Top.Mail.Ru
архив

Законы не помогают

законодательство
Всем понятно: предприниматель, запертый в СИЗО еще на этапе расследования, похож на распахнутый сейф с деньгами. Люди, попавшие под пресс, вынуждены соглашаться на все, лишь бы вырваться на свободу и защитить свои права. Соглашаются давать взятки, отказываются от бизнеса, переписывают акции и доли предприятий в пользу тех, кто оказывает силовое давление. 

По этой причине в последние годы президент страны дал четкий сигнал правоохранителям: хватит кошмарить бизнес. И подкрепил свое заявление поправками в законодательстве. Так, статья 108 УПК РФ дополнена пунктом, содержащим прямой запрет на заключение под стражу до суда подозреваемых в совершении преступлений в экономической сфере. Теперь арест обвиняемых по экономическим преступлениям - мера исключительная!

Чтобы суды не допускали вольных трактовок президентских поправок, в декабре 2013 г. Верховный суд выпустил отдельное постановление. Заключение под стражу исключается, если нет оснований, перечисленных в статье 97 УПК РФ. А именно, когда отсутствуют основания подозревать обвиняемого в том, что он может скрыться от предварительного следствия или суда, либо продолжит заниматься преступной деятельностью, либо может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо может уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Казалось бы, закон издан, разъяснения даны. Но не тут-то было. Пример тому - недавний арест экс-сенатора и бывшего владельца "Моего банка" Глеба Фетисова по обвинению в мошенничестве с активами банка. Судье и в голову не пришло проверить обоснованность внезапно возникших у следствия подозрений. Никаких доказательств не потребовалось. Достаточно оказалось того, что Следственный комитет счел арест "целесообразным", добавив к закону еще одно, хоть и незаконное, зато неоспоримое основание для ареста.

Показательно, что следственные действия в отношении Фетисова начаты, как следует из материалов уголовного дела, лишь после его задержания. А до того никто не удосужился хотя бы получить от него хоть какие-либо объяснения. Зачем применять исключительную меру в виде ареста в отношении известного бизнесмена, ученого и общественного деятеля? По сути, это первый случай такого масштаба с момента принятия президентских поправок. Тот же Басманный суд недавно отправил под домашний арест совладельца Челябинского трубопрокатного завода Андрея Комарова (его обвиняют в коммерческом подкупе) и Алексея Навального (по делу Yves Rocher). По домашним арестом сидит и фигурантка дела "Оборонсервиса" Евгения Васильева.

Сам Фетисов справедливо считает выдвинутые против него обвинения абсурдными и заявляет о своей невиновности. Выехать за пределы страны он не может - загранпаспорт у него изъят в момент задержания. Для кого он представляет опасность? Для вкладчиков банка, который лопнул? Полная ерунда. Наоборот, Фетисов и тогда, и сейчас готов рефинансировать их долги, хотя и не считает себя виновным в проблемах банка. Но как это сделать, находясь в СИЗО?

Была смутная надежда на то, что Мосгорсуд при рассмотрении апелляции отменит решение Басманного райсуда и выпустит Глеба Фетисова под залог. Но чуда не произошло. Несмотря на предложенный рекордный, по российским меркам, размер залога - полмиллиарда рублей. Залог полностью перекрывал ущерб, который, по версии следствия, причинил "Моему банку" бывший владелец. Однако следователи заявили, что выпускать экс-сенатора под залог "нецелесообразно", и этот, хоть и незаконный, но зато неоспоримый довод Мосгорсуд уважил.

Адвокаты и сам подозреваемый и обвиняемый Глеб Фетисов не ищут в судах снисхождения, а просят и требуют от судов и следствия соблюдать закон.