$ 71.20
 80.36
£ 89.22
¥ 66.31
 75.71
GOLD 1773.60
РТС 1235.18
DJIA 25827.36
NASDAQ 10207.63
мнения

Золото на вынос

Валентин Катасонов — экономист, профессор кафедры международных финансов МГИМО

Вхождение мира в XXI век сулило золоту большое будущее. Первое десятилетие нового века демонстрировало бурный рост цен на желтый металл. Если в 2000 году средняя цена равнялась 279,1 долл. за тройскую унцию, то в 2010 году она была уже 1224,5 долл. Рост в 4,4 раза!

А следующее десятилетие можно охарактеризовать словами «шаг вперед — шаг назад». В 2012 году рост цены продолжился, и она достигла невиданного значения 1660,0 долл. Затем началось снижение, и в 2015 году цена упала до 1158,7 долл. А вот цены в последующие годы (среднегодовое значение цены, долл. за тройскую унцию): 2016 год — 1253,5; 2017-й — 1257,5; 2018-й — 1268,5; 2019-й — 1392,6. Некоторое оживление спроса на желтый металл во второй половине прошлого года было обусловлено явными признаками надвигающегося в мировой экономике спада. Хорошо известно, что «золотое время» желтого металла начинается именно тогда, когда ситуация на других рынках (товарных и финансовых) становится тухлой.

Начавшийся в 2020 году вирусно-экономический кризис выразился в том, что неявный спад экономики превратился в самый настоящий обвал. Пессимистичные варианты прогнозов обещают падение мирового ВВП на двузначное значение процентов (то есть более 10 %). ФРС США, ЕЦБ, Банк Японии, Банк Англии, другие центробанки начали активно накачивать экономику продукцией своих «печатных станков». С начала года активы ведущих центробанков мира увеличились на 5 трлн долл., почти все они ушли на фондовые рынки для поддержания «пузырей» и создания иллюзии того, что обвала нет. Но обвал все равно произойдет, и гигантские объемы избыточной денежной массы хлынут на товарные рынки и спровоцируют гиперинфляцию. Многие финансовые инструменты уже сегодня имеют отрицательную доходность, что спровоцировано теми же центробанками, которые опустили ключевые ставки почти до нуля (ФРС США, Банк Англии и др.), ровно до нуля (ЕЦБ) или ниже нуля (Банк Японии, Национальный банк Швейцарии). В этой ситуации (как и вообще во время серьезных экономических кризисов) единственной надежной гаванью для инвесторов оказывается желтый металл. Хотя еще в 70-е годы прошлого века была объявлена демонетизация золота (золото из денежного метала было разжаловано в биржевой металл), оно де-факто все равно оставалось финансовым активом. Единственным физическим активом в мире финансов, где все остальные активы виртуальны.

Так вот ситуация на мировом рынке золота по итогам пяти первых месяцев 2020 года следующая. Минимальная цена, зафиксированная на этом отрезке времени, — 1453,8 долл., максимальная — 1761,9, а средняя — 1616,4. Начинался этот период с цены 1520 долл., а закончился ценой в 1700 долл. за тройскую унцию. Кто-то из экспертов называет это «оживлением» рынка золота. Но правильнее сказать, что это начало бурного роста. И рост будет продолжаться ровно столько, сколько будет длиться нынешний кризис. Прогнозы, даже самые острожные, прочат золоту к концу года цену в 1800 долл. Уже в первой половине следующего года будет взята планка в 1900 долл. Но это прогнозы, которые можно назвать «линейными», то есть базирующимися на простой экстраполяции тенденций последних месяцев. А если будет резкий обвал на фондовом рынке? Тогда цена на золото моментально перескочит планку в 2000 долл.

Спрос на золото традиционно складывался из следующих основных компонентов: 1) промышленность (прежде всего, ювелирная); 2) денежные власти (центробанки и минфины, создающие официальные золотые резервы); 3) инвесторы.

Вот данные Всемирного совета по золоту о мировых запасах добытого из недр земли золота (тонн):

Всего — 197 576.

В том числе:

  1. продукция ювелирной промышленности — 92 947 (47 % всех запасов);
  2. золото в частных инвестициях — 42 619 (21,6 %);
  3. официальные резервы — 33 919 (17,2 %);
  4. прочее — 28 090 (14,2 %).

