$ 73.87
 89.29
£ 103.06
¥ 69.12
 80.70
GOLD 1733.57
РТС 1452.48
DJIA 31391.52
NASDAQ 13358.79
 3552141.00
бизнес

Как глава Mirax «разводился» с партнерами

Максим Привезенцев и Сергей Полонский. Фото: ТАСС Максим Привезенцев и Сергей Полонский. Фото: ТАСС

Экс-акционер Mirax Group Максим Привезенцев опубликовал новый, седьмой фрагмент своей будущей книги «История мираксздания», в которой он рассказывает, как появились его уголовные дела. Журнал «Компания» с разрешения автора публикует эти фрагменты. Приводим седьмую главу полностью, с сохранением авторской стилистики.

Ирония моего уголовного преследования заключается в том, что для него вообще не было никаких поводов, но была причина: желание Полонского подготовиться к максимально дешевому для него расходу со мной.

Имея опыт тяжелого «развода» с Адикаевым, в моем случае он решил все сделать «по уму» — ну, как ему казалось. То есть еще до нашего финального разговора по расчетам иметь на руках козыри для «торговли». А ничто так не делает человека в России сговорчивым, как открытое на него уголовное дело, которое в случае «разумности терпилы» будет закрыто.

Полонский и Темников год искали (после моих претензий по выводу денег в «заграничные проекты»), в чем моя уязвимость, но так ничего не нашли. Ни воровства, ни подлога, ни злоупотреблений, ни провокаций на откаты… Прослушка, установленная в моем автомобиле, также не дала результатов.

Если компромата нет, а он нужен, его нужно придумать — вероятно, так рассуждал Полонский, начав на меня атаку для минимизации рисков при «разводе».

В «Мираксе», помимо корпоративного управления, я занимался управлением всеми непрофильными активами, в том числе и компанией «Миракс-Сервис», созданной мной и Полонским в 2004 году.

Интересно, что это был один из немногих бизнесов Кучера (прозвище Полонского за кучерявую шевелюру) во всей его вселенной компаний и бизнесов, где доля партнеров была практически равной (51 % у ПСЮ — еще одно прозвище по инициалам — и 49 % у меня). Учитывая такое соотношение, назвать меня младшим партнером, как он любил нас представлять сильным мира сего, он не мог, но, имея контрольную акцию, воспользовался ей, когда пришла необходимость «отжать» партнера.

В 2010 году эта компания Полонским была украдена: своим решением акционера он сменил руководителей компании, после чего деньги и активы были выведены. Ни одно мое заявление в московские суды о незаконности действий по отчуждению доли в компании даже не были приняты.

Активы «Миракс-Сервиса» позднее уйдут на кипрские офшоры Полонского и Темникова. Способствовал этому Алякин. Банк «Снорекс» отлично поживился на «Мираксе» в те годы. Алякин даже объявлял, что покупает «Миракс», но это другая история.

В общем, «Миракс-Сервис» занимался эксплуатацией и управлением построенной компанией недвижимостью, в том числе и жилой.

Жилищный кодекс Российской Федерации в 2004 году ввел понятие «товарищество собственников жилья», наделив этих самых собственников беспрецедентными правами, но из-за их некомпетентности это стало настоящей головной болью для управления жилыми комплексами. С одной стороны — желание застройщика сохранять управление домом как минимум на пять лет гарантийных обязательств. С другой — собственники, всегда по умолчанию считающие, что квартплата высокая, а сервис плохой.

И вот когда в активистах ТСЖ появлялись влиятельные персонажи, ситуация становилась военной. Мы не были исключением, и на наших объектах периодически возникали «инициативные группы», которые с популистских позиций пытались снести управляющую компанию. В комплексе «Золотые ключи — 2» такая группа тоже была, и она изрядно нам трепала нервы.

Справедливости ради, порой мы сами давали для этого основания. Чего только стоил запрет Полонского на въезд на территорию комплекса старых советских и российских автомобилей. Космонавт (прозвище Полонского за фейковый полет в космос) просто не хотел портить картинку элитного жилья такими машинами, неподобающими статусу элиты, и нам этот снобизм еще долго потом припоминали…

В общем, вся эта «инициативная» суета отнимала много сил и времени, но до осени 2009 года мне удавалось держать ситуацию под контролем.

А потом эту карту разыграли против меня.

