$ 76.11
 91.09
£ 105.21
¥ 70.22
 82.78
GOLD 1763.60
РТС 1474.85
DJIA 34035.99
NASDAQ 14038.76
 4514379.00
бизнес

«Аналогов этому не было в современной России»

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

После неудачной попытки создать «российский Amazon» Сбербанк решил вновь попытать счастья. В его экосистему интегрируют goods.ru — маркетплейс с 2,5 млн различных товаров. Партнеры видят в объединении большой потенциал, а эксперты — угрозу для рынка. В подробностях сделки разбирался журнал «Компания». 

О том, что «Сбер» снова заинтересовался развитием маркетплейса, стало известно сегодня утром. В поступившем «Компании» пресс-релизе банка сообщалось, что «Сбер» подписал соглашение с группой «М.Видео-Эльдорадо» и Александром Тынкованом, совладельцем и основателем goods.ru.

Они договорились о намерениях по совместному развитию маркетплейса. В первой половине 2021-го они хотят подписать новое, обязывающее соглашение. Перед этим должна пройти комплексная инвестпроверка, а ФАС и органы корпоративного управления сторон должны выдать необходимые разрешения. 

Что будет происходить

Глобальная цель партнеров — создать одного из ключевых игроков на рынке e-commerce в России. По их задумке goods.ru станет основной мультикатегорийной площадкой «Сбера». Сейчас на маркетплейсе представлено 2,5 млн товаров в 18 основных категориях. В дальнейшем их количество будет только расти.

В рамках соглашения «Сбер» вложит в goods.ru около 35 млрд рублей. Порядка 30 млрд пойдет на развитие площадки, а еще 4 млрд — на выкуп части долей, которые принадлежат «М.Видео-Эльдорадо». В результате доли будут распределены следующим образом: у «Сбера» будет 85% goods.ru, у «М.Видео-Эльдорадо» — нынешние 10%, а у Тынкована — 5%.

Предполагается, что все стороны соглашения будут представлены в совете директоров goods.ru. При этом «М.Видео-Эльдорадо» сосредоточится на развитии своего основного бизнеса. Группа займется расширением ассортимента своего маркетплейса и продолжит текущие совместные проекты с goods.ru.

В самой компании с оптимизмом смотрят на будущее совместного проекта. Основатель goods.ru считает, что получившийся маркетплейс понравится как потребителям, так и представленным на нем продавцам.

«Мы видим большой потенциал в объединении глубокой экспертизы goods.ru на непродуктовом онлайн-рынке и Сбера — в сфере food e-comm и логистики, включая последнюю милю. Инвестиции и интеграция в экосистему Сбера позволят goods.ru предлагать лучшие на российском рынке сервисы для покупателей и условия для партнёров»,

— Александр Тынкован

AliExpress по-русски

Компания goods.ru (ООО «Маркетплейс») была основана в 2016 году и входит в группу «М.Видео-Эльдорадо». Через год после ее основания в «М.Видео» рассказали, что разрабатывают проект по запуску интернет-площадки. Их целью было создать в стране маркетплейс с учетом опыта зарубежных гигантов: AliBaba, eBay, AliExpress.

Вскоре компания запустила бета-тестирование. Изначально goods.ru доставляла товары только по Москве и Подмосковью. Ассортимент состоял из 50 тысяч товаров в 7 категориях. На маркетплейсе можно было купить бытовую технику, электронику, детские товары и другое.

Полномасштабный запуск сервиса случился летом 2018-го. Тогда ассортимент расширился до 600 тысяч позиций, а в магазине «М.Видео» открылся первый пункт выдачи товаров, заказанных на goods.ru. В четвертом квартале года маркетплейс отчитался о выручке в 1 млрд рублей, а по итогу 2019-го оборот достиг 6 миллиардов.

Особенность goods.ru в том, что он не имеет собственных складов и не выкупает товары у продавцов. Получив заказ на товар, маркетплейс забирает его у продавца, везет в сортировочный центр и отправляет клиенту. Доставку выполняют курьерские службы-партнеры. Позиции от разных продавцов собираются в один заказ.

«У компании креативная и качественная реклама, брендинг, коммуникация с пользователями. Площадка находится в постоянном поиске улучшения своего сервиса, например, недавно Goods.ru предложила продавцам новую модель — поставщики смогут сами доставлять товар клиентам. И когда предпринимателям дается возможность самим довезти товар, минуя склады и сортировочные пункты, то площадка становится тем самым "настоящим маркетплейсом", онлайн-витриной, где клиент может все купить», — сказала «Компании» руководитель управления по финансированию поставщиков электронной коммерции SimpleFinance Наталья Безникина.