В условиях нарастающего кризиса платежеспособный спрос населения неизбежно будет падать (уже падает). Спрос на продукцию ювелирной промышленности предъявляет население. Можно ожидать, что спрос на желтый металл со стороны обычных граждан, а следовательно, и ювелирной промышленности будет падать. Вот один яркий пример. Индия, которая является вторым по величине в мире потребителем золота в виде ювелирных изделий, в мае сократила импорт драгметалла более чем в 95 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, до 1,4 т (в мае 2019 года импорт был равен 133,6 т). Конечно, платежеспособный спрос населения не упал в Индии в десятки раз. Другим, еще более важным фактором было закрытие в стране ювелирных магазинов на время пандемии. Остался лишь канал интернет-торговли, непривычный для большинства граждан.

А вот спрос со стороны денежных властей и частных инвесторов имеет ярко выраженную динамику повышения. Если раньше центробанки были чистыми продавцами, то последние десять лет они выступают в качестве чистых покупателей золота. Мировые центробанки в 2018 году нарастили свои официальные запасы золота на 651,5 т — это крупнейший показатель с 1971 года, когда был отменен «золотой стандарт». Россия стала крупнейшим покупателем золота — 274 т. В 2019 году мировые резервы выросли еще на 650,3 т. При этом прирост резервов Банка России составил 158,6 т.

Теперь о частном инвестировании в золото. Способов частного инвестирования много. Отличительным признаком такого вида операций является приобретение физическим или юридическим лицом золота в виде стандартных слитков металла, а также золотых монет известных образцов. Физическое лицо может действовать самостоятельно или через брокера при покупке металла. И хранить металл в своем домашнем сейфе или под матрасом. Но чаще используются возможности банков, которые оказывают услуги по экспертизе слитков и монет, а также хранению металла (а при необходимости и по его реализации). Конечно, подобного рода услуги дорогие, могут доходить до 10 % от рыночной цены металла. Могут открываться золотые счета, дающие право инвестору в любой момент забрать физический металл. Но, как правило, изъятие металла ведет к необходимости заплатить НДС (по крайней мере, у нас в России).

Более простой и дешевой операцией является размещение инвестором своих денег на обезличенном золотом счете. Величина денежных требований инвестора к банку привязывается к рыночной цене на металл. При необходимости инвестор может получить свои деньги, но не сам металл (кстати, в некоторых случаях имеет место привязка лишь к цене без приобретения банком физического металла).

Широкое распространение получили также различные финансовые производные инструменты, привязанные к золоту. Но это уже почти исключительно не физическое, а «бумажное» золото. Объемы операций с «бумажным» золотом многократно превышают обороты сделок с физическим металлом. Очень небольшой процент сделок по золотым фьючерсам и опционам кончаются поставкой физического золота. А вот ценовой хаос на рынке физического золота такие азартные игроки создают немалый.

В целом в 2019 году, по данным Всемирного совета по золоту, было приобретено всего 870,6 т инвестиционного золота в виде монет и слитков. Основными институциональными инвесторами на рынке золота стали биржевые (индексные) фонды, специализирующиеся на инвестициях в желтый металл. Биржевые фонды обозначаются английской аббревиатурой ETF (Exchange-traded fund). Инвестиционный портфель ETF повторяет структуру выбранного базового индекса (то есть имеет место привязка к определенному набору акций и других ценных бумаг). Покупка долей в индексном фонде осуществляется с помощью эмитируемых фондом бумаг, которые имеют свойства акций. Придумал и создал первый индексный ETF основатель одного из крупнейших в мире финансовых холдингов, The Vanguard Group, Джон Богл в 1976 году. В 2013 году появился первый ETF, портфель которого формируется исключительно с помощью физического металла — золота. Его название FinEx Physically Held Gold ETF (позднее переименован в FinEx Gold ETF).

До некоторого времени «золотые» ETF занимали довольно скромное место и на рынке золота, и на биржевом рынке. Вот некоторые цифры, относящиеся к «золотым» ETF. На начало прошлого года на их балансах находилось 2440 т желтого металла. Они прирастали металлом, но темпы накопления были умеренными. За 2017 год резервы фондов увеличились на 206,4 т, за 2018 год — на 69 т. А вот в прошлом году прирост был рекордным — 401,1 т. Еще более впечатляющими были показатели первых месяцев этого года. Согласно оперативным данным Всемирного совета по золоту на начало мая текущего года, за предыдущие 12 месяцев (то есть с начала мая 2019 года по конец апреля 2020 года) количество золота в фондах выросло на 879 т, в том числе в апреле 2020 года на 170 т. Можно предположить, что по итогам 2020 года прирост золота в частных фондах превысит прирост золота в официальных резервах центробанков. «Золотые» ETF становятся ключевыми игроками на мировом рынке золота. Конечно, они еще не могут в полной мере тягаться с такими «тяжеловесами» рынка золота, как центробанки. На начало мая текущего года в «золотых» ETF, по данным Всемирного совета по золоту, было 3355 т, а в официальных резервах его ровно в десять раз больше.

