$ 73.75
 86.96
£ 96.21
¥ 69.60
 80.79
GOLD 2035.12
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
стиль

Война на Патриарших: жизнь или кошелек

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Долгожданный конец карантинных мероприятий обернулся для некоторых рестораторов новой головной болью — в чересчур популярных для отдыха местах, например на Патриарших прудах, им объявили войну местные жители: круглосуточный пир под окнами с сопутствующими мусором и шумом изрядно портит жизнь. Самые радикально настроенные требуют закрытия района для чужаков и изгнания всех заведений общепита, в крайнем случае — жесткого ограничения времени их работы. Бизнес пытается отстоять свое право продолжать работу в том месте, в которое он уже много лет вкладывает силы и средства. Общение между сторонами идет на повышенных тонах, с привлечением правоохранительных органов и депутатов. О том, что мешает конструктивному диалогу и стоит ли ждать превращения Патриков в московский Сохо, «Компания» поговорила с представителем Независимого объединения рестораторов Москвы (НОРМ) Максимом Лучиным.

Что, на ваш взгляд, спровоцировало конфликт?

— Нельзя сказать, что ситуация с местными жителями возникла после снятия карантинных ограничений. Она существовала и до пандемии, и предпосылки для ее возникновения понятны.

С одной стороны, центральные районы Москвы, такие как Арбат, Чистые пруды, Китай-город и, конечно, Патриаршие пруды, давно стали частью туристического бренда Москвы. Ежегодно они привлекают тысячи туристов. Откройте любой путеводитель по российской столице — на английском, немецком, китайском, любом другом языке — и вы увидите рекомендацию посетить эти районы, чтобы по-настоящему прочувствовать Москву. Сейчас на самом высоком уровне много говорится о развитии туризма — как внутреннего, так и международного. Вот эти районы в буквальном смысле формируют лицо города.

С другой стороны, в этих районах живут люди, для которых такая ситуация обернулась целым рядом проблем: это и толпы людей на улицах, и шум, и пробки. На Патриарших прудах молодежь собирается, чтобы продемонстрировать свои наряды, машины, мотоциклы, — типичное тусовочное место. Кроме того, покупается алкоголь в местных магазинчиках или в барах навынос, его распивают на улице, мусорят. Понятно, что людям, живущим в районе, это все доставляет беспокойство и неудобства.

Это не уникальная ситуация — во всем мире существуют такие противоречия в популярных городских районах, — и есть сложившаяся международная практика, как такие проблемы можно решить. В конце концов, и жители, и рестораторы хотят одного: спокойно жить и работать в районе. Более того, рестораторы могут быть эффективным инструментом для жителей, чтобы добиться более комфортной жизни в районе.

За счет чего, например?

— Мировой опыт показывает, что жители и рестораторы могут договариваться не только о комфортных условиях работы, но и решать общие актуальные для района проблемы — от установки дополнительных урн для мусора до совместной разработки поправок в схеме дорожного движения и организации парковочных пространств. Рестораны можно использовать для улучшения жизни района, и они к этому готовы.

Весь вопрос — жителям скоординироваться и озвучить предложения в конструктивном ключе.

Диалога не получается?

— Сейчас отдельные околополитические активисты начали паразитировать на ситуации, пытаясь раздуть конфликт и воспользоваться им для достижения своих личных целей. Они создают видимость острого противостояния рестораторов и жителей, занимаются в чистом виде подстрекательством, вводят в заблуждение и местных жителей, и федеральные СМИ, и телевидение, и даже местную власть, подтасовывают и переиначивают факты. Недавно закрылась одна из летних веранд — после серии сюжетов на федеральном телевидении, в которых с подачи такой активистки было рассказано среди прочего, что посетители этой веранды, извините, ходят мочиться в ближайшие кусты под окнами дома, чем вызывают недовольство жителей. Нам предлагают поверить, что посетители очень недешевого ресторана вместо того, чтобы пойти в прекрасно оборудованную уборную, по какой-то странной прихоти перелазят ограду и мочатся в кустах.

Кроме такой откровенной лжи не гнушаются такие «активисты» и прямым подлогом. Например, по одному из адресов такая активистка подделала несколько десятков подписей против ресторана для того, чтобы добиться его закрытия. Или, например, свежая история с рестораном «13», где реальные жители дома, в котором расположено заведение, выступили против активистов, пытающихся раздуть конфликт под предлогом недовольства жителей района.

Зачем это делается? Можем предположить, что это способ заработать политические очки, нечистоплотная конкурентная борьба или вариант вымогательства и информационного терроризма. Наши юристы как раз занимаются сейчас такими моментами, собирают данные для передачи в правоохранительные органы и суд, вот они пусть и разбираются.

Какие еще точки на карте столицы проблемные с этой точки зрения?

