GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Венчур постсоветского мира

Фото: Агентство «Москва» Фото: Агентство «Москва»

Хотя стартап-экосистема на постсоветском пространстве растет высокими темпами, основная часть средств местных венчурных фондов направляется в иностранные проекты. С чем связано недоверие инвесторов к локальным игрокам, какие меры могут изменить ситуацию и что увеличит шансы стартапа на финансирование, рассказывает Денис Вальвачев, CEO и управляющий партнер венчурного фонда QPDigital.

В то время как по росту числа сделок Восточная Европа оставила Америку далеко позади, венчурный рынок СНГ все еще безнадежно отстает по среднему чеку. Если ежегодный прирост сделок на постсоветском пространстве составляет около 8% (по сравнению с 2% в США), то средний чек здесь едва дотягивает до $500 тыс. За океаном такие деньги, как правило, ищут с помощью условных «3F» (friends, fools and family), в СНГ же для их получения нужны чуть ли не венчурные фонды.

Неготовность венчурных инвесторов в Восточной Европе давать крупные суммы местным стартапам связана с целым рядом факторов. Так, большинство конкурентных игроков просто не попадают на радар фондов, поскольку инвесторы даже не знают об их существовании. Представление, что на постсоветском пространстве нет достойных проектов, мешает местным стратегам обратить более пристальное внимание на внутренний рынок — так что они изначально целятся исключительно за рубеж.

Айтишники без Стива Джобса

Между тем это представление ошибочно: в СНГ есть свои сильные и перспективные проекты. Постсоветская территория дала миру таких единорогов, как Miro, недавно вошедшего в рейтинг Enterprise Tech 30, MailerLite, GitLab, Grammarly или Preply.

Благоприятная среда для развития сильных технологических продуктов на территории СНГ во многом обязана сильной математической школе и развитой аутсорс-культуре в IT. Иначе говоря, здесь сформировалось огромное сообщество технарей, дистанционно разрабатывающих решения для крупных западных компаний и, как следствие, обладающих глубокой доменной экспертизой. Вместе с этим массовая утечка мозгов за океан уже приостановилась: американский рынок перенасытился специалистами из СНГ и поднял ценник настолько, что западным компаниям стало невыгодно их релоцировать. Вместо этого они все чаще набирают R&D-команды на локальном рынке, открывая для них офисы на территории Восточной Европы.

Росту IT-сообщества помогают и государственные инициативы: так, в этом году Украина готова предоставить возможность 5000 иностранным ИТ-специалистам получить долгосрочный вид на жительство, возможность открыть ФЛП, перевезти свою семью и трудоустроиться на тех же условиях, что и украинские коллеги.

Но, несмотря на все эти факты, инвестфонды в СНГ все еще опасаются делать крупные вложения в локальные стартапы. И одна из причин этого, на мой взгляд, связана с неумением местных игроков упаковать и продать свой проект. Так сложилось, что мы знаем, как создавать качественные технологические продукты, но не можем грамотно их презентовать клиентам и инвесторам. Условно говоря, у нас много Стивов Возняков, но дефицит Стивов Джобсов. В отличие от тех же американских компаний, где маркетинга и пиара иногда даже больше, чем самого продукта, отечественные стартапы вкладываются в сам продукт — но когда дело доходит до питчинга, их умения заканчиваются.

Страх больших денег

Второй фактор отсутствия крупных сделок в СНГ с участием местных фондов — дефицит зрелых стартапов с минимальным раундом хотя бы в $1 млн. Львиная доля проектов на местном венчурном рынке находятся на стадии pre-seed или seed — а они, как правило, не интересуют фонды с серьезными чеками. Хотя, с другой стороны, широкая экосистема «ранних» проектов способствует развитию института ангельских инвестиций.