Поскольку я оставался у руля «Миракс-Сервиса», Полонский и Темников решили использовать самую инициативную из всех групп — ту самую, из «Золотых ключей — 2», чтобы надавить на меня через правоохранителей. Костяк этой группы составляли Зиновкина и Борисова. Вторая была женой сотрудника «Миракс-Сервиса» Часова — его, к слову, Полонский позже и поставил директором «Миракс-Сервиса» для вывода активов. Вскоре к этим двум дамам примкнула третья — соседка Зиновкиной, Школова — супруга ни больше, ни меньше на тот момент замминистра внутренних дел РФ.

Тогда я впервые и столкнулся с влиятельным генералом Школовым. Теперь, спустя десятилетие, я уверен, что разыграл эту комбинацию Полонский с Темниковым, используя супругу генерала втемную, действуя руками Часова и Борисовой.

Почему я в этом сегодня уверен?

Все просто. Где был Школов и где я в те годы, небожитель — и пыль! У семьи замминистра все было прекрасно. Им вообще по барабану какое-то там ТСЖ. А вот Часов при удачном раскладе получал контроль над «Миракс-Сервисом», Борисова с Зиновкиной — над ТСЖ, Темников избавлялся от неудобного партнера, сующего нос в непрозрачные схемы покупки западных «активов», а Полонский чужими руками прикупал «флеш рояль» для отказа возвращать мне деньги.

С задачей Борисова и Зиновкина справились на «отлично»: Школова рвала и метала о якобы чудовищных злоупотреблениях в ТСЖ, а ее супруг-замминистра, вероятно, чтобы отделаться от жалоб супруги и считая, что делает правильное дело, дал указание «навести порядок».

Дальше Зиновкина и Борисова 18 сентября 2009 года подали заявление в ДЭБ МВД РФ на липовое наличие в моих действиях состава преступления по якобы хищению электроэнергии, и в тот же день сотрудники ДЭБа Агарков и Черкащенко с одобрения Захарченко и Хорева возбудили против меня уголовное дело.

Это произошло за два дня до назначенных Полонским переговоров по процедуре нашего расхода.

21 сентября, провоцируя скандал со мной, его партнером, чтобы выгнать из компании и не выполнять юридические и понятийные соглашения, Полонский использовал в качестве козыря возбужденное уголовное дело.

«Отдашь все или сядешь в клетку» — были его финальные слова, когда меня, не дав собрать личные вещи, охрана вывела из офиса «Миракса».

1 октября 2009 года в семь утра у меня прошел первый обыск. Все, как в плохом кино: СОБР, понятые-участковые, невозможность вызвать адвоката.

В рамках обыска мне подбрасывают поддельные документы о том, что я якобы согласовал незаконное подключение в энергосистему дома.

Опричники действовали нагло. Им и в голову не пришло, что после известий об уголовном деле я не только сделал «генеральную уборку», но и установил дома скрытую систему видеонаблюдения.

С этим «кино» я и обратился к отставному генералу силового ведомства «горячих сердец», который помогал мне разруливать сложные конфликты с разными группировками бенефициаров теневых финансовых потоков при модернизации Курского вокзала.

Выслушав мой рассказ о причинах конфликта, участниках мочилова и посмотрев видео с подбрасыванием документов, он взял паузу на посоветоваться. Но ждать я был не готов.

В 2009 году не знаю, с каких херов, но коммерсантов в России охватила эйфория перемен, связанных с президентством Медведева. Это сейчас понятно, что для этого не было никаких оснований, а тогда, с кем ни поговори, считали, что это новый НЭП и уж теперь-то мы станем свободны. Хотя очевидно, что ветер перемен дул тогда в задницу, а не в лицо, и нас нереально продуло.

Я, поддавшись этой идиотской эйфории, решил, что, если меня несправедливо щемят, достаточно написать письмо Президенту Медведеву — и он точно во всем разберется и поможет.

23 октября 2009 года я отправил обращение Медведеву. В письме я, со всеми фамилиями ДЭБовцев, ГСУ Москвы и Школова, описал творящийся беспредел, прося помочь в торжестве справедливости.

А спустя пару недель генерал-пенсионер пригласил на встречу. Незнакомые мне люди были представлены им как действующие сотрудники силового ведомства, которые мне могут помочь, но при одном условии. Я сразу подумал о деньгах, но это был не вопрос денег.

Мне предложили стать наживкой для оперативной работы по сотрудникам ДЭБа. В качестве бонуса я получал устные гарантии в защите. При этом я ни при каких обстоятельствах не должен был говорить о том, что у меня есть поддержка.

