$ 73.75
 86.96
£ 96.21
¥ 69.60
 80.79
GOLD 2035.12
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
бизнес

«Реинжиниринг бизнеса как ответ на кризис»

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

Московская конфедерация промышленников и предпринимателей (работодателей) в период пандемии направила в структуры правительства Москвы более 1 тыс. предложений. Часть из них были реализованы в мерах поддержки бизнеса, подготовленных антикризисным штабом под руководством вице-мэра Москвы Владимира Ефимова. Николай Виноградов, заместитель председателя МКПП(р), рассказал «Компании», как изменилась культура взаимоотношений бизнеса и власти, а также роль региональных и отраслевых бизнес-объединений.

Ваша организация, являющаяся московским объединением работодателей, не понаслышке знакома с проблемами, с которыми столкнулся бизнес в связи с введением самоизоляции. Как столичные предприятия пережили этот период?

— Это было очень тяжелое время для бизнеса, о чем свидетельствует статистика. Минэкономразвития уже прогнозирует годовое снижение ВВП России на 5 %, причем по многим отраслям оно составит очень существенные 10 %. Эксперты прогнозируют сокращение на 30 % объемов в транспортном машиностроении, на 20 % — в строительстве, сфере услуг и на 15 %— в перевозках и торговле.

В Москве сложилась неоднозначная ситуация. В столице много оборонных и пищевых производств. Последние столкнулись с потерей выручки, так как заказчики — кафе, рестораны, гостиницы, учебные заведения — были закрыты. В оборонной промышленности — длительный производственный цикл, и остановившееся производство запустить вновь совсем не просто. А многим предприятиям в целях охраны здоровья сотрудников запретили работать. Из-за этого падение производства в карантин кое-где доходило до 90 %. Очень сильно пострадала индустрия гостеприимства (общественное питание, развлечения, отели). В Москве ее работа была практически полностью остановлена, а после снятия ограничений восстановления не произошло. Например, по сравнению с 2019 годом заполняемость гостиниц составляет всего 20%.

После снятия ограничений промышленные предприятия и организации бытовых услуг смогли быстро наладить работу. В Москве карантинные меры были, пожалуй, самыми жесткими в России, и некоторые виды деятельности до сих пор не возобновлены (образование, сферы досуга и культуры). Гостиничная индустрия и пассажирские перевозки не рассчитывают на восстановление оборота из-за сохраняющейся эпидемиологической опасности и общего падения спроса. Но в целом бизнес выходит из карантина быстро и с большим желанием. На позитивную динамику сильно влияет отложенный спрос. Потребители наверстывают упущенное, но как долго это продлится — неизвестно.

Какие меры государственной и региональной поддержки бизнеса, на ваш взгляд, оказались наиболее эффективны? 

— Внедрение мер поддержки на городском, региональном и федеральном уровнях началось в первую же неделю пандемии. Это очень хороший темп, однако первоначально меры поддержки были не очень масштабными и даже разочаровывали предпринимателей. Но они расширялись со временем. Всего было принято около 20 федеральных мер поддержки и около 20 — региональных (включая субсидии). Самая массовая мера — выдача федеральных субсидий 12 130 руб. Самая эффективная федеральная мера — снижение тарифов социального страхования, налоговые отсрочки, кредитование под 0 % и льготные безвозвратные кредиты на поддержание занятости. Если говорить о Москве, то во время пандемии власти приняли четыре пакета мер поддержки столичного бизнеса. Самые существенные: отсрочка уплаты региональных налогов, льготы по аренде городского имущества, субсидирование процентов по кредитам МСП.

Самая масштабная инициатива со стороны города — перезаключение кредитных договоров по формуле 6/8. То есть правительство Москвы субсидирует процентные ставки по кредиту до уровня 6 или 8%.

Какова сумма мер поддержки? Всегда ли помощь доходит до адресатов?

— Сумма мер поддержки для московского бизнеса составила 85 млрд руб. Эти цифры озвучил заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов. Часть мер предоставляется автоматически, например налоговые отсрочки, а часть — по заявлениям. Второй механизм очевидно сложнее и более медленный. В основном меры поддержки предоставлялись по кодам ОКВЭД наиболее пострадавших отраслей. Другое дело, что у некоторых организаций коды, которые раньше ни на что не влияли, не соответствуют фактической деятельности. Например, гостиница указывала основным ОКВЭДом управление недвижимым имуществом, поэтому помощь она не получила. Второй вектор помощи — предприятия малого и среднего бизнеса, а третий — системообразующие предприятия. Недоработки мер поддержки, из-за которых многие предприниматели сперва не могли получить помощь, быстро устранялись. Например, были расширены перечни ОКВЭД пострадавших отраслей, скорректированы сроки внесения предприятий в реестр МСП, расширен перечень системообразующих и стратегических предприятий и т.д.

В каком ключе столичные департаменты и организации вели диалог с бизнесом?

