$ 75.74
 89.66
£ 97.84
¥ 72.44
 83.11
GOLD 1950.52
РТС 1228.64
DJIA 27657.42
NASDAQ 10793.28
мнения

Бейрут: унесенные взрывом

Фото: ТАСС Фото: ТАСС
Дмитрий Жантиев — востоковед

Один из крупнейших перевалочных портов в Восточном Средиземноморье разрушен в результате чудовищной техногенной катастрофы.

Взрыв 2750 тонн нитрата аммония (аммиачной селитры), хранившегося в бейрутском порту, унес жизни, вероятно, сотен людей, тысячи были ранены, до 250 тысяч человек лишились жилья, портовый комплекс столицы Ливана практически перестал существовать, значительные разрушения наблюдаются на половине территории Бейрута.

Ливан, несколько десятилетий тому назад имевший репутацию «ближневосточной Швейцарии», уже давно попадает в сводки мировых новостей — как правило, лишь по печальным поводам. Пятнадцатилетняя гражданская война в Ливане, завершившаяся в конце 80-х годов прошлого века, создала своеобразную «прививку» для нынешних поколений ливанцев по принципу «такое не должно больше повториться никогда». Вероятно, поэтому даже в период начавшегося в 2011 году тяжелейшего кризиса в соседней Сирии Ливан еще сохранял образ «островка спокойствия» в неспокойном регионе. Наиболее воинственные сторонники двух основных противостоявших друг другу политических сил Ливана — «Хизбаллы» (союзника Ирана и сирийских властей) и движения «Мустакбаль» (ориентирующегося на США и Саудовскую Аравию) — предпочитали воевать друг против друга на территории Сирии, но не у себя дома. В Ливан продолжали приезжать туристы, а бейрутский порт поддерживал свою репутацию крупнейшей перевалочной базы в Восточном Средиземноморье, принося доходы (только по официальным данным) на сотни миллионов долларов в год.

Неофициально многие ливанцы называли порт «пещерой Али-Бабы и сорока разбойников», поддерживая упорные слухи о том, что истинные «теневые» прибыли от работы порта исчисляются миллиардами.

Масштабы контрабанды, проходящей через Бейрут в обоих направлениях, подсчитать, разумеется, крайне сложно, но факт остается фактом: даже в годы многолетней гражданской войны 1970–1980-х годов порт не просто продолжал активно работать, но и являлся объектом многочисленных разделов и переделов зон контроля со стороны враждующих между собой «милиций» — то есть ополчений различных ливанских политических сил.

Иными словами, бейрутский порт для Ливана — это примерно то же самое, что нефтяные месторождения для Саудовской Аравии — то есть источник огромных доходов от транзитных товарных потоков, масштабы и распределение которых остаются тайной за семью печатями. В последние годы транзит импортных товаров через Бейрут традиционно шел не только в Ливан, но также в Сирию, Иорданию, Ирак, не прекращаясь даже в условиях военных действий в Сирии. Фактически один крупный порт обеспечивал грузопоток для нескольких десятков миллионов жителей целого региона. И произошедший вчера катастрофический взрыв — это самое плохое, что могло произойти с Ливаном, сущий кошмар наяву.

В этой истории много вопросов, на которые предстоит дать ответ, но главные формулируются так: «Кто ответит за то, что задержанный и конфискованный шесть лет тому назад бейрутской таможней взрывоопасный груз селитры, прибывший на борту судна под молдавским флагом, хранился в портовом ангаре номер 12 без должных мер предосторожности, и почему судьбу груза никто не мог решить?»

Судя по обнародованным документам, руководство таможни предлагало три варианта: экспортировать опасный груз, передать его ливанской армии или продать частной ливанской компании по производству взрывчатых веществ. Ни один вариант так и не был одобрен ливанскими властями по непонятным причинам, которые теперь предстоит выяснять на фоне страшной национальной катастрофы.

Как экономические, так и политические последствия трагедии, сравнимой по разрушительной силе с ядерным взрывом, будут весьма значительными. Уже заявлено о переносе основных грузовых операций в порт второго по величине ливанского порта Триполи, являющегося оплотом движения «Мустакбаль». Можно предположить, что данная вынужденная мера затруднит экономику и логистику «Хизбаллы», влияние которой на ливанское правительство в последние годы достигло беспрецедентных масштабов. Активизировавшиеся за последний год протестные антиправительственные выступления (направленные также против «Хизбаллы») могут получить новый мощный стимул, а поиски виновных наверняка будут политизированы. Многострадальный Ливан, переполненный сирийскими и палестинскими беженцами, и без того находился на грани экономической катастрофы, а теперь эта грань явно перейдена.

Экстренную помощь уже вызвались оказать ряд стран, включая Иран, Турцию и Россию, направившую в Ливан самолеты МЧС. Активно работает представительство Россотрудничества в Ливане: Российский центр науки и культуры в Бейруте объявил сбор перевязочных материалов и медикаментов первой необходимости для пострадавших. Ливан постигла, без преувеличения, самая страшная одномоментная катастрофа за всю историю страны, разом подорвав и без того шаткие основы экономики этого небольшого государства. И от того, кто и в какой мере поможет сейчас Ливану, в эти страшные дни зависит не только жизнь и здоровье множества людей, хотя это, разумеется, и есть самое главное. Поведение многих государств и международных организаций сейчас в очередной раз покажет, что для них важнее: следование гуманистическим принципам или политический расчет. Потому что чужой беды, как известно, не бывает.