Выбор у меня был тяжелый — отказаться и гарантированно проиграть (все друзья, к кому я обращался до этого, услышав фамилии оппонентов, охренев, сразу отказывались или брали паузу на подумать и больше не перезванивали) либо использовать единственный призрачный шанс побороться, тем более никакого объективного компромата на меня не было, только липовые заказухи. Я согласился. Предупредив их о письме Президенту. Они сильно удивились моим доводам, даже посмеялись над моим идеализмом, но обещали разузнать, что там с обращением.

На встрече с Темниковым 3 декабря 2009 в «Старбаксе» в «Сити» он сообщил, что мое дело курирует Захарченко (напомнив о нашей с ним встрече в ресторане «Купол» в феврале, на которой обсуждался вопрос о давлении на Адикаева, на которую Темников пригласил меня для демонстрации своих связей и возможностей) и большие силовики и, если я не отступлю, меня посадят. Но цена отступления, по его и Полонского мнению, теперь другая. Я должен отказаться не только от долей во всех совместных компаниях, но и отдать все свои активы, кроме квартиры, в которой живу. Я ответил, что «на х@й» пишется раздельно и с восклицательным знаком, Темников, огрызнувшись, что мне пиз@ец, покинул встречу.

прочитать весь текст

13 декабря 2009 года на мой день рождения мне сделали «подарок», так в терминологии опричников называется подписка о невыезде. С этого момента я не мог покинуть город без разрешения следователя. Конечно, возможность сбежать за границу существовала тогда и сейчас существует, но в этом случае — это гарантированный приговор, невозможность отстаивать свою правоту и вернуться на Родину только через тюрьму.

15 декабря моя мама получила письмо от Полонского, в котором он сообщал, что я преступник и вор и скоро сяду в тюрьму. Маму госпитализировали с инсультом. Полонский прекрасно знал, что всего год назад она проходила тяжелое излечение от рака, но это его не остановило. Для него тогда не было недопустимых методов.

20 декабря в отношении меня было возбуждено еще одно уголовное дело 255771, поскольку было очевидно, что дело по ст. 165 очень хлипкое, а Полонский, со слов «кураторов», настаивал на терроре.

Начиная с середины января по март 2010 года я раз в неделю отправлялся в ГСУ Москвы к следователю Передереву на допросы. Все двигалось по одному и тому же сценарию. Одни и те же вопросы и уточнения прошлых показаний. Меня просто держали в тонусе, ожидая, когда я сдамся.

За день до очередного допроса 12 марта мои «кураторы» сообщили, что мне будет предъявлено обвинение по 165-й статье УК в новой редакции и Полонский «замотивировал» мой арест до суда. «Но ты не волнуйся, мы работаем над этим».

Не волнуйся. Легко сказать. Я очковал, отправляясь на допрос. На всякий случай попрощался с семьей и взял необходимые вещи.

Следователь был неожиданно вежлив, предъявляя мне обвинение в несуществующем преступлении, и меня, к счастью, не арестовали. Удивительные ощущения: ты негодуешь, что тебя обвиняют в том, чего ты не совершал, с перспективой сесть от трех до пяти лет, но радуешься, что не арестован.

Мой пенсионер генерал после нового обвинения сообщил, что накат на меня Полонский усилил и подключил к моему аресту всех, кого можно. Нам открывать карты нельзя, поэтому, возможно, придется посидеть до суда, а там решим.

Когда тебя используют втемную, ты должен понимать, что тебя попользуют и кинут, поэтому нужно исходить из самого плохого сценария, а любой позитив уже будет считаться бонусом. В моем плохом сценарии было присесть минимум до суда, вернее, до приговора, который мог быть вполне себе реальным, то есть на пять лет.

Но от меня уже ничего не зависело. Мое обращение к Медведеву, совершив пируэт по бюрократическим кабинетам, попало в генеральную прокуратуру (где, со слов Темникова, у Полонского было все хорошо. «Реестр собственников квартир в наших домах объяснит кому надо теплоту наших отношений», — хвалился он), и я получил ответ (том моего уголовного дела 31, лист дела 260–309), что Генпрокуратура, проверив мое обращение, не нашла фактов нарушений со стороны упомянутых лиц. Но об этом я узнал на очередном допросе.

30 марта 2010 года дело 255771 было закрыто в связи с отсутствием состава преступления, спасибо видеозаписи с подбросом документов, которую мои «кураторы», видимо, разменяли на что-то более важное, чем просто закрытие одного из уголовных дел.