— Как только началась пандемия, правительство Москвы создало два оперативных штаба: во главе с заместителем мэра Анастасией Раковой — по предупреждению распространения инфекции — и под руководством заместителя мэра Владимира Ефимова по экономическим вопросам. Очевидно, что штабы отработали отлично, меры по сдерживанию пандемии были оперативными, масштабными и реализованы на высоком технологическом и организационном уровне. Меры по сохранению городской экономики также были оперативными и эффективными. На мой взгляд, особого внимания заслуживает работа Департамента предпринимательства и инновационного развития Алексея Фурсина и бизнес-омбудсмена Татьяны Минеевой. Они оперативно наладили дистанционные каналы связи с бизнес-сообществом. Я знаю, что ими было собрано около тысячи предложений по поддержке бизнеса, часть из которых в итоге были приняты. Пандемия настолько ярко доказала эффективность и необходимость электронного правительства, что полный и быстрый переход в цифру стал теперь неизбежным.

Сколько обращений поступило в МКПП? Как вы сотрудничали с бизнесом?

— В МКПП поступили сотни предложений и десятки жалоб. Мы самостоятельно отвечали на вопросы, так как имеем хорошую экспертизу. Обоснованные жалобы направлялись в департаменты и оперштабы Москвы и другие госорганы. Департаменты работали с предложениями оперативно: анализировали эффект и стоимость каждого предложения для города, возможности воплощения, простоту администрирования. Мы видим, что часть наших предложений были реализованы на городском или федеральном уровне. Некоторые предложения и жалобы ушли в ЦБ РФ. Вопросы к регулятору касались отказа в кредитных каникулах и предоставлении новых кредитов. Причина жалоб — недостаточная скорость реализации принятых решений. Например, если вчера было объявлено о новых мерах поддержки, а сегодня бизнесмены «штурмовали» банки, то завтра появятся жалобы на банкиров. Предприниматели столкнулись с тем, что процедуры были не отработаны, но в конце концов поддержку получили все, кому она предоставлялась.

За период карантина мы провели онлайн-заседание трехсторонней комиссии с участием профсоюзов, работодателей и правительства Москвы. На нем выдвинули партнерам по комиссии проработанных 10 предложений по поддержке бизнеса и сохранению занятости, в том числе по налоговым льготам и субсидиям. От нас в департамент предпринимательства и инновационного развития Москвы направлено более 1 тыс. предложений. В основном они касались субсидий и отсрочек по налогам, арендным платежам и т.д. 

Что-то изменилось в работе МКПП в этот период?

— Наша основная деятельность заключается в защите интересов бизнеса, создании условий для развития и обеспечении взаимодействия с госорганами. В условиях кризиса эти задачи стали еще актуальнее, чем раньше. Изменился формат работы, все коммуникации перешли в онлайн. Впервые онлайн-форматы мы начали применять еще в 2019 году, но наша дистанционная работа быстро набрала обороты в период изоляции. За период изоляции мы провели более 10 семинаров, конференций, круглых столов, в которых приняли участие почти тысяча человек, в том числе и предпринимателей, которые не являются членами МКПП(р).

Как вы оцениваете скорость снятия ограничений?

— Ограничения были сняты внезапно и очень оперативно, ведь еще полтора месяца назад ничего не предвещало скорых послаблений. В апреле было не понятно, сколько продлится карантин, и многие предприниматели, думали о продаже или закрытии бизнеса. Эти настроения пошли на спад после снятия ограничений. Если бы карантин продлился еще месяц, то последствия для бизнеса были бы намного печальнее. Даже сейчас не все торговые и сервисные точки открылись, много вакантных помещений. По нашим оценкам, 10–20 % торговых и сервисных предприятий не смогли открыться после изоляции. Еще один месяц ограничений привел бы к обрушению сложившейся в городе экономики потребительского сектора.

Быстрое снятие карантина вместе с мерами господдержки спасли бизнес от массового разорения, особенно непродовольственную торговлю, транспорт, сферу услуг.

Какие уроки бизнес извлек из ситуации с пандемией?

— Кризис ярко высветил шаткость многих компаний, отсутствие гибкости и недостаток эффективности. Все наши контрагенты сейчас в усиленном поиске новых бизнес-моделей, оптимизации затрат, реинжиниринге бизнеса. Цифровизация и опережающее внедрение инноваций во все бизнес-процессы — это очевидный ответ на кризис. Но для бизнеса сейчас пришло время проверки стратегий. Ошибочные стратегии не переживут кризис. Конъюнктура сейчас благоприятствует ИТ-индустрии, телекоммуникациям, электронной торговле, шеринг-экономике, медицинским услугам, но угнетает базовые отрасли. Бизнесу еще только предстоит подстроиться к новым условиям: к сниженной плотности потока потребителей, к уходу от офлайна, отказу от чрезмерного потребления и сокращению платежеспособного спроса, к росту издержек и рискам новых карантинов.

Какие риски для экономики Москвы сохраняют актуальность?

 За последние 30 лет структура экономики радикально поменялась, а сам город вырос в полтора раза по населению и в два раза по валовому региональному продукту. Имея долю промышленности в ВРП на уровне 20 %, а долю торговли и услуг на уровне 80 %, Москва крайне уязвима к снижению потребительских расходов и безработице. Пока бизнесу совместно с органами власти удается сохранять занятость и перенаправлять трудовые ресурсы, однако вопрос формирования более устойчивой городской экономики стоит как никогда остро. Очевидно, что она может быть создана только на основе инноваций, а в этом мы пока что недостаточно преуспели. Общая стратегия развития региона требует дополнительного анализа и корректировки. Мы очень рассчитываем, что в результате кризиса московское правительство осознает необходимость более тесного взаимодействия с бизнесом, в первую очередь через уже готовые к этому структуры — региональные и отраслевые бизнес-объединения.