— Если говорить о непростых взаимоотношениях жителей районов и рестораторов — то это все районы, где сосредоточена культурная и ночная жизнь. Помимо Патриарших прудов, с подобными проблемами сталкиваются рестораторы, работающие во всех популярных у молодежи районах столицы. Это и Яма на Чистых прудах, и Таганский район, где недавно закрыли арт-пространство District 27, и Китай-город с баром «Сюр».

Проблема не ограничивается только Москвой. Яркий пример — улица Рубинштейна в Санкт-Петербурге, на которой также расположено огромное количество заведений. Там эта ситуация возникла еще раньше — и мы сейчас изучаем их опыт по преодолению спорных ситуаций и выработке правил комфортного сосуществования ресторанов и жителей района.

Как можно разрешить конфликт мирных жителей и рестораторов?

— Жизнь в большом городе, в одном из мировых мегаполисов, подразумевает взаимодействие с большим количеством людей и выработку каких-то общепринятых норм комфортного сосуществования. По-другому просто не получится: невозможно закрыть какой-то район в центре Москвы и пускать туда только по пропускам только тех, кто там прописан.

Решение может быть найдено только в режиме диалога. Необходимо собрать мнения действительно большинства жителей, выработать правила сосуществования, включить их в общественный договор между общественностью и бизнесом и следить строго за его соблюдением.

Мы как раз для этого и создали в Независимое объединение  рестораторов Москвы (НОРМ) и сейчас вырабатываем с местными  муниципальными депутатами проект такого общественного договора, который можно будет вынести на общественное обсуждение.

Сколько компаний уже присоединилось к НОРМ?

— К инициативе НОРМ уже присоединились такие известные рестораны, как «Аист», «13», Bro&N, LureME, Scampi, «Циники», NUDE, Margarita Bistro, Avocado Queen и другие. С целым рядом рестораторов мы находимся в переговорах.

Возможно ли появление в столице своего Сохо?

— Патриаршие пруды не станут вторым Сохо, поскольку они уже являются полноценным самостоятельным туристическим брендом, со своими особенностями и атмосферой. При этом если в Сохо практически нет жилых домов, на Патриарших их сравнительно много, это накладывает определенные обязательства и ограничения и в то же время формирует особую, уникальную среду района.

Как пандемия повлияла на концепции и бизнес-модели московских заведений общепита?

— Пандемия стала серьезным ударом для всех российских рестораторов, не только московских. Из-за нее рестораторы сделали ставку на открытые веранды, где возможна полноценная рассадка. Внутри ресторанов из-за режима социального дистанцирования количество посадочных мест сократилось втрое, что сегодня частично компенсируется дополнительными местами на улице. В течение двух месяцев бизнесу приходилось работать только навынос. При этом предприниматели старались сохранить персонал и продолжали платить зарплату. Закрытие летних веранд может стать той последней соломинкой, которая переломит спину верблюду, и вынудить бизнесы закрыться.

Можете ли вы оценить, сколько игроков ушло с рынка? Есть ли на нем новички, ведь считается, что на место «лузеров» тут же придут новые?

— Все люди в той или иной степени столкнулись с кризисом, упала общая платежеспособность населения. Средний чек в ресторанах становится меньше, количество посетителей ресторанов сокращается. И нижняя граница кризиса еще впереди. Поэтому если раньше на место одних ресторанов сразу же приходили другие, то сейчас такой тенденции нет. У людей стало меньше денег, и инвесторы не готовы вкладываться в открытие новых заведений.

Некоторые рестораторы пытаются приспособиться к ситуации и вывести на рынок новые форматы, как пример — «Рестопаркинг» братьев Васильчуков. Однако в целом инвестиции в ресторанный бизнес сейчас являются слишком рискованными. В Москве за период пандемии уже закрылось более 100 ресторанов. И в том случае, если кампания по отзыву разрешений на летние веранды продолжится, закрыться могут еще до 30 % выживших ресторанов.

Заключали ли рестораторы «джентльменское» соглашение не занимать площади, которые под давлением арендодателей покинули другие рестораторы?

— Необходимости заключения соглашения не занимать покинутые под давлением арендодателей площади сейчас нет. Расширять бизнес или открывать новые заведения практически никто из рестораторов не планирует. Вероятно, освободившиеся помещения займут представители ретейла или других сфер, или они вообще будут пустовать.

Как бы вы оценили меры поддержки, которые столичные власти оказывали рестораторам? Что сработало лучше всего? Можно ли говорить о внимательном отношении власти к индустрии и к предпринимателям в целом?

— Безусловно, были озвучены кредитные каникулы, освобождение от налогов и уменьшение страховых взносов на половину году. Стоит уточнить, отсрочка по платежам не приравнивается к налоговым каникулам, и взятые на выплаты зарплат кредиты необходимо будет возвращать. Также большинство мер правительства, принятых для поддержки малого и среднего бизнеса, не распространяются на крупные ресторанные проекты: из-за специфики бизнеса в них работает большое количество сотрудников. Больше поддержки получили те проекты, в которых арендодатели сами пошли на уступки по аренде