$ 75.74
 89.66
£ 97.84
¥ 72.44
 83.11
GOLD 1950.52
РТС 1228.64
DJIA 27657.42
NASDAQ 10793.28
финансы

Экспобанк выдал предпринимателю 100 евро в обмен на Waves

Фото: Photoxpress Фото: Photoxpress

В России выдана первая банковская ссуда, обеспеченная криптовалютой, — под залог токенов Waves ее получил в отечественном «Экспобанке» предприниматель Михаил Успенский. Как выяснил журнал «Компания», сделка прошла в индивидуальном тестовом формате, а ее сумма составила 100 евро. Инструмент имеет неплохие шансы стать востребованным у заемщиков, считают опрошенные эксперты. Другой вопрос, сможет ли он выйти за рамки эксперимента, в том числе из-за повышенной волатильности предмета залога. 

Пробный шар

С юридической точки зрения сделка проведена корректно, настаивают участники, по крайней мере, насколько это возможно в условиях не до конца определенного правового поля для работы с криптоинструментами. Основанием для выдачи кредита стал договор индивидуальной банковской ссуды с обеспечением, в процессе структурирования использовался механизм условного депонирования (эскроу). А сами токены были определены как «иное имущество» в соответствии с ст. 128 ГК РФ.

«Над сделкой работала целая команда юристов, в том числе из банковской сферы, и скорее всего, все риски предусмотрены, но очевидной прозрачности в этой сделке нет, так как в вопросах обращения криптоактивов в России остается определенная правовая неопределенность», — говорит Глеб Костарев, директор Binance в России и СНГ. Он напоминает, что, с одной стороны, криптоактивы в Гражданском кодексе попадают под определение «иное имущество», а с другой, согласно закону «О ЦФА», они запрещены в качестве платежного средства. Согласно же Гражданскому кодексу, «иное имущество» может быть использовано в качестве залога, что и было осуществлено в рамках данного соглашения между предпринимателем и банком, уточняет Костарев.

«В настоящее время идет дискуссия о правовой неопределенности с точки зрения гражданской оборотоспособности токенов, однако гражданское право не запрещает оборот “иного имущества”. В данном случае криптовалюта не используется в качестве платежного средства, поэтому предпосылок для привлечения внимания ЦБ или правоохранительных органов не имеется», — согласен Александр Некторов, партнер адвокатского бюро «Некторов, Савельев и партнеры».

В самом «Экспобанке» сделку скорее рассматривают как пробный шар. Как пояснила «Ко» руководитель юридического управления «Экспобанка» Танзила Яндиева, на данный момент в банке нет массового кредитного продукта под обеспечение цифровыми финансовыми активами. Сама же сделка по предоставлению кредита под депонирование ЦФА носила тестовый формат, была индивидуальной, а ее размер составил 100 евро.

«В преддверии вступления в силу с января 2021 года Федерального закона от 31.07.2020 № 259-ФЗ “О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” банк внимательно анализирует тенденции в регуляторной среде для того, чтобы выявить нишу и востребованность подобных продуктов», — пояснила Яндиева «Ко».

Перезанять в кризис

Неожиданный для России формат банковской ссуды может оказаться востребованным среди владельцев цифровых активов. Классический кредит в стране оформить все сложнее — так, по данным Национального бюро кредитных историй, в июне банки одобряли лишь одну из трех заявок даже от зарплатных клиентов. Рынок справедливо опасается увеличения и без того растущей просрочки по долгам физлиц — объемы последней в мае-июне увеличились более чем на 100 % (данные бюро кредитных историй «Эквифакс»), причем не платят как по банковским кредитам, так и по займам МФО.

Выходом может стать криптовалюта, с которой, как и Успенский, заемщики пока не готовы расстаться. Бизнес в данном инструменте вряд ли будет заинтересован, поскольку для получения ссуды под залог криптоинструментов последние придется заводить на баланс компаний. Для физических лиц такие ссуды могли бы стать в перспективе альтернативой ломбардам, куда россияне уже стали активнее обращаться на фоне пандемии за рублевой наличностью.

«В Европе, в США, в странах Азии активно развивается кредитование под залог цифровой валюты; это возможность быстро получить фиат, не расставаясь с криптоактивами. Почти беспроигрышный это вариант и для кредитора, если он умеет работать с такими активами и если законодательство позволяет это делать», — поясняет сооснователь и генеральный директор Tokenomica и Sputnik DLT Артем Толкачев.

Тем более что для государственных органов эта операция вполне желанная, поскольку позволяет вывести капитал из неподконтрольной и серой сферы криптовалют в прозрачный и регулируемый рынок российской валюты, уточняет Константин Ордов, руководитель Департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве РФ.

Бесценный залог

Безусловно, число подобных сделок будет увеличиваться, а владельцы криптоактивов могут заинтересоваться новым инструментом, согласен Александр Некторов. К тому же законодательство пусть и медленно, но идет по пути устранения правовой неопределенности положения криптоактивов. Однако о «массовости» речи не идет — ведь токены для банков остаются высокорискованными активами, полагает он.

Дело не только в волатильности самой по себе (например, стоимость Waves выросла за последнюю неделю на 150 % — на 20 августа токен стоил 3,8 $, — а в январе 2018 года ценник был выше в четыре раза) и даже не в невозможности зачастую провести процедуру AML. Проблемой может быть отсутствие механизма корректной оценки криптозалога.

«Каждая банковская ссуда относится к определенной категории рискованности, в зависимости от того, чем она обеспечена и насколько обеспечение ликвидно. Я не знаю всех деталей сделки и могу лишь предполагать, что к обеспеченным такую ссуду отнести нельзя, ведь нормально реализовать предмет залога достаточно сложно, хотя, конечно же, не невозможно», — поясняет Артем Толкачев.

Банк как кредитная организация имеет право выдавать ссуды в соответствии с собственной утвержденной политикой управления рисками — главное, чтобы выдаваемая ссуда не повлияла негативно на финансовую устойчивость организации (например, если обеспечение по кредиту обесценится), уточняет вице-президент РАКИБ по развитию и регулированию рынков Валерий Петров. 

«Если появится механизм правомерной оценки цифрового актива как обеспечения при кредитовании, против которого не будет возражать Центробанк и который не будет противоречить российскому законодательству, то он может быть использован в качестве базового для определения рыночной оценки такого рода токенов, а соответственно, и использования их в качестве залога», — добавляет он.

Поэтому принципиально важным остается юридический анализ сделки с точки зрения правомерности оценки реальной рыночной стоимости токенов, отмечает он. И в случае, если такие сделки будут регулярно проводиться на практике, прецедент может стать основой для широкого использования токенов в качестве залогового актива.

Однако воспользоваться особенностями цифровых активов могут и недобросовестные участники банковского рынка.

«Анонимность криптовалют, зависимость их обращения от неподконтрольных и не сертифицированных российскими регуляторами платформ не исключают возможностей манипуляций с курсами, как и проведения операций по отмыванию незаконно полученных доходов», — напоминает Константин Ордов. Могут вырасти и риски внутрибанковских схем по выводу средств и «надуванию» собственного капитала.

«Пока мы слышали о банковских аферах в части операций РЕПО с государственными облигациями, но соблазн использовать подобные схемы и с криптовалютами заставит ЦБ РФ предпринимать превентивные жесткие меры по резервированию, что может экономически стать запретительным для банков», — говорит Константин Ордов.