Top.Mail.Ru
$ 54.53
£ 64.48
¥ 38.75
 55.10
 7.86
Нефть WTI 109.48
GOLD 1791.26
РТС 1276.55
DJIA 31097.26
NASDAQ 11127.84
BTC/USD 19222.00
политика

Казахстан пошел в обход России

Фото: Виталий Тимкив / РИА Новости Фото: Виталий Тимкив / РИА Новости

Полная остановка транзита казахстанской нефти через Новороссийск не связана с публичным отказом президента Касым-Жомарта Токаева признать Донецкую народную республику (ДНР) и обходить западные санкции против России. Но чем единодушнее говорят об этом казахстанские нефтяники и российские эксперты, тем больше верится в обратное. Особенно если обратить внимание на активный поиск Казахстаном маршрутов экспорта в обход России.

С 19 июня РФ полностью приостановила отгрузку нефти Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) через выносные морские терминалы КТК в порту Новороссийска. Официальных причин две: сначала, в марте, мощности в Новороссийске повредил шторм, из-за чего прокачка нефти существенно сократилась, а теперь на дне в районе терминала нашли вымытые этим штормом мины и торпеды времен Второй мировой войны.

Для Казахстана это равносильно уже наступившему нефтяному эмбарго, которым Запад пока только грозит России. КТК — главная нефтяная артерия Казахстана, по ней поставляется около 80% экспорта казахстанской нефти (в прошлом году — 54 млн тонн нефти и нефтепродуктов из 65,7 млн тонн общего экспорта страны).

По оценкам казахстанских экспертов, из-за проблем в Новороссийске нефтяные компании страны могут терять свыше $1,5 млрд ежемесячно и уже сейчас теряют $50 млн в день. При этом существующие у Казахстана альтернативы не могут заменить КТК.

Пропускная способность советского трубопровода Атырау — Самара, который ведет к Черному и Балтийскому морям, всего лишь около 17 млн тонн в год. Кроме того, в системе «Транснефти» казахстанская нефть смешивается с российской, что обрекает ее в дальнейшем на продажу с дисконтом. Танкерами через Каспийское море, а затем по трубопроводу Баку — Тбилиси — Джейхан можно номинально отправить около 12 млн тонн в год, но реально — пока лишь от 2 до 5 млн тонн.

При этом в 2021 году азербайджанская SOCAR подняла тариф на прокачку по Баку — Джейхан для сторонних поставщиков вчетверо, сделав ее экономически сомнительной. Потенциал трубопровода Атасу — Алашанькоу в Китай (порядка 20 млн тонн) тоже лимитирован, при этом китайцы покупают нефть со скидкой в 5–25 долларов к европейской цене, а часть мощностей занята реэкспортной российской нефтью. Собственных вагонов для экспорта нефти по железной дороге у Казахстана тоже не хватает. В итоге перенаправить в другие трубопроводы страна может только 10–15 млн тонн в год — менее 20% от объемов КТК.

прочитать весь текст

Хронология событий

Драматическое снижение транзита казахстанской нефти через Новороссийск почти сразу связали с публичным дистанцированием первых лиц страны от конфликта России с Западом. 1 апреля российские СМИ обратили внимание на интервью первого замглавы администрации президента Казахстана Тимура Сулейменова журналу Euractiv. Чиновник заявил, что, несмотря на союз с Россией в ЕАЭС, Казахстан не будет инструментом для обхода санкций против РФ со стороны США и Евросоюза и что он специально прилетел в Брюссель, чтобы заверить в этом европейских коллег. Это заявление было тем более неприятным для Москвы, потому что, как принято считать, в январе Вооруженные силы РФ помогли президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву обрести полноту реальной власти и независимость от клана экс-президента Нурсултана Назарбаева.

Полное прекращение транзита через Новороссийск связывают непосредственно с заявлениями Токаева, выдержанными в таком же подчеркнуто независимом от Москвы тоне. Политолог Алексей Макаркин, которого цитирует Telegram-канал Bunin & Co, выстраивает красноречивую хронологию событий:

  • 15 июня президент Казахстана в интервью «России 24» подтвердил соблюдение западных санкций против РФ и заявил, что не обязан Москве «спасением» в январе 2022 года.

  • 16 июня Россия на время обследования и обезвреживания неких боеприпасов прекратила транспортировку казахстанской нефти через Новороссийск как минимум до конца месяца.

  • 17 июня на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) Токаев сообщил о нежелании признавать «квазигосударства» ДНР и ЛНР.

  • 18 июня депутат Госдумы от «Единой России» Константин Затулин заявил, что с Казахстаном может быть как с Украиной, а глава Чечни Рамзан Кадыров сказал, что Казахстан забыл, как «Россия его спасала».

