Top.Mail.Ru
$ 60.83
£ 73.74
¥ 45.31
 64.08
 8.99
Нефть WTI 88.09
GOLD 1777.15
РТС 1142.05
DJIA 34152.01
NASDAQ 13102.55
BTC/USD 24385.00
бизнес

«Все инвестиции в научной сфере у нас идут на бездымные продукты»

Фото: пресс-служба BAT Фото: пресс-служба BAT

По данным Всемирной организации здравоохранения, из-за курения ежегодно умирают около 8 миллионов человек, включая миллион пассивных курильщиков. Пока власти идут по пути строгих запретов, участники рынка предлагают альтернативу – концепцию пониженного вреда, в основе которой – переход с сигарет на вейпы и системы нагревания табака. О проблемах регулирования этих продуктов в интервью «Компании» рассказал директор департамента по правовым вопросам и внешнекорпоративным связям «БАТ» (British American Tobacco) субрегиона Россия, Турция, Центральная Азия и Белоруссия Олег Барвин.

На первом Евразийском никотиновом форуме одна из обсуждаемых тем – техрегламент на никотинсодержащие продукты. Зачем этой группе товаров понадобилось отдельное регулирование?

— Документ нужен в первую очередь для того, чтобы были установлены понятные и производителю, и государству требования ко всем видам продуктов новой категории. Техрегламент необходим на евразийском, наднациональном уровне, потому что у нас единый рынок, где могут перемещаться товары.

Пока такого регулирования нет, это приводит к тому, что на рынке появляются недобросовестные участники, которые искусственно завышают уровень никотина или делают упаковку излишне красочной для потребителя. Поэтому мы всегда выступали за то, чтобы были разработаны единые и понятные для отрасли и надзорных органов правила: что за новые категории, какой должен быть в них уровень никотина и т.п.

Например, Россия уже установила максимальный уровень никотина в никотинсодержащей продукции, а в Казахстане такого параметра еще нет. Беларусь также установила, но немного на другом уровне.

То есть, если будет принят единый стандарт, кому-то придется менять уже установленные внутри страны регламенты?

— Безусловно, потребуются какие-то корректировки. И это правильно, ведь подобные вещи важны не только государству, но и покупателям. Посмотрите на сегмент вейпов в России сегодня. Там разнится как содержание никотина, так и способы донесения информации до потребителя. Кто-то пишет уровень никотина в процентном соотношении, другие в количестве миллиграммов на миллилитр жидкости. Потребитель путается и часто не может понять, что это означает. Возникают сложности и у проверяющих органов, потому что с объема никотиновой жидкости уплачивается акциз. Если параметр не прописан на упаковке, то налоговикам весьма проблематично посчитать налоговую базу.

Учитывается ли при разработке техрегламента мнение игроков отрасли? На каком этапе сейчас находится документ?

— Процедура прописана таким образом, что у нас есть возможность принять участие в дискуссии как на начальном этапе, так и в ходе публичного обсуждения проекта. На мой взгляд, это правильная вещь, ведь техрегламент – это документ, наиболее ориентированный на производство. Именно мы можем объяснить законодателям, какие параметры можно измерять, какие нельзя, как это делать, какие для этого используются нормативы, стандарты.

Первый проект этого регламента уже подготовлен. Он проходит согласование в рамках рабочих групп и готовится к вынесению на публичное обсуждение.

На сегодня в России довольно строгие антитабачные законы. Что вы думаете о перспективах регулирования никотинсодержащих продуктов в России?

— Если сравнивать с рядом стран, то действительно в России достаточно жесткое регулирование. Тем не менее в нем уже существует понятие никотинсодержащих товаров как отдельной категории. То есть, проведено четкое отделение от обычных сигарет. Это важно. С другой стороны, на никотинсодержащую продукцию распространяется весь объем ограничений и запретов, которые действуют для сигарет, включая вопросы рекламы и торговли.