Однако можно ожидать, что в ближайшее время наступает «золотое время» для ETF: рост на акции фондов и спрос фондов на золото будет расти опережающими темпами (по сравнению со многими обыкновенными акциями, а также по сравнению со спросом на золото со стороны центробанков и коммерческих банков). Особую активность проявляют фонды Северной Америки. Там в апреле прирост запасов золота в таких фондах составил 144 т, а в стоимостном выражении их активы приросли на 8,3 %. Самые крупные золотые фонды находятся в США:

  • SPDR Gold Shares — запасы золота составили 1056,2 т (прирост запасов золота в апреле составил 89,5 т);
  • iShares Gold Trust — 422,1 т (прирост 31,2 т);
  • Sprott Physical Gold Trust — 64,4 т (прирост 7,3 т).

В целом в США активно себя проявляют примерно 10 золотых фондов, на которые приходится половина всех золотых резервов ETF.

На втором месте — английские фонды, среди них можно выделить следующие три крупных фонда:

  • iShares Physical Gold ETC — 202,4 т (прирост 7,2 т);
  • Invesco Physical Gold ETC — 198,6 т (прирост 13,9 т);
  • WisdomTree Physical Gold — 146,7 т (прирост 1,2 т).

В Германии наиболее крупным является фонд Xetra-Gold, у которого резервы золота составляю 213,7 т (прирост 4,7 т).

Из европейских фондов лишь два швейцарских плыли в противоположном направлении: в апреле они не покупали, а продавали золото. ETF «Gold» сократил свой резерв на 15,3 т (37 % всего запаса) и Pictet CH Physical продал 4,2 т (81 % всего запаса).

На российском фондовом рынке инвесторам доступны вложения в биржевые паи «золотого» фонда FinEx Gold ETF (биржевой тикер на Московской бирже: FXGD). В отличие от паев «ВТБ — Фонд драгоценных металлов», FinEx Gold ETF обеспечен физическим золотом. На один пай FinEx Gold приходится примерно 0,007 унции золота. Масштабы операций и активов фонда FinEx Gold ETF очень незначительны.

Российские физические и юридические лица, проявляющие интерес к золоту, обычно пользуются услугами отечественных банков. В основном речь идет об открытии обезличенных золотых счетов, которые не обязательно обеспечиваются физическим металлом. На протяжении двух лет (2018–2019) российские банки накапливали в своих активах золото, то есть были в мировом тренде. А последние полгода они плывут в направлении, противоположном мировым тенденциям. С ноября прошлого года Центробанк стал фиксировать чистые продажи золота в банковском секторе. Сначала они были символическими. В этом году они уж измеряются тоннами. Причем продажи идут за рубеж. За март-апрель 2020 года российские банки продали за рубеж 8,6 т слитков, в том числе 4,6 т в апреле. А всего за полгода за рубеж было продано 17 т металла. По данным таможенной статистики, почти весь металл ушел в Лондон. Главным продавцом металла стал Сбербанк. На 1 ноября у банка было 22,5 т, к 1 февраля осталось 17 т, на 1 апреля — 14,5 т, на 1 мая — 9 т. Таким образом, за полгода из банка ушло 13,5 т, практически две трети золотого запаса. Имеются и другие продавцы металла среди российских банков. Общая неприятная статистика по чистым продажам золота банковским сектором отчасти нивелируется тем, что банк «ВТБ» (единственный среди российских банков) накапливает золото. В общем, все надежды на то, что в России может сложиться рынок золота и что этому может способствовать нынешний вирусно-экономический кризис, рушатся. Более того, российские добытчики золота только что получили право прямого вывоза металла за рубеж (раньше они поставляли металл российским банкам).

Рационального объяснения истории, происходящей с золотом в России, найти невозможно. Впрочем, о каком рациональном объяснении может идти речь, если Центробанк России объявил, что с 1 апреля текущего года он прекращает закупки золота? Из только что подготовленного Центральным банком годового отчета по итогам 2019 года видно, что золото оказалось самым доходным активом в золотовалютных резервах (на фоне существенных потерь от резервов в некоторых валютах, например в юане). Вместо того, чтобы объявить о том, что отныне вся добыча драгоценного металла будет гарантированно закупаться Центробанком, он принимает диаметрально противоположное решение. Российскую золотодобычу, которая традиционно считалась «валютным цехом» страны, стратегически важной отраслью, выгоняют из дома, как нелюбимое дитя. Видимо, российское золото будет наполнять резервы других центробанков, а также американских, английских и иных западных ETF.