2 апреля следователь Передереев предъявил мне новое обвинение, по 306-й статье: «заведомо ложный донос». Невероятная ухмылка судьбы — за обращение гражданина к гаранту Конституции предъявить обвинение по уголовной статье. Позже, знакомясь с делом, из документов я узнал подробности.

19 марта 2010 года, получив материалы проверки Генпрокуратуры об отсутствии злоупотреблений, Школов в должности замминистра МВД написал заявление на имя начальника ГУВД по г. Москве Колокольцева о привлечении меня к уголовной ответственности по ст. 306.

23 марта Колокольцев с сопроводительной запиской «Глухову И.А. Провести проверку и принять решение в порядке ст. 144–145 УПК РФ. Дата. Подпись» направил заявление Школова в ГСУ по городу Москве.

Я, как пустой набор букв своей фамилии, против заявления непосредственного начальника главы московской полиции. Мои шансы на справедливость провалились в отрицательную вероятность.

26 марта 2010 года Полонский в своем живом журнале пишет следующий пост (пунктуация и орфография сохранены):

polonium194 Mar. 26th, 2010 07:37 pm (UTC)

«и как бы не ругали МВД прокуратуру и т д представьте на секундочку что вдруг исчезли милиционеры. вот в этом случае я сразу поеду в шереметьево, а пока все таки пусть не очень качественно с изьянами но система есть и эта система за последнии пол года начала меняться».

31 марта следователь Передереев пишет рапорт на имя Глухова по заявлению Школова, что в факте обращения на имя Президента усматриваются признаки преступления по статье 306 УК РФ.

И 2 апреля 2010 года Передереев возбуждает уголовное дело и предъявляет мне обвинение. Злая ухмылка судьбы.

прочитать весь текст

За пять месяцев по моему обращению на имя Президента о нарушениях в МВД и незаконному уголовному преследованию я получил новое беспрецедентное уголовное обвинение. И при этом всего за две недели после обращения замминистра МВД Школова к начальнику ГУВД по городу Москве Колокольцеву о якобы уголовном деянии с моей стороны было заведено дело в нарушении Гражданского и Уголовного кодексов и даже 41-й статьи Конституции (это дважды подтвердит Верховный суд в 2012 и 2015 годах).

Это был «черный лебедь». Мой непродуманный шаг с «обращением» заставил правоохранительную систему противостоять моей «наглости» всеми доступными методами, и способов защиты на новом фронте у меня не было.

Мои помощники развели руками, сказав, что письмо я писал до нашего знакомства, но постараются подумать, можно ли что-то сделать, предупредив, что надежды мало.

10 апреля следователь Передереев по каким-то причинам был руководителем ГСУ Глуховым отстранен от моего дела, и у меня появился новый молодой и беспринципный следователь Дротьев. Если Передереев хотя бы улыбался и закатывал глаза к потолку, давая понять, что он де человек маленький и служивый, а решение моих проблем возможно точно не в стенах его кабинета, то Дротьев работал как машина с каменным лицом, отвергая все ходатайства и не включая в протоколы допросов целые абзацы моих пояснений и экспертиз.

1 июня 2010 года я приступил к знакомству с уголовным делом по надуманным обвинениям по статьям УК РФ 165, часть 3, и 306, часть 2. Дело насчитывало 32 тома!

20 августа 2010 года после ознакомления с делом оно было направлено в прокуратуру города Москвы. С этого момента «кураторы», поблагодарив меня за смелость и твердость, откланялись, сообщив, что суды — это дело другого управления, а у них секретная миссия, и светить дело они не будут, пожелали удачи в суде.

20 сентября 2010 года зам. прокурора Москвы Козлов подписал обвинительное заключение и направил дело в Дорогомиловский суд города Москвы.

23 декабря 2010 года Дорогомиловский суд вынес определение о нарушении подсудности в рассмотрении дела и направил его обратно в прокуратуру. Этот факт тогда и сейчас говорит о том, что дело шло по заранее подготовленному сценарию. Дорогомиловский суд в те годы «благосклонно» относился к «Мираксу», и лишь внимательность адвокатов спутала заказчикам карты.

24 января 2011 года зам. прокурора Козлов повторно направил уголовное дело теперь уже в Никулинский суд. Рассмотрение дела было назначено на январь 2011 года.