Но, даже когда на радар инвесторов попадают зрелые проекты, очень часто фонды считают такие инвестиции высокорисковыми и отказываются от них, опасаясь столкнуться с очередным МММ. В первую очередь такое отношение — следствие слабой культуры инвестирования и отсутствия соответствующей инфраструктуры на территории СНГ. Постсоветская экосистема стартапов нуждается в большой просветительской работе по популяризации венчурных инвестиций. Пока рынок не очень верит, что привлекательность местных технологических стартапов часто не ниже, чем аналогов из-за океана, и немногим выше, чем при покупке акций уже существующей компании.

Эта работа во многом относится к зоне ответственности государственных или окологосударственных институтов — таких как «Сколково» в России и Министерство цифровизации на Украине.

От блокчейна до гейминга

Безусловно, технологическому ландшафту в СНГ далеко до Кремниевой долины: здесь еще нет ни сформировавшихся венчурных инвестиционных институтов, ни большого опыта по созданию стартап-проектов. Но, если говорить о человеческом потенциале, на постсоветской территории он, на мой взгляд, не ниже, чем в Сан Франциско, — главным образом благодаря сильной математической и технической школе, а также развитому ИТ-сервисному бизнесу. Поэтому в странах СНГ есть серьезные перспективы появления уникальных проектов в мировом масштабе.

Особый потенциал я вижу как минимум в двух индустриях. Первая из них — это блокчейн. Сферы его успешного применения, на мой взгляд, могут лежать в таких областях, как децентрализованные финансы, гейминг, медицинские клинические исследования и в целом токенизация всего, что только можно токенизировать. Так, сейчас мы видим большой хайп вокруг NFT, невзаимозаменяемых токенов: достаточно вспомнить недавний пример с картиной Бэнкси, которую Injective Protocol выкупила у галереи, сожгла в прямом эфире и превратила в токен, привязанный к цифровому образу предмета искусства. Ажиотаж с NFT на предметы искусства, возможно, спадет, но сама технология получит массовое распространение.

Вторая перспективная индустрия для отечественных стартапов связана с разработкой компьютерных игр. На этой территории уже работает множество успешных команд — достаточно упомянуть такие компании, как Playrix или World of Tanks. Толчок для развития этого рынка во многом дали западные игроки: разработка игр требует колоссального количества денег и качественных IT-специалистов — а в Восточной Европе можно нанимать отличных программистов за относительно невысокий по сравнению с западным рынком ценник. А поскольку эти ребята параллельно с работой на компанию создают свои собственные продукты, то эта среда активно развивается естественным путем.

На пути к индустрии единорогов

Как бы то ни было, на сегодняшний день СНГ пока не изобилует возможностями для привлечения больших денег. У нас отличная среда для прорывных технологических стартапов, но сложно поднять инвестиции. И изменить ситуацию могут только объединенные усилия государственного и частного секторов. Так, частные игроки должны вносить свой вклад в создание институтов для стартапов — в том числе акселераторов и инкубаторов. От государства же требуется обеспечить максимально комфортное правовое поле для появления таких институтов, их функционирования и признания со стороны других участников рынка. Так, на Украине сейчас на формирование этого поля работают две законодательных инициативы — закон о «Дiя Сity» №4303 (фактически о цифровом государстве) и закон №3637 «О виртуальных активах», направленный на разработку юрисдикции под проекты на блокчейне.

При этом роль государства должна быть именно регулирующей, а не финансовой. Выход регулятора на инвестиционный рынок принесет больше вреда, чем пользы. Достаточно посмотреть на Польшу — одного из лидеров по количеству и объему государственных грантов для стартапов: уровень выживаемости проектов там гораздо ниже, чем в странах, где нет столь активной финансовой поддержки со стороны властей. Да, если лить государственные деньги на эти жернова, конечно, стартапы вырастут, как колосья, но в итоге мы можем получить лишь множество некачественных проектов.

Чтобы на территории СНГ появилась индустрия, вскармливающая единорогов, государственные деньги не нужны: нужна просветительская деятельность, образование, обмен опытом. Так, мы как частный фонд, с одной стороны, участвуем в государственных инициативах по созданию правовой основы для венчурного рынка, с другой — помогаем создавать комьюнити, объединяющее сильных игроков: крупные фонды, акселераторов, избранных ангелов и венчурных инвесторов.