$ 75.56
 85.52
£ 100.85
¥ 66.73
 81.84
GOLD 1788.13
РТС 1589.38
DJIA 34899.34
NASDAQ 15491.70
 4110359.00
рынки

Выпьем и снова нальем

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Под занавес 2020 года прогремела сделка по покупке крымской «Массандры» (головной завод и восемь филиалов) структурами банка «Россия» за 5,327 млрд руб. При всех нюансах, связанных с этим приобретением, значение его выходит за рамки обсуждения организационных вопросов, цены и инвестиционной программы. Интерес инвестора говорит о том, что, вопреки многому, он видит перспективу для винной отрасли в целом.

По подсчетам оператора фискальных данных «Такском», продажи алкоголя с марта по июль 2020 года в России в среднем упали на 15 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Падение в сегменте HoReCa составило 55 %, что понятно в условиях антиковидных ограничений. Забавно, но единственная растущая в пандемию категория — это доселе не такой уж и популярный у нас сидр, продажи которого выросли на 7 % год к году. Сильно просели игристые вина, хотя, возможно, праздничный сезон поможет подправить это дело.

Пристрастия потребителей в отрасли подвержены моде, зависят от уровня доходов и характеризуются очень высокой эластичностью. То же относится к почти 330-миллиардной (доллары США) глобальной отрасли, привязанной к многолетней, небыстрой, кропотливой, основанной на традициях работе по пестованию лоз, вин и вынужденной все время подстраиваться под обстоятельства, не имеющие подчас собственно к вину никакого отношения.

Рецессия как осложнение COVID-19

Нервозность потребителей в пандемию, ограничительные меры, локдауны почти перекрыли внутреннее и трансграничное передвижение людей и товаров и привели к закрытию регулярных каналов сбыта, что, в свою очередь, привело к производственным ограничениям. В таких условиях приоритетами любого рынка становятся сокращение издержек, поддержание операционной деятельности и реструктуризация каналов сбыта с упором на продажи через Интернет.

Как следствие, объемы сделок M&A пошли вниз, хотя в нормальных условиях приобретения и поглощения рассматриваются как инструмент обеспечения стратегического преимущества. Например, M&A были приоритетом стратегии французской группы Pernod Ricard, которая в течение 2019 года осуществила шесть приобретений, имевших целью обогащение портфеля брендов. Что же касается 2020 года, то, например, в Великобритании, по данным Grant Thornton, в I кв. 2020 года было объявлено о 44 сделках, а во II кв. — о 27. Снижение по сравнению с тем же периодом в 2019 году составило соответственно 39 и 48 %. Стоит пояснить, что эта статистика касается рынка не исключительно вин, но и других алкогольных напитков, поскольку крупнейшие игроки, как правило, работают не только с винными брендами.

Замедлением M&A картина не исчерпывается. Имея в виду падение спроса, снижение цен и сокращение производства, глава International Organization of Vine and Wine (OIV) Пау Рока охарактеризовал ситуацию в винодельческом секторе в целом как рецессию.

Чуть меньше или почти столько же

По выкладкам BusinesStat, в 2015–2019 годах выпуск вин в мире сократился на 5,4 %, до 28,1 млрд л, в 2019 году. В том же году Италия выпустила 4,8 млрд л вина, Франция — 4,2 млрд л, высокие позиции заняла Испания. В 2020-м на тройку лидеров, по расчетам, придется 81 % объема в Европе и 49 % в мире. Но производство в 2020 году в мире по сравнению с 2019 годом, скорее всего, будет находиться на уровне предыдущего года, хотя, по предварительным оценкам, пока остается на отметке ниже среднего за предшествовавшие 5 лет. На 17 % упало производство вина в Аргентине, на 13 % — в Чили, на 11 % — в Австралии и в Новой Зеландии. По данным OIV по 30 странам, на которые в 2019 году приходилось 84 % мирового производства, выпуск вина в мире (без соков и сусла) в 2020 году оценивается между 253,9 млн гектолитров и 262,2 млн гектолитров, средняя оценка — 258 млн гектолитров.

Насколько можно понять, не все считают это очень уж плохой новостью.

Есть мнение, согласно которому мировой рынок вина близок к насыщению, а нынешнее сравнительное недопроизводство или отсутствие роста компенсируется относительно высокими запасами уже произведенного вина.

К тому же в Германии, по оценкам, налицо будет повышение объемов на 8 %, в Португалии они практически не изменились, а что касается США, то предварительные расчеты американского минсельхоза за 2020 год позволяют предположить прирост на 1 %. Впрочем, эксперты отмечают возможность понижения прогноза после учета данных о последствиях пожаров в Калифорнии, затронувших винодельческие регионы Напа и Сонома.

Все более частые и жесткие проявления природного экстрима из-за изменения климата напрямую и значительно влияют на винные рынки. Как отмечают их представители, это уже реальность, которую невозможно игнорировать, требующая прямых действий по борьбе с изменением климата. Иначе вся отрасль окажется под угрозой.

Меньше покупают и меньше продают

Отрасль вина уже какое-то время сталкивается с тарифными войнами, валютной нестабильностью, неопределенностью вокруг Brexit и его конкретных условий, механизмов и практической реализации. В результате совокупный международный экспорт вина упал на 6,7 % по объему и на 12,4 % по стоимости.

Едва ли не сильнее всех пострадала Южная Африка, для которой падение составило соответственно 40 и 35 %. Экспорт вина из Франции снизился по стоимости на 21 %, а по объему — на 10 %. Напротив, наилучшие показатели по экспорту в годовом исчислении продемонстрировала Аргентина, которая экспортировала оптом вина в Испанию и увеличила экспорт бутилированных вин в США. В Новой Зеландии объем экспорта увеличился на 6 %, а стоимость выросла на 2 % за счет подъема продаж в США.

В свою очередь, в большинстве стран пошел вниз импорт. В первую очередь это относится к Китаю, где из-за антиковидных ограничений и геополитических разногласий зафиксировано снижение объемов на 33,2 % и стоимости на 31 %.

Хороший год

Несмотря ни на что, международная винная биржа Liv-ex в Лондоне зафиксировала по итогам 2020 года рекордные за свою историю показатели: на ней зарегистрировались почти 500 участников, торги прошли по более чем 16 тыс. вин, а стоимость заявок и предложений перевалила за 80 млн фунтов стерлингов.

Есть прогнозы, согласно которым к 2027 году мировой винный рынок дорастет до $434,6 млрд, $93,5 млрд из которых будут приходиться на Китай. Ожидается приличный рост рынков Японии и Канады, Германии.

Большие надежды при этом связываются с премиальным сегментом. BusinesStat предполагает в 2021–2024 годах восстановление продаж и в России — до 970 млн л, что будет ниже уровня 2015 года на 4,3 %. Возможно, проинвестированная новым владельцем «Массандра» успеет подключиться к восстановительным трендам.

Еще по теме