9 февраля 2011 года Школов лично явился для допроса в суд и потребовал наказать меня по всей строгости закона (протокол судебного заседания 09.02.11 г., лист 3). В суд также явились Хорев, Агарков и Черкащенко, заверившие, что никакого давления и нарушений в отношении меня со стороны сотрудников МВД не было. 16 мая 2011 года Никулинский суд оправдал меня по 165-й статье, но признал виновным и приговорил к штрафу в 150 000 рублей по 306-й статье УК.

«Это большая победа, смирись», — советовали адвокаты, но я не был готов к несправедливости. После всех инстанций, кассаций и апелляций в 2012 году Верховный суд признал, что приговор по 306-й был незаконен, и отправил дело в Никулинский суд на новое рассмотрение. В 2013 году Никулинский суд повторно подтвердил приговор по 306-й. Второй круг кассаций и апелляций занял еще два года. В 2015 году Верховный суд вновь признал незаконность приговора по 306-й. И только после этого руководитель московского суда Егорова отступила, и Никулинский суд отменил приговор по 306-й статье, а прокуратура принесла извинения.

Оплаченный штраф в 150 000 рублей мне до сих пор государство не вернуло.

Шесть лет жизни — цена за попытку уйти от Полонского, следуя букве подписанных между нами юридических и понятийных соглашений.

Можно сказать, что в каком-то смысле мне повезло. Если каток «правосудия» в России покатился, остановить его иногда может только один человек в стране, а иногда даже он не в состоянии. Система живет своей, никому не понятной жизнью, и я оказался в ней разменной монетой чьих-то больших игр, в которых о Полонском на какое-то время забыли, пока не началась война с Алякиным и вся правоохранительная система бумерангом не развернулась против «Кучера», но это другая история.

Я благодарен всем, кто помогал мне тогда публично и негласно, советами, делами, просто сочувствием. Помню всех и ценю все, что вы для меня сделали.

P.S. Что делают участники описанных событий сейчас:

Козлов — Бывший руководитель прокуратуры Тульского региона занимает сейчас должность исполнительного директора «Софрино» — крупнейшего предприятия РПЦ по изготовлению церковной утвари и других предметов религиозного культа.

Хорев — 2018 год — н/в советник генерального директора ООО «ТПС Груп», 2019 год — н/в советник председателя правления банка «ГПБ» (АО), заместитель генерального директора ООО «РусХимАльянс».

Глухов — 28 июля 2012 года приказом президента был освобожден от должности заместителя начальника ГУ МВД по городу Москве и начальника ГСУ. Далее в интернете сведений нет.

Захарченко — экс-полковника Захарченко задержали в сентябре 2016 года по обвинению в получении взятки. При проведении следственных действий у родственников Захарченко и у него самого были обнаружены деньги в различной валюте на общую сумму 8,5 млрд руб., а также драгоценности и недвижимость в элитных районах Москвы. Происхождение их до сих пор неизвестно. 1 декабря 2019 года Никулинский суд Москвы обратил в доход государства 27 объектов недвижимости Захарченко на сумму около 9 млрд руб.

10 июня 2019 года суд приговорил Захарченко к 13 годам тюремного заключения по делу о получении взятки и воспрепятствовании правосудию. Его лишили званий, наград и медалей и обязали выплатить штраф в размере 117 млн руб.

Егорова — 11 октября 2020 года глава Мосгорсуда Егорова подала в отставку. Она возглавляла суд 20 лет.

Школов — 8 октября 2020 года был выдвинут кандидатом для избрания в качестве представителя Российской Федерации в совет директоров АО «Системный оператор Единой энергетической системы» распоряжением Правительства РФ, подписанным главой кабмина Михаилом Мишустиным 19 февраля 2020 года.

Колокольцев — министр МВД.

Полонский — признан виновным по делу о хищении более 2,6 млрд руб., работает клоуном для организаторов бизнес-тренингов, делясь протухшими за десять лет иллюзиями, как делать успешный бизнес.

Темников — живет в США в самом дорогом районе Майами — Фишер-Айленд. В сентябре 2018 года попал в судебный скандалс кондоминимумом Фишер-Айланда. 

Расследование Transparency International. Сентябрь 2020 год:

«Объект недвижимости на Фишер-Айленд, пользующийся большой популярностью у знаменитостей, принадлежит Елене Темниковой. Она является женой Максима Темникова, бывшего председателя совета директоров и акционера Mirax Group, фигуранта дела о хищении более 2,6 млрд руб., принадлежавших акционерам элитных жилых комплексов в Москве. Дом по адресу 5311 Fisher Island Dr был куплен Еленой Темниковой в 2012 году за 5,1 млн долларов.