Помимо «Сбера», goods.ru сотрудничает с банком «Тинькофф». В прошлом году маркетплейс разместил свои товары в приложении банка. Также goods.ru продает свои товары через приложение «Почты России». 

Предыдущая попытка «Сбера» 

Ранее «Сбер» пытался развивать маркетплейс с «Яндексом». Вместе они работали над проектом «Яндекс.Маркет». Формально компании начали сотрудничать еще в 2009 году, но в полную силу партнерство расцвело лишь в 2017-м, когда они сообщили, что создадут совместное предприятие (СП) в сфере e-commerce.

«Мы хотим построить на базе “Яндекс.Маркета” российский Amazon, и очень надеюсь, что у нас все получится»,

— говорил глава Сбербанка Герман Греф

У каждой стороны было в СП по 45%, а 10% зарезервировали под опционную программу для менеджмента. Несмотря на амбициозные планы, через несколько лет компании объявили о «разводе». Единственным владельцем «Яндекс.Маркета» стала IT-компания.

Эксперты считают, что у партнеров была «полная несовместимость корпоративных культур». Было непонятно, кому принадлежат клиенты этого СП. «“Яндекс” видел это СП как часть своей экосистемы, которому Сбербанк предоставляет различные сервисы и зарабатывает на них. Сбербанк видел потребителей этого СП как часть своей экосистемы, которым он хотел предлагать все новые и новые сервисы, запущенные в Сбербанке», — говорил Forbes Марк Завадский, экс-глава дирекции по развитию экосистемы SberX в Сбербанке.

Сами партнеры комментировали произошедшее без деталей. Глава «Сбера» Греф отмечал, что экосистемы «Яндекса» и «Сбера» сильно конкурируют между собой, и это «создает сложности». «Мы благодарны Сбербанку за продуктивную совместную работу и глубокую экспертизу, которые помогли развитию “Яндекс.Маркета” на данном этапе», — заявлял операционный и финансовый директор «Яндекса» Грег Абовский.

Успех «Сбера» и крах рынка 

Goods.ru — невеста на выданье, которая была готова к сделке в этот момент, пояснил «Компании» гендиректор и основатель INFOLine Иван Федяков. «Другие проекты либо менее значимые и менее амбициозные, и Сбербанк вряд ли бы заинтересовали, либо они просто не продаются. Wildberries пока не продается, а Ozon уже удачно нашел себе покупателя», — напомнил он.

По словам эксперта, группа «М.Видео-Эльдорадо» своевременно вышла с goods.ru на рынок. Они одними из первых запустили в стране проект по технологии маркетплейс. Тем не менее «М.Видео» не хватает ресурсов, чтобы его развивать: со временем стало ясно, что goods.ru проигрывает Ozon и Wildberries, а «М.Видео» проиграет «Сберу» и «Яндексу».

Включение goods.ru в экосистему банка эксперт оценил крайне негативно. Он напомнил, что у «Сбера» есть серьезное неконкурентное преимущество. «Фактически он знает по большинству компаний и более чем половине населения России абсолютно инсайдерскую информацию о движении финансовых средств. Они могут об этом не говорить или заявлять, что не используют эти данные, но это факт», — сказал Федяков.

Все это дает «Сберу» возможность конкурировать нерыночными инструментами. Он сможет изучить всех контрагентов своих конкурентов, узнать, у кого и за сколько покупается товар, кому и за сколько он продается. В результате «Сбер» будет постепенно «съедать» и монополизировать рынок, а инвестиционная привлекательность рынка снизится.

В первую очередь от происходящего пострадает потребитель, продолжил эксперт. Если сейчас международные компании активно уходят с российского ритейл-рынка, то в будущем откажутся даже на него заходить. По государству эта схема тоже ударит: вместо трех-четырех хозяйствующих субъектов в России останется один.

«Я считаю, что здесь должно произойти вмешательство регулятора: либо ФАС, либо Минпромторга, потому что государство тоже от этого не выигрывает. А обывателю, конечно, по барабану. Он думает: что такого, пускай Сбербанк теперь торгует носками, футболками и трусами, почему нет? Но, с точки зрения профессионального сообщества, происходит революционное изменение, аналогов которому не было в истории современной России», — заключил эксперт.