Top.Mail.Ru
$ 60.53
£ 74.01
¥ 45.59
 64.31
 9.00
Нефть WTI 92.61
GOLD 1786.62
РТС 1118.40
DJIA 33309.51
NASDAQ 12854.80
BTC/USD 24593.00
финансы

«Были бы деньги, а аргумент найдется»

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ / Legion-Media Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ / Legion-Media

Россия может навсегда потерять половину своих валютных резервов. Более 300 млрд долларов Центробанк хранит в странах, которые ввели в отношении него санкции. Детали ограничений пока не ясны, но риски никогда не увидеть попавшие под ограничения средства есть, считают опрошенные «Компанией» эксперты. Такое уже случалось — например, с деньгами Ливии и Афганистана.

По словам главы европейской дипломатии Жозепа Борреля, ограничения могут коснуться примерно половины валютной копилки ЦБ, хранящейся в странах G7. К санкционному давлению российский Центробанк подготовился: только валютных резервов накопили на $643,2 млрд. Это рекорд для России и один из крупнейших показателей в мире.

Как рассказал «Компании» доктор экономических наук Валентин Катасонов, по рекомендациям МВФ у страны должны быть резервы для покрытия трехмесячного импорта и сумма, необходимая для осуществления долговых выплат в течение года.

«У нас нормативы перевыполнены в несколько раз. Но для чего было накапливать гигантские резервы, если ими нельзя воспользоваться?» — задается вопросом экономист.

На черный день ведомство Эльвиры Набиуллиной приготовило золота на $132 млрд. С ним проблем возникнуть не должно, так как драгметалл находится в российских хранилищах. Еще около $30 млрд в виде специальных прав заимствования (SDR) лежат в Международном валютном фонде (МВФ) и выведены из под санкций. Однако большая часть резервов — размещенные в ценных бумагах $311 млрд и наличная валюта на сумму $152 млрд — оказываются под ударом.

ЦБ умеет удивлять

По словам ведущего аналитика отдела глобальных исследований «Открытие Инвестиции» Олега Сыроваткина, в деятельности Банка России в последний год наблюдался отчетливый тренд на дедолларизацию: доля американской валюты в золотовалютных резервах снизилась до 16,4% с 22,2%, незначительно сократилась доля золота (с 22,9% до 21,7%). Доля других валют выросла:

  • евро — с 29,5% до 32,3%,

  • юаня — с 12,2% до 13,1%,

  • британского фунта — с 5,9% до 6,5%,

  • прочих валют — с 7,2% до 10%.

Регулятор заявлял, что основные резервы (40%) сгруппированы в ЕС, Великобритании, Канаде и США. Они-то и могут пострадать от санкций G7. По мнению Катасонова, если рассматривать только валютную компоненту резервов, то около половины из них могут находиться под ударом. Ответить точнее сложно, поскольку регулятор не дает исчерпывающей географической структуры активов, да и официальные данные отстают на полгода — в январе 2022 года ЦБ опубликовал информацию за июнь 2021-го.

Экономист уверен, что регулятор не предпринял достаточных мер для защиты активов. «Более чем удивляет позиция ЦБ, который увеличивал долю евро в международных валютных резервах и долю европейских стран, где они размещены. Неужели было непонятно, что Европа — американский вассал и если начнутся негативные события, эти инвестиции будут заморожены, — говорит Катасонов. — Кроме того, ЦБ совершил преступление, прекратив с апреля 2020 года закупки в резервы золота — единственного полностью недосягаемого для санкций компонента резервов. Вместо этого регулятор закупал никому ненужную европейскую макулатуру».

По словам экономиста, в итоге из страны вывезли две годовые добычи золота — более 600 тонн. Кроме того, говорит Катасонов, ЦБ выступает фактически в роли института колониальной администрации: не финансирует собственную экономику, а обеспечивает беспроцентное и бессрочное кредитование тех стран, в валюты и казначейские бумаги которых он вложился.

История повторяется

«Вытащить» заблокированные средства сейчас нереально, полагает Катасонов, и судьба этих денег незавидна — об этом нам говорит история блокировки активов центробанков Ирана, Венесуэлы, Ливии и Афганистана. В 2011 году были заблокированы более $150 млрд Ливии. Эти средства до сих пор не вернулись, а часть из них уже списывается на покрытие расходов на восстановление демократии в стране. Афганские заблокированные резервы было решено направить на выплаты родственникам погибших от атак 11 сентября 2001 года, хотя причастность талибов к этим атакам юридически не доказана.

«Грубо говоря, американские власти нашли инструмент, чтобы изъять наши резервы, — подчеркивает Валентин Катасонов. — Пока что речи о конфискации не идет, но мы понимаем, что после заморозки никакого возврата может не состояться. Были бы деньги, а аргумент найдется».

Как замечает президент Центра стратегических коммуникаций, политолог Дмитрий Абзалов, блокировка резервов российского ЦБ отличается от того что было с другими подсанкционными странами. «Примеров резкого ограничения активов у такого крупного агента в истории нет. Иран (заблокировано $1,9 млрд — прим. "Ко") не в счет: размеры экономик двух стран несопоставимы. Ливия или Афганистан еще менее релевантны», — подчеркивает он.

Абзалов считает, что ситуация с российским ЦБ более серьезная: риски для устойчивости финансовых систем стран, которые объявляют санкции тоже высоки, поэтому ЕС будет вводить точечные ограничения и корректировать меры в зависимости от того, какие сектора задевают эти санкции.

Поток валюты не пропадет

Надежду на то, что ограничения не будут тотальными, укрепляет сильная зависимость мировой экономики от российских энергоносителей, а также то, что подобный прецедент может серьезно подорвать доверие к основным мировым валютам и номинированным в них активам, говорит Олег Сыроваткин. Однако чем дольше ситуация с резервами ЦБ будет непонятной, тем выше вероятность рецессии в 2022 году во многих странах. А государства, которые только вышли из пандемийной рецессии, не захотят терять даже небольшие темпы экономического роста.

Валютные потоки в Россию, несмотря на анонсированные Боррелем ограничения, не иссякнут, считает Абзалов. Он напомнил, что под санкции не попали стратегические отрасли, приносящие в бюджет около 60% валютной выручки, — сырьевые и агрокомпании. Учитывая, что среди них много бизнес-игроков с госучастием, несложно обязать их продавать 80% поступлений на внутреннем рынке. Это в начале недели и сделал российский Минфин.

Для стабилизации внутреннего рынка финансовый регулятор со своей стороны начал реализовывать турецкий сценарий: увеличивать ставку и параллельно накачивать экономику деньгами.

еще по теме:
«Другого и быть не могло»: ЦБ повысил ставку до рекордных 20%
Эксперты считают, что она может задержаться на высоком уровне, как в 2014-м
Центробанк

Тем не менее заморозка активов Банка России или их части резко снизит возможности регулятора проводить интервенции для защиты курса рубля. «Если ЦБ не сможет поддерживать рубль за счет ЗВР, то при других обстоятельствах он мог бы открыть своп-линии с другими центробанками или привлечь валюту иными способами, однако сегодня это сопряжено с большими сложностями», — говорит Сыроваткин.

Если же резервы Центробанка будут парализованы, Россия может принять зеркальные меры, полагает начальник аналитического управления Банка ЗЕНИТ Владимир Евстифеев. «Блокирование резервов предоставляет Центробанку карт-бланш по заморозке инвестиций, собственности и прочих активов нерезидентов на территории РФ», — заявил он.

Еще по теме