что были вложены их средства. Однако сведения были «липовые». Клиенты QBF отмечают, что иногда получали некоторый доход, но он был за счет притока новых инвесторов.

Средства выводились несколько месяцев, «что напоминает схемы финансовых пирамид», сообщал инвестблогер Александр Кондрашов в Telegram-канале. Он рассказывал Forbes, что осенью 2020 года решил перевести QBF 2 млн рублей для участия в разных IPO. Первое, что его смутило — данные о проведенных сделках приходили ему в таблицах Excel, которые менеджеры обновляли вручную. Обычно крупные брокеры имеют собственные платформы со сделками, отмечал Кондрашов.

Еще одна проблема заключалась в том, что в QBF аллокацию в первичном размещении (сколько акций получит клиент) раскрывали только через два часа после торгов. Хотя эти данные известны брокерам еще до начала всех торгов. Размер аллокации менеджеры инвесткомпании меняли так, как им выгодно — если акции после IPO дешевели, то они писали, что удовлетворили почти всю заявку. Если же росла, то давали чуть большую аллокацию, чем конкуренты. Кондрашов рассказал, что однажды вложил в IPO биотех-компанию Kodiak. После начала торгов акции упали на 30-40%, а аллокация была поставлена как высокая. «Все, что я заработал в QBF до этого превратилось в тыкву», — сказал он. После бумаги Kodiak выросли, а Кондрашов все же сумел заработать. Он смог вывести деньги через четыре месяца после запроса.

QBF имеет признаки финансовой пирамиды, но судить только по ним нельзя, уверен инвестиционный консультант, автор YouTube-канала «Экономист на час» Рами Зайцман. Он уточнил, что ЦБ использует этот термин, чтобы начать разбирательства и предостеречь действующих и будущих вкладчиков. «QBF, на мой взгляд, являлась Forex-кухней: она имела пул клиентов, они торговали друг с другом, сами об этом не зная», —объяснил Зайцман журналу «Компания».

Профессиональные трейдеры называют «кухнями» брокеров, которые не выводят сделки своих клиентов на рынок. Все полученные заявки от одних инвесторов брокер обрабатывает за счет других своих же вкладчиков. То есть торговля происходит внутри платформы брокера.

В профессиональной терминологии это называется внутренним клирингом — взаимный зачет платежей в рамках одной платформы, не выходя за ее пределы. Такое явление существует на валютном и фондовых рынках.

прочитать весь текст

Пока «кухня» может закрывать заявки одних клиентов заявками других — это не вредит ни одной из сторон. Если же клиент хочет купить золото, а никто его не продает, то возникает конфликт интересов, поскольку брокеру выгодно, если вкладчик проиграет депозит — в этом случае он становится доходом брокера. «Риск в том, что когда идет сильное движение цены [из-за отсутствия встречных заявок], у людей образуется убыток и они начинают паниковать», — отметил Зайцман.

Инвестиционной целью клиентов QBF было, как правило, не решение утилитарных финансовых задач (приобретение нового айфона, автомобиля или квартиры), а долгосрочное накопление — формирование защищенного от экономических, политических потрясений личного или семейного фонда (аналога собственного пенсионного фонда), пояснил журналу «Компания» управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин. По его словам, компания целенаправленно ориентировала клиентов на долгосрочные вложения и старалась завоевать их доверие. «В результате портфель инвестиций обладал высоким уровнем оседания», — считает он. Сафиулин добавил, что вероятно определенную позитивную роль в имидже ИК «КьюБиЭф» могла сыграть личность руководителя — Станислава Матюхина в контексте его работы в ЦБ и ФСФР.

В ЦБ журналу «Компания» сообщили, что осенью прошлого года объем сделок с внебиржевыми финансовыми инструментами вырос после масштабной рекламы, и это стало поводом для проведения надзорных мероприятий. «В результате было выявлено, что сделки по поручениям клиентов заключались с контрагентом, у которого нет лицензии Банка России на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг», — добавили в регуляторе. Такие сделки не противоречат российским законам, при этом ООО ИК «КьюБиЭф», по данным ЦБ, не оценивало риски неисполнения обязательств по ним и продолжала принимать поручения клиентов, после чего регулятор запретил компании совершать эти операции.

