$ 75.00
 91.20
£ 102.89
¥ 72.40
 84.56
GOLD 1855.71
РТС 1422.74
DJIA 30960.00
NASDAQ 13635.99
рынки

Побочный эффект вакцины от СОVID-19 — возможный пузырь на рынке

Британский премьер Борис Джонсон оценивает вакцину от коронавируса. Фото: Легион-медиа Британский премьер Борис Джонсон оценивает вакцину от коронавируса. Фото: Легион-медиа

К Новому году и Рождеству мир получает лучший из возможных подарков — начало вакцинации от COVID-19. Прививать пока будут по приоритетным группам, и в Великобритании, например, к ним отнесли Санта-Клаусов. Всем хочется волшебства и чудес, побольше и поскорее. Вот только удастся ли избежать рыночных мистификаций? 

Подпитанный всеобщей паникой, госконтрактами и деньгами инвесторов глобальный рынок вакцин идет в рост. По некоторым расчетам, к 2027 году он дойдет до $104,87 млрд против $41,61 млрд в 2018 году. Вместе делающие вакцину американская Pfizer и немецкая биотехнологическая фирма BioNTech, например, готовятся делить почти $13 млрд от мировых ежегодных продаж.

На большие деньги, хотя иногда и под разговоры о готовности не ждать прибыли, нацелились, прежде всего, гиганты типа американских Johnson & Johnson, Pfizer, французской Sanofi, англо-шведской AstraZeneca, британской GlaxoSmithKline (GSK). Исследовательская компания Data Bridge предлагает свой актуальный на 2020 год вариант топ-10 отрасли, включающий Merck & Co, Bharat Biotech, Lanzhou Institute of Biological Products Co., QIMR Berghofer Medical Research Institute, Biovir, Serum Institute of India, Teva Pharmaceutical Industries, Emergent BioSolutions и некоторых других разработчиков и производителей. И это не говоря о региональных бизнесах. И о компаниях, которым вообще нечего предложить, но они пытаются. Налицо гонка десятка вакцин и их разработчиков, в которой используются все средства. 

госзаказ на вакцины Источник: Statista.com

Виртуальные факты

Сравнительный успех AstraZeneca в этой гонке многие западные специалисты больше связывают во многом с супермаркетингом и корпоративным напором, нежели с превосходством продукта. Ведь для напуганного потребителя, не знакомого с наукой, вакцины более или менее одинаковы. Продвижение разработок идет всего лишь по двум более или менее понятным чиновникам и обывателям параметрам — высокая эффективность и сила побочных эффектов.

У всех находящихся на слуху вакцин заявленная эффективность превышает 90 %, а побочные эффекты характеризуются как допустимые. И это правда, но правда маркетинговая.

Хотя бы потому, что профессионалы оценивают эффективность вакцин не точной цифрой, а в диапазоне в 10–15 %. Исходя из этой логики, 90 и более процентов эффективности — это лишь верхний предел, а нижний при этом вполне может быть и 80 и даже 70 %, но эти цифры, конечно, не так способствуют контрактам.

Что касается побочных эффектов, то данные о них, полученные в ходе ограниченных по масштабам и времени испытаний, могут быть только предположительными.

Упоминавшаяся AstraZeneca располагает контрактами на поставку своей вакцины в Британию и страны ЕС. Но, как пишет бельгийское издание Dhnet, «проблема в том, что фармацевтический гигант получил иммунитет от любых юридических претензий в случае, если применение вакцины в итоге даст негативные побочные эффекты». Такие условия контракта, считают специалисты, могут быть связаны с созданием вакцины на основе штаммов аденовируса обезьяны. Последствия использования его для человека до конца не изучены, и гарантировать безопасность в долгосрочной перспективе невозможно. 

