Top.Mail.Ru
мнения

«Малый бизнес все больше отказывается от сотрудничества с Китаем»

Фото: Пелагия Тихонова / Агентство «Москва» Фото: Пелагия Тихонова / Агентство «Москва»

Почему малый и средний бизнес оказался более устойчив к санкциям и в каких странах российские предприниматели теперь ищут партнеров? На эти вопросы в колонке для журнала «Компания» рассказывает CEO облачного сервиса «МойСклад» Аскар Рахимбердиев.

«Мы их душили-душили»

Это уже четвертый кризис, который на наших глазах переживает малый и средний бизнес. Как тут не вспомнить Шарикова с его «мы их душили-душили-душили», а они все равно выжили. С чем только не приходится сражаться малому бизнесу: тут и бесчисленные проверки с сонмом контролирующих органов, постоянно растущая налоговая нагрузка, дорогие кредиты, неконтролируемые арендные ставки, маски и полное закрытие в период пандемии, маркировка, «нежно любимая» предпринимателями. А тут еще и санкций подвезли…

С 24 февраля мы пристально следим за реакцией небольших компаний на новую реальность. Аналитики сервиса «МойСклад» еженедельно оценивают показатели оборотов 22 тыс. торговых розничных точек по всей стране. Смотрим ситуацию на маркетплейсах. Все считаем с учетом официальных данных по инфляции.

В марте мы наблюдали абсолютно характерную тенденцию для всех кризисов в нашей стране — покупатель, реагируя на новости, будь то война, эпидемия, санкции, бешено скупает товары про запас. В марте мы зафиксировали рост оборотов розничных точек на 23,5%.

Ажиотажный спрос был и на маркетплейсах, на некоторые категории товаров он доходил до 100%. Покупали средства гигиены, детское питание, товары для дома. В попытках успеть до подорожания потребитель традиционно проигрывал продавцам, сметая все по завышенным ценам. Предприниматели, в свою очередь, испугавшись роста закупочных цен и перебоев с поставками, повышали цену на свою продукцию. В марте на отдельные товары на маркетплейсах, например на средства личной гигиены, цена увеличилась на 73%. В среднем в середине марта цены на маркетплейсах выросли на 21,1%.

В апреле же мы наблюдали небольшое снижение как оборотов, так и цен. Люди стали меньше тратить, сказались запасы и выжидательная позиция на фоне то падающего, то растущего рубля. В итоге в апреле обороты с учетом инфляции упали на 5%, а цены — на 3–10% в зависимости от категории.

В мае ситуация выровнялась по отношению к началу февраля. Нет роста, но нет и падения. Торговля идет, невзирая на кризис, дефицит, санкции и нестабильность валюты. Цены по-прежнему растут на отдельные категории товаров, прежде всего на европейские.  

Заметил ли бизнес санкции?

Сказать, что малый и средний бизнес не заметил санкций, было бы неправдой. Заметил — и еще как. Март ознаменовался массовым закрытием компаний — приостановили деятельность 96 тыс. ИП и юрлиц, что на 59% больше, чем в феврале. Предприниматели, полностью ориентированные на европейские и американские поставки, вынуждены были закрыть бизнес. Пришлось прекратить работу тем, кто связан с крупными международными компаниями, тем, кто осуществлял для них поставки. Мы наблюдали сокращение селлеров на маркетплейсах, их стало меньше на 5,5%, в то же время замедлился приток новых.

Снижалась численность занятого в МСП персонала, по состоянию на май 2022 года она сократилась на 6%, до 12,1 млн человек (по данным ФНС).

Однако думаю, что основной процент закрытий компаний был связан с желанием в кризис избавиться от непрофильных активов. Например, когда у компании несколько юридических лиц или ИП, которые не ведут деятельность.

Однако в апреле закрывали бизнес уже не так активно, 80 тыс. компаний прекратили свою деятельность. Но, несмотря на политическую и экономическую ситуацию, новые компании продолжают открываться. В феврале 2022 года были зарегистрированы 99 тыс. индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, в марте — 90 тыс., что на 8,8% меньше, чем в феврале. В апреле открылись 91 тыс. компаний.

Предпринимателей в новых условиях можно поделить на две категории: тех, кто выжидает, и тех, кто ищет возможности в связи с уходом многих зарубежных игроков. Например, к нам в «МойСклад» стали активно приходить производственные компании.

