GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
финансы

Бизнесу предложили налоговый кнут и пряник одновременно

Фото: РСПП Фото: РСПП

Бизнес и правительство продолжают налоговую битву. Власти максимально завысили планку перед финальным обсуждением поправок в налоговый кодекс, которые Минфин предложил к проекту бюджета 2022-2024 годов. Документ должен быть внесен в Госдуму уже завтра. Для одновременной борьбы с бедностью и выводом средств в офшоры предлагалось пересмотреть НДПИ и ввести налог — «принуждение к инвестициям». Впрочем, в последний момент бизнесу частично пошли навстречу.

Налог признали «сыроватым»

23 сентября глава правительства провело встречу с членами правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Как заверил Михаил Мишустин, обращаясь к первым лицам списка Forbes, «мы не средства в ваших карманах хотим считать, а сделать справедливую систему получения дивидендов в зависимости от инвестиций».

Спустя пять дней, 28 сентября вышло распоряжение за подписью премьера. Из него стало ясно, что особенно больной налог на дивиденды удалось сдвинуть более чем на год. В Налоговый кодекс не войдет положение о повышенном налоге на прибыль для тех, кто в течение пяти последних лет направлял заработанное преимущественно на выплату дивидендов, а не инвестировал. Одна из версий допускала увеличение выплат с 20 до 30%.

Минфин предлагал введение нового коэффициента Пнп при расчете налога на прибыль. Коэффициент представляет собой разницу между выплаченными компанией дивидендами за отчетный период и за четыре предыдущих периода и суммой инвестиций. Полученный показатель делится на размер чистых активов компании (по РСБУ). Если коэффициент окажется ниже 1, то налог на прибыль (в части, зачисляемой в бюджет), остается прежним. Если коэффициент между 1 и 2, то общая ставка налога на прибыль поднимается до 25%, выше 2 — до 30%.

«Налог на дивиденды изымаем из дискуссии, из поправок в Налоговый кодекс и обсуждаем в деталях, поскольку председатель правительства согласился и, кстати, Минфин согласился, что он еще сыроватый», — сообщил он.

По мнению главы РСПП, поводов так считать несколько. Во-первых, налоговое нововведение носит фактически штрафной характер — то есть предлагается по-новому посмотреть на выплаты бизнеса за последние пять лет, которые осуществлялись налогоплательщиками по старым законам. При этом вне этого периода были оставлены госкомпании, хотя НК запрещает устанавливать дифференцированные ставки налогов в зависимости от формы собственности.

Во-вторых, законопроект не учитывает инвестиции за счет дивидендов владельцев бизнеса.

«Не учитывается также длительный цикл инвестирования, который в ряде секторов экономики превышает 10 лет. Есть ряд вопросов по законопроекту, как учитывать амортизацию, незавершенное строительство», — так охарактеризовал требующие доработки положения законопроекта Минфина.

Продолжить диалог власти и бизнеса планируется в октябре: РСПП предлагает создать рабочую группу по разработке поправок в НК, участие в ней обязан принять и Минфин. Обе стороны заявляют, что не заинтересованы затягивать процесс.

«Безусловно, это очень важно обсудить достаточно быстро, в том числе и потому, что предпринимателям и инвесторам, и акционерам компаний нужна ясность в ближайшее время, чтобы можно было строить и инвестиционные планы и определяться с привлекательностью России как страны для инвестиций», — сказал Александр Шохин телеканалу «Россия 24».

«Тут фискальный аспект, безусловно не главный. Главное — это справедливость распределения прибыли и эффективное инвестирование, и решение социальных проблем», — сформулировал видение бизнеса Шохин.

Ставкам добавили гибкости

Минфин предложил увеличить базовые ставки НДПИ для черных металлов, удобрений и коксующегося угля и привязать отчисления к рыночным ценам на продукцию и объему добычи. Для этого по каждому виду продукции вводились бенчмарки.

Торговались компании ожесточенно, но в итоге пришли к «сбалансированному» решению, как считают в Минпромторге.

«Предприятия металлургической промышленности (члены ассоциации "Русская сталь") в связи с высоким уровнем доходности в 2021 году выразили готовность к дополнительной фискальной нагрузке. По результатам недавнего совещания были определены пороговые значения налоговых ставок и акциза (НДПИ: железная руда — 4,8%, акциз — 2,7%). В данный момент компании металлургической отрасли рассчитывают эффект указанных ставок», — прокомментировали итог совещания в пресс-службе министерства.

Новые показатели будут действовать три года. Кроме того, как подчеркнул Максим Решетников, НДПИ добавили гибкости. Ставки будут возвращаться к прежним правилам при изменении рыночной конъюнктуры на рынке металла.

«Мы договорились, что будут зафиксированы некоторые ценовые отсечения, когда мы возвращаемся к действующему уровню налогообложения. Это важный момент, это дает гибкость», — отметил глава Минэка.