Ловкость рук

Есть на рынке и другие предложения. Скажем, американская Moderna первой в мире начала испытывать свою вакцину от COVID-19 на людях. В начальной фазе испытаний приняли участие аж восемь человек. Компания скрывает свои научные результаты. Ни один препарат на основе продвигаемой Moderna как революционной технологии мРНК никогда и нигде в мире не был одобрен регулятором, а некоторые фармгиганты технологию мРНК опробовали и отвергли. За 10 лет существования Moderna не выпустила ни одной вакцины.

В 2018 году компания оценена на IPO в $7,5 млрд, а 2019 году, по данным CNN, закончила с чистыми убытками свыше $500 млн. Тем не менее, если в январе текущего года акции Modеrna стоили около $19, то в начале декабря перевалили за $150.

Администрация США в апреле выделила компании $483 млн, в июле, несмотря на срывы сроков по контракту, — еще $472 млн, а позднее — дополнительно $1,5 млрд. Немаловажно: распределяющей деньги бюджета американской госпрограммой по созданию вакцины от COVID-19 руководит иммунолог Монсеф Слауи, который, по совпадению, до мая 2020 года был членом совета директоров Moderna.

Inovio — еще одна компания этого сектора с похожей динамикой акций. У нее нет сочетания таких обстоятельств, как у Moderna, но за первые шесть месяцев 2020 года, по сообщениям СМИ, ее акции подскочили более чем на 860 %. Правда, в июле пик сгладился до 500 %, но все равно такой скачок трудно связать с продуктом, а не со всеобщей лихорадкой. 

разработчики вакцин Динамика стоимости акций ведущих разработчиков вакцин от COVID-19 (в сравнении с аналогичным периодом 2019 г). Источник: Yahoo! Finance / Statista.com

Не до конца забытое старое

В памяти всплывает пузырь доткомов 2000 года. Тогда тоже не все представляли себе в полном объеме, что такое интернет, и реально оценивали его возможности, но спешили заскочить в набирающий скорость поезд. Называвшие себя революционными стартапы один за другим выходили на гигантские IPO, после чего наступил крах.

Между тем фармкомпании одного (или вообще ни одного) продукта очень неустойчивы, зависимы от внешних обстоятельств, хода клинических испытаний, результатов практики применения. Не являются неуязвимыми даже гиганты, хотя за многими из них стоит опыт запуска супердоходных вакцин, как, например, Prevenar 13 от Pfizer (пневмококк) или Gardasil от Merck & Co. (вирус папилломы человека). Но нынешние вакцины ведь разрабатываются и внедряются в рекордные сроки, с массой допущений и послаблений в процедурах.

Показательно, что рейтинговое агентство Fitch в условиях вакционной истерии не спешило пересматривать ни в какую сторону прогноз, например, по той же Pfizer.

Нельзя не иметь в виду в целом дефицит доверия к отрасли. Здесь трудно найти компанию без истории штрафов и скандалов. Novartis, как сообщалось, манипулировала данными о результатах клинических испытаний, добиваясь одобрения регулятором препарата Zolgensma для лечения спинальной мышечной атрофии.

В ассортименте нарушений — поставки некачественных вакцин, завышение цен, недобросовестные методы продвижения продуктов, коррупционные сделки на региональных рынках, подкуп представителей медицинского сообщества.

AstraZeneca уже сейчас отметилась неточностями в своих данных, некорректностью организации испытаний. И, кстати, по следам этих событий компания за три дня потеряла 5 % от стоимости акций, так что ее капитализация снижалась в моменте на $6 млрд.

Историю попыток человечества защититься от ужасных болезней принято вести с 1000-х годов, когда в древнем Китае, Индии, Африке применялся метод вариоляции: здоровому человеку подкожно или на слизистую оболочку носа вводили содержимое оспенных пузырьков ради появления иммунитета. Потом были Эдвард Дженнер, Луи Пастер, Роберт Кох, Владимир Хавкин, гениальные и самоотверженные ученые, благодаря которым были остановлены пандемии чумы, натуральной оспы, туберкулеза. Обязательно появятся и эффективные вакцины от COVID-19. Желательно вместе с прививкой от рыночных пузырей.