  • 19 июня ряд отечественных СМИ снова сообщил о прекращении транспортировки казахстанской нефти, а также о том, что Казахстан заблокировал российский уголь на своей территории.

  • 20 июня в Казахстане было объявлено, что в пятницу Токаев выступит на диалоге высокого уровня по глобальному развитию в формате «БРИКС+». Особо отмечено, что выступит он по приглашению председателя КНР Си Цзиньпина.

И хотя потом в Нур-Султане и РЖД дружно заявили, что на этом направлении нет вагонов с российским углем, осадок остался. Так, эксперты в Казахстане с тревогой отмечают, что с апреля в российской Госдуме находится законопроект о возможной национализации активов недружественных стран на территории РФ. Совладельцами КТК как раз являются Chevron, Shell и Eni. 

Никакого подтекста

Энергетики Казахстана активно подтверждают официальную российскую версию о приостановке транзита через Новороссийск из-за шторма и разминирования. Сообщается, что работы займут полтора месяца, поскольку из-за антироссийских санкций и бойкотов поставки комплектующих для ремонта терминалов затруднены, а объемы хранилищ нефти на КТК ограниченны.

«Да, есть соблазн связать приостановку КТК с заявлениями Токаева на Петербургском форуме, но даже Минэнерго Казахстана подтверждает, что работы на терминале связаны с обнаружением на дне боеприпасов времен Второй мировой», — напоминает Станислав Притчин, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН.

«Кроме того, сохраняется запрет на поставки в Россию западного нефтегазового оборудования и, соответственно, проблемы с ремонтом наливных терминалов КТК, поврежденных из-за шторма. Так что можно, конечно, выстраивать конспирологические версии приостановки экспорта, но технологическое обоснование налицо»,

— Станислав Притчин

Шум вокруг заявлений Токаева на ПМЭФ отвлекает внимание от реальных экономических отношений Казахстана и России и от самого факта его приезда на форум, считает Александр Караваев, научный сотрудник Института мировой экономики РАН. «Он бы мог отправить видеоприветствие, но приехал лично и сообщил, что «у нас есть специальный план, программа промышленной кооперации в новых условиях» и что он создаст условия для работы российским компаниям», — рассуждает эксперт.

Что касается транзита нефти, то у Казахстана нет выходов к Мировому океану, напомнил Караваев. Страна зависит от стратегий России в отношении внешних рынков.

«Не надо быть большим экспертом, чтобы заметить: остановка выносного терминала КТК в Новороссийске совпала по времени с фактическим блокированием каналов экспорта российской нефти по всему периметру. Я думаю, что Казахстан вынужденно согласился на приостановку КТК в ходе контактов на высшем уровне»

— Александр Караваев

Поиски альтернатив

Но чем бы ни объяснялась блокировка КТК, Казахстан активно ищет пути экспорта в обход России. Поиск альтернативных путей для своей нефти там обсуждали еще в начале марта, когда страна столкнулась с логистическим бойкотом российских портов.

«Альтернативы новороссийскому транзиту у Казахстана есть, но они гораздо дороже, -—говорит Станислав Притчин. — Недозагруженный нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан, в принципе, можно раскачать с нынешних 50–60 млн тонн в год до 80 млн, но цена транзита для внешних поставщиков там высока. Помимо оплаты самой прокачки до Джейхана, а это более 1500 км, придется оплачивать транспортировку нефти с месторождения Тенгиз до казахстанских портов на Каспии, перегрузку на танкер и отправку в Сангачал (терминал в Баку — Прим. ред.). Это еще больше удорожает поставки нефти в обход КТК, который был специально построен под Тенгиз на севере Каспия и под логистику через Новороссийск».

Впрочем, пути обхода России ищет не только нефть. На днях в Казахстане было объявлено о запуске контейнерных железнодорожных поставок в Турцию через Иран. «Незадолго до визита в Питер президент Токаев подписал в Тегеране пакет соглашений, который позволяет Казахстану пользоваться выходом через Иран в Турцию и на азиатские рынки, — поясняет Александр Караваев. — В том числе соглашения о поставках зерна в Иран и через Иран на внешние рынки. Возможно, при этом будет использоваться и российское зерно, которое Казахстан закупает очень много».

Пути обхода РФ ищет и Узбекистан, которого Москва до спецоперации на Украине долго зазывала в ЕАЭС и ОДКБ. 21 июня Ташкент посетит президент Азербайджана Ильхам Алиев. С коллегой Шавкатом Мирзиёевым он обсудит экспорт местных товаров в Европу через Каспийское море в Азербайджан, Турцию и далее в Европу. В повестке переговоров — закупка собираемых по турецким и израильским технологиям беспилотников, которые в 2020 году помогли азербайджанским войскам победить вооруженную российскими системами ПВО армию Карабаха.

Еще по теме