$ 75.75
 82.23
£ 93.23
¥ 69.64
 77.92
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
бизнес

Конкуренты наживаются на болезнях

Олег Тиньков. Фото: ТАСС Олег Тиньков. Фото: ТАСС

Сообщение о болезни Олега Тинькова совпало с известиями о налоговых претензиях со стороны США. Биржи отреагировали моментально: акции TCS Group Holding обвалились на 23 %. А Эльвира Набиуллина получила письмо от «обеспокоенных граждан» с просьбой проверить «Тинькофф Страхование». Как действовать, когда руководителю поставлен серьезный медицинский диагноз, разбиралась «Компания».

Акела промахнулся

В марте этого года руководитель одного из крупнейших российских банков Олег Тиньков заявил о серьезной болезни — с октября 2019 года предприниматель борется с острой формой лейкемии. На данный момент Тиньков находится под наблюдением в своей квартире в Лондоне из-за обвинения со стороны налоговых властей США. После обнародования двух негативных новостей сразу акции TCS Group Holding («Тинькофф Банк» и «Тинькофф Страхование») упали на 23 %. Из-за снижения котировок состояние бизнесмена сократилось до 2,1 млрд долларов.

Обстоятельства обнародованных новостей не связаны друг с другом, их появление в одно и то же время является совпадением, они не должны повлиять на работу банка, заявил председатель правления «Тинькофф Банк» Оливер Хьюз «Ведомостям».

Однако «общественность» оживилась. От ее лица выступила «Деловая Россия». Сопредседатель организации Антон Данилов-Данильян обратился 6 марта к главе Банка России Эльвире Набиуллиной с просьбой не допустить банкротства «Тинькофф Страхование».

Антон Данилов-Данильян пояснил «Ко»: «Когда лидер компании оказывается в ситуации, когда фактически не может управлять ею, то надо быть уверенным, что ничего никуда не денется, банкротства не будет и никакие неожиданные действия совет директоров предпринимать не станет. Мы уверены, что ЦБ и так всем этим занимается, но лишний раз подчеркнуть озабоченность будет полезно».

Собеседник «Ко» подчеркнул, что в арест активов в «Деловой России» не верят, авторов письма больше волнует управленческий кризис, связанный с оттоком клиентуры, который может повлиять на финансовое положение организации.

Автор профильного Telegram-канала The Mad Insurer полагает, что эта история, попавшая в СМИ, — попытка людей, ответственных за направление страхования в «Деловой России», словить хайп. В разговоре с «Ко» эксперт заметил, что «на рынке есть компании, у которых всегда были очень своеобразные методы "поднятия" своего авторитета и борьбы с конкурентами».

«Ко» выяснила, что некоторые игроки рынка воспринимают эти действия как элемент неконкурентной борьбы, так как в «Деловой России» состоят в том числе представители других страховых компаний, которые были бы не прочь расширить свои доли на рынке.

Кстати, все это происходит на фоне того, что TCS Group Holding PLC отчиталась на днях о росте чистой прибыли по итогам 2019 года на треть — до 36 млрд руб. «Тинькофф Страхование» удвоило доход — до 4,6 млрд руб. Рост клиентской базы позволяет компании подняться выше третьего десятка страховых компаний российского рынка.

«Ко» обратилась за разъяснением ситуации в ФАС, где сообщили, что действия относятся к недобросовестной конкуренции только в том случае, если они причиняют вред другому хозяйствующему субъекту — конкуренту.

«Публикация информации в СМИ не конкурентом хозяйствующего субъекта не может являться основанием для применения мер антимонопольного реагирования, в том числе проведения проверки по признакам совершения таким хозяйствующим субъектом акта недобросовестной конкуренции», — подчеркнули представители антимонопольного ведомства.

Слухи: не допустить или опровергнуть

Случай с Олегом Тиньковом — далеко не единственный. Болезнь, преклонный возраст, личные проблемы руководителя компании всегда охотно эксплуатируются конкурентами.

В конце 2019 — начале 2020 года по рынку упорно ходили слухи о «серьезной болезни» Алексея Мордашова, владельца «Северстали». Представителю бизнесмена пришлось выступить с опровержением этой информации. В комментариях для СМИ он называл подобные сообщения «клеветническими». Однако планы 54-летнего миллиардера по передаче своего состояния, превышающего 17 млрд долларов, детям стабилизации информационного фона не способствуют. В интервью Bloomberg, которое Алексей Мордашов дал в начале марта, он сообщил, что рассматривает возможность создания фонда, который бы позволил его сыновьям принимать участие в управлении активами.

Уже не один год отправляют на пенсию совладельца «Лукойла» Вагита Алекперова. Слухи о его недомоганиях временами влияют на рынок. Осенью 2019 года появилась информация, что «Сургутнефтегаз» намеревается купить акции «Лукойла». Когда разговоры стали влиять на биржевые котировки, Алекперову пришлось выступать с заявлением, что он не собирается продавать никакие акции и оставлять руководство компанией.

Давиа Темин, консультант по вопросам управления, выделяет аспекты, на которые следует обратить внимание, когда в бизнес вмешивается болезнь:

  • Отсутствие единого алгоритма.

За неожиданным объявлением болезни и незапланированным отпуском главы компании всегда следуют слухи и волнения. Единого подхода к объявлению таких новостей как внутри, так и за пределами компании пока не выработано. Большинство корпораций даже не публикуют пресс-релиз, размещая информацию на официальном сайте или сообщая прессе в частном порядке, если возникают вопросы.

  • Необходимость в большей прозрачности.

Несмотря на то, что в американском законодательстве тема прозрачности не акцентирована, кризис 2008 года и последние скандалы с Goldman и BP подтверждают необходимость обнародовать важную информацию и не скрывать ключевые факты, которые могут повлиять на функционирование бизнеса.

  • Интерес акционеров и рынка.

Любое серьезное заболевание — это личное дело каждого человека. Однако, когда ты публичное лицо и за тобой стоит целый бизнес, проблема разглашения касается многих. О болезни и возможной смене руководства должны быть осведомлены акционеры, инвесторы и другие заинтересованные лица.

  • Тайминг играет ключевую роль.

Компании предпочитают выдержать паузу. Она важна для выработки правильной стратегии в каждом конкретном случае. Худшая модель в таких ситуациях — вранье, сокрытие фактов и увиливание от ответов.