По минеральным удобрениям, как считается, компромисс тоже был достигнут. Хотя по разным типам продуктов предусматриваются разные режимы.

«Главный критерий был, с одной стороны, выйти на цифру дополнительных поступлений в бюджет, и с другой стороны, иметь возможность использовать рентный коэффициент 1 для СЗПК, СПИКов, для новых месторождений», — сказал глава РСПП. По его словам подобный принцип дает возможность увеличить отчисления в бюджет через НДПИ и, в то же время, сохранять льготный режим для реальных инвестпроектов.

«Предложен дифференцированный подход, исходя из прогнозов добычи по итогам этого года и специфики месторождений. Также было предложено проработать отдельные сценарии для компаний, реализующих инвестиционные проекты в рамках СПИК и СЗПК, и проработать точечные изъятия из действующего режима для новых месторождений. Эти подходы были поддержаны Минфином России», — напомнили в Минпромторге.

Недра принадлежат народу

Итоговое решение правительства, по мнению аналитиков «Атона», воплощает принцип «кнута и пряника»: договоренность о небольшом снижении НДПИ на сталь (с 3% до 2,7%) и железную руду (с 5,5% до 4,8%) подсластила горькую пилюлю, суть которой в том, что вопрос о тратах компаний на дивиденды не снят с повестки дня, а лишь отложен.

В «Атоне» подсчитали, что по новым правилам ГМК доплатят сверх прежнего $1,2 млрд, а введение акциза на сталь обойдется в $0,7 млрд.

И это выгоднее, чем предлагавшийся прогрессивный налог на прибыль, суммарно оцененный в $2,4 млрд. BCS Global Markets оценил дополнительные налоговые издержки горнорудной отрасли в следующем году в 212 млрд руб. Однако с учетом того, что к этому времени закончится действие экспортных пошлин на металлы, нагрузка на бизнес вырастет незначительно.

Бизнес «в целом нормально» воспринял достигнутые договоренности, добавил присутствовавший на совещании глава «Норникеля» Владимир Потанин. По его словам, промышленники «удовлетворили справедливые ожидания» правительства и получили определенные гарантии стабильности, «что позволяет компаниям спокойно реализовывать свои инвестиционные программы». Государство четко обозначило, что ждет от бизнеса, при этом неважно, как именно будут изыматься доходы, не вписывающиеся в такого рода баланс, добавил Потанин. «Нам подсказали, как надо себя вести, чтобы дополнительных налогов на нас не налагали», — указал глава «Норникеля».

«Премьер (в ходе совещания в четверг) сказал нам важные слова: это не фискальный и не экономический вопрос, это реакция на существующий в обществе запрос на большую социальную справедливость и ликвидацию бедности», — сказал Потанин. Он отметил, что перед властями стоял вопрос не в том, «сколько сейчас изъять у тех или иных компаний», а необходимости для бизнеса свыкнуться с тем, что часть его социальной лицензии — не только выплата налогов, соцпрограммы и выполнение правил ESG, но и ответ на вызовы общества.

Перенос обсуждения вопроса о справедливом налогообложении на 2023 год он охарактеризовал не как отсрочку, а как акт доверия со стороны властей. Потанин считает, что бизнесу «просто дали время», чтобы адаптировать инвестиционную и дивидендную политику к «сформулированному с новой силой» требованию социальной справедливости. «Недра принадлежат народу, от его имени выдается лицензия недропользователям — и нужно, чтобы у людей было понимание того, что рентная плата справедлива», — сказал глава «Норникеля», добавив, что с доверием относится к достигнутым договоренностям.

«Северсталь» отказалась комментировать новые налоговые правила. Ассоциация «Русская сталь» не ответила на запрос журнала «Компания». «Фосагро» не смогла предоставить оперативную информацию.

С позиции государства изъятие образовавшихся сверхдоходов у предприятий металлургической промышленности отражает более справедливый подход к перераспределению дополнительных поступлений на социальные нужды населения, включая индексацию пенсий, повышение выплат военным, врачам и т.д. Но, как замечает доцент кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В. Плеханова Равиль Ахмадеев, возникает вопрос в отношении других секторов экономики, в частности, фармацевтики, которая на волне пандемии также пошла в рост.

По словам Ахмадеева, в большинстве стран налоговая политика также корректируется в сторону увеличения налоговой нагрузки.

«Если в начале пандемии для бизнеса предоставлялись различные налоговые льготы, понижались ставки, то в 2021 году ситуация изменилась. Однако основные изменения затронули не экспортно-ресурсные компании, — подчеркивает Равиль Ахмадеев. — Общемировой тренд направлен на создание международной системы налогообложения доходов как цифровых техногигантов, так и иных крупнейших корпораций с оборотом свыше €20 млрд в год».