$ 74.61
 81.09
£ 92.52
¥ 68.50
 76.85
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Бегом, но прежним курсом

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости
Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета

Обращение Владимира Путина к гражданам России, несмотря на всю его внешнюю последовательность и логичность, при детальном разборе типологически напоминает всю российскую политику последних месяцев — сочетание давно продуманного стратегического курса, для форсирования которого используются новые предлоги, одновременно с ситуативными и хаотичными по своему смыслу и последствиям мерами.

Сказанное президентом можно структурировать по трем критериям (через три разных призмы): 1) что в нем нового и что старого (в рамках стратегического курса власти); 2) на какие социальные и профессиональные группы направлено; 3) какие реальные цели преследует.

1 и 2. Несмотря на экстренный характер обращения, часть содержащихся в нем предложений направлены на реализацию курса, окончательно выбранного властью в конце прошлого — начале нынешнего года.

Суть курса, который был обнародован Владимиром Путиным еще 15 января, в его президентском Послании — поддержка уровня «прожиточного минимума» наиболее уязвимых слоев населения за счет менее уязвимых (а не за счет резервов ФНБ, для чего создаются Фонды будущих поколений в других странах).

При этом во втором случае речь ни в коем случае не идет о богатых, а скорее об обеспеченных слоях населения (средний класс), так что ни о каком «левом повороте», о котором заговорили вчера по «горячим следам» обращения некоторые наблюдатели, не может быть и речи. Бенефициары существующей политической системы и их окружение могут быть спокойны.

Таким образом, в случае обнародования этих мер власть воспользовалась удобным предлогом для форсирования их реализации, и встает вопрос — кто следующий в очереди на «изъятие кулацких излишков»? Впрочем, ответ понятен — с декабря 2011 года «неблагодарный» средний класс не является целевой группой, на которую ориентируется власть. А деньги населения «под подушкой», к которым власть относит и вклады, были выбраны в качестве «топлива» для перезапуска экономики задолго до кризиса, не позднее 2018 года. Был только вопрос, под каким удобным предлогом начать их «осваивать в целях экономического роста». Теперь повод, похоже, найден, а начать решено с процентов по «капиталистическим» вкладам.

Первая часть обращения — про перенос плебисцита, недельные выходные и вкрапления про послабления бизнесу (последнее — частично) — имеет «кризисное» происхождение, то есть эти меры появились в планах власти незадолго до их обнародования. Перенос плебисцита ожидался на протяжении последних недель, и с голосованием власть сама загнала себя в ловушку: для легитимации внесенных в Конституцию поправок оно не требуется. Правда, после «информационной спецоперации» с обнулением президентских сроков власть, помимо бонусов (большая часть наблюдателей повелась на информационную «разводку» и всерьез восприняла «неизбежность» нового президентского срока Владимира Путина), получила и серьезный вызов. Теперь это не плебисцит по «путинским поправкам» в Конституцию, а референдум о доверии лично Владимиру Путину, причем с неясными перспективами реализации и легитимности.

Что касается недельных выходных — вопрос об эффективности и обоснованности этой меры следует оставить на усмотрение специалистов-медиков. С социально-политической точки зрения очевидно, что власть таким образом отводит данной инициативе роль «паровоза» — чтобы легитимировать другие, непопулярные меры, предложенные президентом в конце выступления. Примерно с такой же целью в президентском Послании были анонсированы «социальные» поправки.

Любопытен пассаж про «послабления» бизнесу, особенно в контексте их сравнения с похожими мерами в других странах. Если в случае мер по поддержке населения и за рубежом, и в России речь идет о пресловутых «вертолетных деньгах» — прямых выплатах гражданам (правда, в России речь идет о беднейших слоях населения, да и то не всех, а в США, например, и о среднем классе, за исключением высшего), — то в случае с бизнесом подход у российских властей принципиально иной.

Например, если в Великобритании ставка делается на обеспечение бизнеса дешевым кредитом, то в России — на «налоговой паузе», отсрочке платежей, а не их отмене. В данном случае говорить о налоговых каникулах в контексте обнародованных мер в корне неправильно, эти «замороженные» налоги потом все равно придется заплатить.

То есть в других странах власть дает бизнесу, а в России соглашается временно не забирать часть, причем потом все равно заберет причитающееся.

Исключением является лишь инициатива по временному снижению планки социальных взносов для малого и среднего бизнеса. Впрочем, и здесь просматривается стремление власти к реализации давно выбранного и реализуемого курса — «обелению» доходов, для чего нужно посчитать всю «налогооблагаемую базу» (такая тактика не очень успешно реализуется в отношении самозанятых). Не зря президентом была сделана оговорка: только для зарплат выше МРОТ. Не секрет, что именно малый и средний бизнес под налоговым прессингом вынужден уводить зарплаты своих сотрудников в тень. Власть понимает, что бизнес может воспринять данную инициативу в качестве «сладкой приманки» и проигнорировать ее, опасаясь последствий, поэтому была сделана другая оговорка: «повышенная ставка вводится «вдолгую», на перспективу.

Более развернутый анализ по всему «экономическому» блоку обращения будет целесообразно проводить после того, как слова президента будут конвертированы в конкретные нормативно-правовые акты. Слишком часто в последнее время многие анонсированные «под честное слово» инициативы власти в ходе их законодательного оформления «уточнялись до неузнаваемости».

3. Что касается реальных целей обращения, то, исходя из презумпции добросовестности и «клиентоориентированности» российской власти, необходимо предположить, что главная цель — борьба с кризисом, часть которого (обрушение цен на нефть) носит рукотворный характер, причем руки эти растут из Москвы (ну, или из общеизвестного места: при принятии решения о выходе из соглашения ОПЕК+ явно не рассчитывали на такое падение цен).

Правда, есть косвенные факты, которые позволяют предположить наличие у власти других интересов, отличных от борьбы с кризисом.

Владимиру Путину с целью поддержания лояльности элит, пусть и в перспективе ближайших полутора-двух лет, критически важно продемонстрировать им, что он контролирует ситуацию.

А сделать это без нового импульса для снижающегося рейтинга невозможно. Между тем именно после таких «обращений к нации» зарубежные коллеги российского президента — Борис Джонсон и Эммануэль Макрон — улучшили ситуацию вокруг своих «котировок» в глазах электората.

В общем, идем прежним курсом, но с поправкой на кризис. Пиар — всё, реальные осязаемые результаты вторичны. Бизнесмены — «жулики», поэтому уступки им временные, раз уж оказались в трудной ситуации, и с двойным дном: власть идет на тактические и временные уступки малому и среднему бизнесу, которые сможет потом забрать назад, но помнит о своих стратегических интересах: учесть «податные активы». «Неблагодарный» средний класс продолжит отвечать за то, что пошел на поводу у «пятой колонны» в 2011 году, — и самое главное, может пойти и сейчас, когда власть ослабеет.

И мы пока в самом начале этого процесса — «новую нефть» просят приготовиться. Ближайшие полтора-два года будут очень тяжелыми и для тех, кто получает, и особенно для тех, кто зарабатывает.