еще по теме:
Анастасия Татулова: Производить стало невыгодно
Основательница сети кафе «АндерСон» и общественный омбудсмен по защите МСП представила дорожную карту для малого и среднего бизнеса
Анастасия Татулова

Как выжить бизнесу

Санкции добавили малому бизнесу проблем: спад спроса, дефицит оборотных средств, разрыв цепочек поставок и сложности доставки по импорту.

Прежние логистические цепочки не работают, многие западные компании отказались продавать свои товары в Россию. Предприниматели привыкли к определенным поставщикам и маршрутам, сейчас приходится выстраивать бизнес-процессы с нуля. Активизировались партнерства с Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией, предприниматели ищут возможности доставки товаров, приема платежей через эти страны и пытаются открыть новые рынки.

В зоне интересов малого и среднего бизнеса оказались Турция, Южная Корея, Малайзия, Узбекистан, Казахстан. Предприниматели налаживают контакты с Киргизией, в Telegram активно рекламируют туры и проводников по киргизским фабрикам с возможностью сразу подписать контракт и наладить доставку. Вместе с тем малый бизнес все больше отказывается от сотрудничества с Китаем. Китай стал дорогим и неудобным. Регулярные карантинные ограничения и логистический кризис, высокий процент брака, повышение уровня жизни внутри страны заставили российских предпринимателей искать поставщиков на рынках других стран, некоторые переносят производства из Китая в РФ.

Легализация параллельного импорта в части потребительских товаров как раз поможет МСП компенсировать образовавшийся дефицит некоторых товаров и покрыть спрос. Но тут важный вопрос — цена, сколько будут стоить эти товары при отсутствии регулятора в виде правообладателя? Могут стать дешевле, а могут — дороже. Стоимость будет зависеть от количества посредников, длины логистической цепочки и аппетитов бизнесмена.

Второй вопрос — сервис. Wildberries запустил продажи запчастей для автомобилей, мотоциклов и коммерческого транспорта, которые ввезли без согласия правообладателей из стран Азии, СНГ и Европы. В ассортименте уже свыше 2,2 млн товаров. В то же время возникает закономерный вопрос: согласятся ли официальные автосервисы принимать такие запчасти для выполнения ремонта? Пока вопрос открытый. То же самое относится к технике, одежде, любым товарам, которые могут оказаться бракованными или нуждаются в ремонте. 

Первая стадия кризиса пройдена?

Пока малый и средний бизнес справляется с кризисом. Думаю, что основные сложности с дефицитом товаров и падением спроса мы увидим осенью. Однако, если переориентация с европейских рынков на страны Азии и СНГ произойдет достаточно быстро, это позволит малому бизнесу в очередной раз подтвердить свою жизнестойкость.

Тем не менее не стоит забывать, что малый бизнес напрямую зависит от покупательской способности. Сегодня компании, покинувшие Россию, продолжают платить аренду и заработные платы сотрудникам, а вот когда они уйдут, смогут ли бывшие сотрудники найти работу? Сколько людей останутся без средств к существованию? Будет ли программа государственной поддержки для людей, которые оказались заложниками геополитической ситуации? Пока на эти вопросы нет четких ответов от государства. Как и нет и понятной программы поддержки малого бизнеса. Если в Москве предприниматели попали под ковидную амнистию, то в регионах по-прежнему штрафуют за отсутствие маски.

В период экономической турбулентности малому и среднему бизнесу проще реагировать на изменяющиеся условия. Сегодня у МСП есть ряд преимуществ по сравнению с крупным бизнесом: он не так зависим от технологий западного производства, он гибок и легко умеет переориентироваться на новые рынки, может занять освободившиеся от западных компаний ниши, ему проще работать с западными контрагентами из-за меньшей заметности, что упрощает ему продажу товаров параллельного импорта. Возможно, в ближайшем будущем роль малого бизнеса заметно усилится в экономике страны, и государство начнет делать на него ставку. Для этого необходимо принять меры поддержки, о которых давно просят представители небольшого бизнеса: льготное кредитование, списание задолженностей, снижение ставки страховых взносов до 15% со всего зарплатного фонда, мораторий на проверки и маркировку новых товарных категорий.

Еще по теме