Через Fisher MB LLC Темниковы также владели недвижимостью по адресу 7436 Fisher Island Dr, Unit 7436. Организация была основана в 2007 году Майклом Кейфицем, российским юристом из Майами. Совладельцем собственности на острове Фишер был Феликс Саттер, бывший советник экс-президента Mirax Group Сергея Полонского. Саттер также работал в Bayrock Group, которая сотрудничала с Трампом и его детьми в сделках с недвижимостью, причем самыми известными проектами были Trump Soho Hotel and Condominium на Манхэттене. Саттер был замешан в мошенничестве на фондовой бирже на несколько миллионов долларов, но избежал ответственности, став информатором ФБР». 

Вот этот дом Темникова.

Расследование Юлии Павловской. Май 2017:

Михаил Кейфиц — известный юрист из Майами российского происхождения. В реестре юридических лиц Флориды зарегистрировано более 100 компаний на имя Кейфитца. Большинство из них связано с российским бизнесом. В длинном списке его клиентов можно найти имя Феликса Саттера, известного как сына Майкла Саттера, он же Михаил Шеферовский. Шеферовский был видным деятелем русскоязычной организованной преступности в Нью-Йорке в 1980–1990 годах и, по сообщениям СМИ, был известен своими связями с итальянской мафией. Его сын Феликс в Штатах известен как биржевой аферист и информатор ЦРУ.

Как сообщает газета The New York Times, Саттер начинал как биржевой маклер, но попал в тюрьму в 1993 году за драку в баре. Возможно, именно тогда, в заключении, он установил связи с мафией и ЦРУ. В другом случае Саттер был замечен в попытке приобрести российские зенитные ракеты в одной из стран Центральной Азии, а в 1998 году он был арестован за сговор с итальянской мафией с целью совершения биржевых махинаций и отмывания денег. Саттер начал девелопмент в начале 2000-х — сначала в составе менеджмента компании Bayrock Group, а с 2008 года, благодаря знакомству с Сергеем Полонским и Максимом Темниковым, вошел в менеджмент Mirax Group.

В начале 2000-х годов девелоперская компания Bayrock, которую Саттер контролировала с деловым партнером Тофиком Арифовым, организовала совместный бизнес с Дональдом Трампом. Группа Bayrock договорилась с Трампом, что будет строить здания, носящие его имя, по всей Америке, а также в странах бывшего СССР. Группа Bayrock получила разрешение на строительство от Trump Trump Tower в Москве, но сделка сорвалась. С момента распада СССР и до 2013 года Трамп неоднократно пытался договориться с российскими девелоперами о строительстве аналога нью-йоркской башни Трампа в Москве, но каждый раз безуспешно.

Из наиболее известных клиентов Кейфица можно назвать самого Максима Темникова. Компания Fisher MB LLC была основана Кейфицем в 2007 году. По данным Государственного департамента корпораций Флориды, ее владельцами являются Максим Темников и его жена Елена Темникова. Через эту фирму Темниковы и Феликс Саттер владели совместной недвижимостью по адресу 7436 FIsher Island Dr, Unit 7436 стоимостью 4,8 млн долларов. Согласно данным реестра недвижимости округа Майами-Дейд, партнеры приобрели совместную собственность в 2007 году. В октябре 2015 года квартиры были проданы за $5,05 млн компании FI Realty Corp... На этом же острове по адресу Fisher Island Dr 5311 жена Максима Темникова владеет элитной недвижимостью общей площадью почти 640 кв. м стоимостью 5,1 млн долларов.

Решением Тверского суда Москвы Максим Темников объявлен в международный розыск по уголовному делу о хищении (более 2,6 млрд руб.) инвестиций в недвижимость в жилых комплексах «Кутузова миля» и «Рублевская ривьера». Ему предъявлено обвинение по статье «О мошенничестве в крупном размере, совершенном группой лиц» (ч. 4 ст. 159 УК). https://www.forumdaily.com/en/majami-nash-pochemu-rossijskie-biznesmeny-i-bandity-selyatsya-v-bashny...

Предоставил недостоверные сведения в SEC — комиссию по ценным бумагам и биржам США — и в USCIS — Службу гражданства и иммиграции США. Проверка начата 20.11.20.

прочитать весь текст

P.P.S.

Спустя три года после оправдательного приговора по 165-й статье УК прокуратура в лице Козлова принесла извинения.