Top.Mail.Ru
архив

Bank of Чечня

У КАЖДОЙ неблагополучной страны обязательно должен быть свой Bank of New-York. У Украины им стал швейцарский Credit Swisse First Boston. У Казахстана - французский Banque Indosuez. У Чечни - российский "Трасткредит".

По крайней мере именно этот доселе малоприметный банк, по мнению руководства МВД, находился под контролем чеченской преступной группировки и переправлял через курьеров средства боевикам. По оперативным данным, через "Трасткредит" незаконно обналичено более $20 млн, часть из которых использовалась чеченскими бандформированиями для закупок оружия и боеприпасов.

Иначе говоря, следователи считают, что "Трасткредит" отмывал деньги. Только не русской мафии, а ичкерийской. Концептуально данная ситуация отличается лишь тем, что крамольные финансовые потоки шли не "в", а "из". Этакий симбиоз BoNY и "Фламинго" с ДКБ.

И, как в случае с "Фламинго", от "Трасткредита" потянулась ниточка к другим более известным банкам, компаниям и персоналиям. Здесь, скорее всего, собака и зарыта, поскольку даже из скудной официальной информации очевидно, что "Трасткредит" выполнял лишь посреднические функции по переводу за рубеж и, возможно, обналичиванию денег своих клиентов и этим ничем не отличается от десятков своих коллег. Банкиры, по крайней мере работники среднего звена, скорее всего, даже не подозревали, на какие нужды будут пущены прокручиваемые через их банк деньги. О таких вещах спрашивать не принято.

Между тем действия МВД позволили вспомнить, что учредителями "Трасткредита" были банки "ИРС" и "Нефтяной капитал". Первый связан с концерном "Милан", принадлежащим председателю пророссийского Госсовета Чечни Малику Сайдуллаеву. Второй на 20% принадлежит "Пурнефтегазу". И кстати, как назло, именно сейчас идет серьезная борьба за право восстанавливать нефтяной комплекс Чечни между материнской компанией "Пурнефтегаза" - "Роснефтью" и представительством правительства РФ в республике.

К слову сказать, и отношения Малика Сайдуллаева с федеральной властью складываются вовсе не столь идеально, как это может показаться на первый взгляд. Сайдуллаева фактически оттеснили от исполнения функций пророссийского чеченского лидера, выпустив Беслана Гантамирова. И недавний "междусобойчик" Путина и Гантамирова лишний раз показывает, на кого в Чечне собирается опираться Кремль.

А ведь поддержка Кремля открывает доступ к финансовым ресурсам, которые пойдут на восстановление республики, и облегчает победу на выборах.

Видя, что в сложившейся ситуации Сайдуллаев пытается набирать очки непосредственно у земляков, позиционируя себя как главного защитника их гражданских прав. Благо финансовые возможности владельца крупнейшей российской лотереи "Русское лото" позволяют активно привлекать СМИ для распространения нужной ему информации.

Поэтому не исключено, что российские спецслужбы с помощью "Трасткредита" пытаются приструнить Сайдуллаева. Тем более что лотерейные выплаты, которые осуществляет банк "ИРС", - дело слишком специфическое, чтобы при очень большом желании не обнаружить нарушений.

Правда, как утверждает президент "ИРСа" Ибрагим Башаев, его банк "никогда не входил в какие-либо противоречия с требованиями закона". Более того, несколько лет назад "ИРС" вышел из состава учредителей "Трасткредита" "в связи с наличием определенных разногласий с руководством этого банка". Корротношения "Транскредита" и "ИРСа", по словам Башаева, в последние годы "носили эпизодический характер".

Беда в том, что заверения Башаева очень напоминают заверения одного его коллеги, чей банк засветился в сотрудничестве с "Фламинго". Банкир утверждал, что это было давно и уже неправда и т.п. Видать, забыл, что руководитель проштрафившегося "Фламинго" уже больше года работает у него главбухом.

Еще по теме

архив
Борьбу с диабетом поручат российским фармацевтам
РОССИЙСКИЙ Минздрав предполагает в ближайшее время отказаться от политики поддержки закупок инсулина у иностранных производителей, переориентировав импорт с готовых форм на субстанции для производства российских препаратов. Как заявил глава департамента госконтроля лекарственных средств и медтехники Минздрава Рамил Хабриев (одна из самых влиятельных фигур на российском фармацевтическом рынке), в настоящее время у ведомства нет сомнений: производимые в России из импортных субстанций инсулины соответствуют всем мировым стандартам. Сегодня в России около 280 тыс. инсулин-зависимых больных диабетом. Только госзакупки на столь неэластичном рынке составили в 1999 году 1,7 млрд руб. Рискованный эксперимент, который проводил в прошлом году Минздрав (передача большей части закупок инсулинов региональными властями), признан неудавшимся. В целом рынок инсулина обеспечен лишь на 61%.
Борьбу с диабетом поручат российским фармацевтам