«Большая часть клиентов была из числа квалифицированных инвесторов, а компания ООО ИК “КьюБиЭф”» письменно предупреждала их о рисках по таким договорам и не гарантировала исполнение обязательств по ним», — отметили в ЦБ.

Сейчас регулятор рассматривает вопрос о применении в рамках своей компетенции мер «к единоличному исполнительному органу и контролеру ООО ИК “КьюБиЭф”». Также регулятор сообщил, что для мотивации компании оперативно исполнять свои обязательства, проводит с ее представителями регулярные встречи. 

В техподдержке и пресс-службе QBF не ответили на запрос журнала «Компания». Матюхин сбрасывал звонки от корреспондента издания. Журнал также направил запрос в МВД России.

Екатеринбургское дело

Тем временем следователи изучают не только теневые схемы работы QBF, но и происхождение денег. По данным Life, свердловское управление Следственного комитета подозревает региональных чиновников в том, что они якобы переводили бюджетные деньги через консалтинговые контракты и подставные фирмы в QBF, а далее средства поступали в офшоры. По данным издания, сумма ущерба оценивается в 6 млрд рублей, а под подозрением находится ряд сотрудников администрации Екатеринбурга, включая экс-мэра Борзенкова.

Более того, через несколько дней после задержания Мунаева и Россиевой в СМИ появились сообщения, что QBF якобы «помогала екатеринбургским чиновникам, против которых ведется следствие, отмывать деньги». Борзенков в разговоре со Znak заявил, что это «лживый вброс». «Подозреваю, что информационную атаку устроила группа финансовых мошенников, действовавших под вывеской инвесткомпании. Атака очень глупая, и все это понимают», — отметил он. При этом он не стал объяснять, почему инвесткомпания решила заказать публикации против Борзенкова.

Илья Борзенков ушел с поста вице-мэра Екатеринбурга еще в 2008 году и после этого занимался бизнесом. Ему, в частности, принадлежал магазин техники и электроники «Норд». Борзенков продал его в 2020 году челябинскому предприятию RBT.RU. Сумма сделки не разглашалась.

«Первая задача Банка России»

Претензии к ЦБ в случае доказательства, что QBF — финансовая пирамида, могут коснуться эффективности надзора, ведь жалобы на инвестокмпанию в интернете появлялись в течение четырех-пяти лет, рассуждает управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров. При этом до конца непонятно, к каким именно структурам группы относились жалобы. «Вполне возможно, что многие из них касались неподнадзорных компаний», — допускает Сафиулин.

Он считает, что кейс с ИК «КьюБиЭф» — «это очевидный крупный прокол в самой системе надзора». Тучи над лицензированным участником сгущались годами и регулятор мог среагировать на развитие ситуации неформально, считает глава Федерального фонда. Более того время было достаточным, чтобы скорректировать существующие регламенты.

По его словам, сейчас для ЦБ важно провести детальный анализ системы надзора. Немало лицензированных участников рынка ценных бумаг также включены в сложные интернациональные по регистрации группы, некоторые из них предлагают схожие с ИК «КьюБиЭф» инвестуслуги, отмечает Сафиулин. «Не допустить повторения этой истории — это первая задача Банка России. Главное сохранить доверие инвесторов», — добавил он.

Руководитель Федерального фонда убежден, что регулятору нужно предпринять все возможные меры по уменьшению возможного ущерба инвесторов компании. Речь идет о более активной роли ЦБ в разъяснительной работе с пострадавшими. «Инвесторов атакуют десятки не совсем добросовестных юридических компаний, которые обещают решить все проблемы за небольшие деньги. Как правило такая помощь не приводит к результату, но связана с дополнительными финансовыми затратами людей», — заключил Сафиулин.