Нам, конечно, ближе и понятнее позиция государств, которые за основу берут степень риска такой продукции, который согласно ряду научных исследований все-таки значительно меньше, чем при курении сигарет. Исследования в Великобритании, на которые в том числе ссылается Служба общественного здравоохранения Англии, подтверждают, что никотинсодержащая продукция на 95% менее вредна, чем традиционные сигареты. Исходя из этого, строится все регулирование в стране. Например, у компаний в Британии больше возможностей доносить информацию по этим продуктам до потребителя, которая сейчас в России практически сведена к минимуму.

Сколько человек уже переключилось с сигарет на бездымные продукты? Какая здесь динамика?

— По итогам 2021 года количество потребителей новой никотиновой продукции у нас было более 18 миллионов человек. Это во всем мире. К 2030 году мы планируем увеличить это число до 50 миллионов потребителей. Это та цель, которую мы заявили публично перед общественностью и инвесторами.

Если мы говорим про российских потребителей никотиновой продукции в целом (сигареты и новые виды продукции – прим. ред.), это около 37 миллионов человек, из которых только семь миллионов используют новые виды продукции. Да, наибольшая часть пока предпочитают классические сигареты, хотя определенные изменения есть. Здесь мы гордимся результатами нашего бренда glo, который представлен в сегменте нагреваемого табака.

Продолжаете ли вы вкладывать инвестиции в продвижение традиционных сигарет?

— Большая часть того, что группа инвестирует глобально, связана с инвестициями именно в новые категории.

Если мы говорим про глобальные инвестиции, то по направлению research and development большая часть всех средств вкладывается в новые категории. Все инвестиции в научной сфере у нас идут на бездымные продукты. Эти вложения должны поддержать процесс перехода курильщиков к новым категориям.

Для понимания, как мы наращиваем инвестиции: если в 2021 году это было около 500 миллионов фунтов стерлингов, то только за первые полгода 2022-го мы инвестировали в никотинсодержащие продукты более одного миллиарда.

В России сейчас проводят эксперимент по маркировке электронных сигарет и картриджей для них. Что вы думаете об этой инициативе? Поможет ли она снизить теневой оборот?

— Это правильная инициатива, потому что сегмент новых категорий динамично развивается. Особенно сложная ситуация в сегменте вейпов, где большое число мелких игроков. Нередко среди них попадаются недобросовестные участники, которые могут пользоваться лазейками в законе, а где-то и вовсе нарушать его. Значительная часть этого рынка находится в теневой зоне, как минимум, потому что игроки не уплачивают акциз либо делают это не в полном размере. В итоге сборы государства с этой категории довольно скромные – они не превышают миллиарда рублей. Но если весь рынок вывести из тени, то, по оценкам экспертов, эта сумма может достигнуть около десяти миллиардов рублей.

Безусловно, маркировку мы поддерживаем как один из шагов, направленных на то, чтобы навести порядок и дисциплину в этом сегменте. Тем более, что она уже введена в сегменте нагреваемого табака. Мне кажется, это хороший ответ на звучащие время от времени заявления о необходимости радикальных мер или запретов в этой категории. Лучше вводить дополнительный инструмент контроля, оставлять сегмент в зоне видимости государства, чем запрещать его и закрывать глаза на подпольщиков.

Компании-производители, рассказывая о более низком вреде для здоровья никотинсодержащих продуктов, ссылаются на исследования, которые проходили по их заказу. При этом скептики указывают, что раз исследования проходили по инициативе компаний, значит они «заказные», ангажированные. Что вы об этом думаете?

— Во-первых, я считаю, что любое обсуждение темы степени рисков продукции — хорошая вещь. Это значит, что мы идем в правильном направлении. Абсолютно нормально, когда не все участники дискуссии согласны с теми или иными исследованиями. В этом преимущество законодательного пути, который основан на науке, ведь наука вещь объективная и за ней всегда стоят определенные факты.

В своих выводах мы ссылаемся, в том числе, на независимые данные ряда стран. Однако мы не скрываем, что проводим и собственные исследования. Например, в Великобритании мы делали следующее: было четыре группы участников. Первая – традиционные курильщики, вторая – те, кто полностью перешел на нашу систему нагревания табака glo, и были те, кто проходил никотинозаместительную терапию лекарственными препаратами, а также – контрольная группа тех, кто никогда не курил. Мы замеряли определенные биомаркеры в их организме в течение 180 дней на первом этапе и 360 дней на втором. Выяснилось, что переключение на систему нагревания табака действительно позволило снизить риск вреда здоровью. Причем эти данные были опубликованы в научных журналах, а значит проходили этап независимого рецензирования. Все это есть в открытом доступе.

Будет здорово, если на законодательном уровне утвердят, что степень регулирования продукции основывается на степени риска, который устанавливается объективным, независимым исследованием. Важно эту методологию согласовать с Минздравом и экспертным сообществом. На ее основании можно было бы провести новые независимые исследования. Уверен, они показали бы меньшую степень риска новых никотиновых категорий. И здесь ясна причина – большая часть токсичных веществ образуется при горении сигареты. Если его нет, то мы значительно снижаем вред как для курильщика, так и для окружающих.

В ВОЗ довольно критично относятся к электронным сигаретам и вейпам. Согласно ее докладу, электронные сигареты притягивают детей и подростков привлекательными ароматами и вкусами, не сообщая при этом об опасности курения. В свою очередь подростки, попробовавшие электронные сигареты, по данным ВОЗ, в дальнейшем в три раза чаще начинают потреблять табачную продукцию. Как вы относитесь к этим данным?

— Я думаю, что финальная позиция ВОЗ по этой теме еще не сформировалась, так как в разных документах организации содержится разная, иногда даже противоречащая друг другу информация. Например, в одном из докладов утверждается, что уровень акциза для новой категории не должен приводить к тому, чтобы курильщики лишались возможности переключения на такие продукты.

Кроме того, одним из основополагающих тезисов, на котором построена рамочная конвенция ВОЗ по борьбе с табаком – это harm reduction, принцип снижения вреда. Но, к сожалению, мы видим, что в последние годы вопрос стал очень политизированным. Не всегда роль новых категорий никотиносодержащих продуктов в задаче достижения цели harm reduction представлена объективно.

Ваш прогноз по развитию табачного рынка в России в ближайшие годы. Каким вы его видите?

— На табачном рынке есть несколько основных тенденций. Одна из них, которую мы много обсуждали на форуме — это переключение потребителей с сигарет на новые категории. И, безусловно, этот тренд продолжится. Но скорость этого переключения во многом будет зависеть от регулирования. Есть и другая тенденция — рост нелегальной торговли. Пока эта проблема характерна для сегмента традиционных сигарет. Связано это во многом с перетоком сигарет из близлежащих стран на фоне ценовой разницы. Она сформировалась из-за достаточно быстрых темпов повышения акцизов в России в предыдущие годы. Также есть проблема контрафактного производства сигарет на территории ЕАЭС. В последнее время с ним активно борется государство, мы видим, что данному вопросу стали уделять больше внимания. Первые результаты уже есть: в 2021 году по официальным данным было изъято с рынка около 1 миллиарда сигарет. Но в то же время общий процент содержания нелегальной продукции на табачном рынке по-прежнему высокий.

Необходимы дальнейшие меры, включая регулярные проверки розницы и изъятие нелегального продукта, административные штрафы и уголовные наказания в тех случаях, когда речь идет о крупном нелегальном бизнесе.

От того какая будет динамика в развитии названных двух тенденций будет зависеть дальнейшее развития рынка. В целом можно прогнозировать, что количество курильщиков будет снижаться. И на наш взгляд, предпочтительнее для всех было бы если количество курильщиков снижалось бы не за счет роста потребления нелегальных сигарет, а за счет переключения курильщиков на потребление никотиносодержащей продукции, связанной с меньшим риском для здоровья.

Еще по теме