Top.Mail.Ru
$ 60.43
£ 74.02
¥ 45.59
 64.31
 9.00
Нефть WTI 92.57
GOLD 1786.88
РТС 1118.40
DJIA 33309.51
NASDAQ 12854.80
BTC/USD 24345.00
финансы

КриптоРоссия по иранскому сценарию

Фото: Paul Chiasson / CP / ABACAPRESS.COM /ТАСС Фото: Paul Chiasson / CP / ABACAPRESS.COM /ТАСС

С началом геополитического обострения на Россию каждый день накладывается все больше ограничений. Крупнейшие банки отключают от SWIFT, предприятия оказались под санкциями вместе с их владельцами, которые еще надеются когда-нибудь получить доступ к своим замороженным счетам и имуществу. Санкционная волна не миновала и простых россиян, оказавшихся отрезанными от привычных онлайн-сервисов. В этом свете идея легализации криптовалют находит все больше сторонников — Россия могла бы пойти по пути Ирана и создать криптобиржи для себя.

Экономический блок правительства во главе с премьером вступил в прямую и внезапно для всех публичную конфронтацию с ЦБ в январе 2022 года. Тогда регулятор выпустил разгромный доклад, в котором предложил запретить выпуск, оборот и даже майнинг криптовалют (владеть и покупать можно). Они создают значительные риски для финрынка, а при отсутствии ограничений россияне вольют огромные средства в криптовалюту, за ними последуют банки, а все это уже вызовет системные угрозы и вывод денег из реальной экономики, опасается ЦБ. Высокие риски криптоинвестиций, отмывание средств через цифровую валюту и вообще наличие признаков финансовой пирамиды у нее неизбежно приведут к потере средств граждан. Несогласных регулятор предложил штрафовать.

Минфин же гнет свою линию: нужно не запрещать, а регулировать оборот. А еще, по мнению Министерства, следует поделить криптоинвесторов на квалифицированных и неквалифицированных (не прошедший тест инвестор легально сможет купить всего пару сотых биткоина в год), ввести обязательную идентификацию клиентов при покупке и продаже монет (ввод-вывод — только через банки с использованием счета). При этом банки должны будут вести комплаенс и извещать Росфинмониторинг о подозрительных операциях, а биржи и обменники начнут вести реестры с адресами-идентификаторами каждого обладателя цифровых валют. С этими условиями Минфин надеется получить с крипторынка за год не меньше 10–15 млрд рублей налогов.

По словам премьера Михаила Мишустина, на апрель 2022 года уже более 10 млн россиян открыли криптокошельки, на которые перевели 10 трлн рублей. Показатель оказался ниже подсчетов правительства в феврале — 16,5 трлн рублей, вложенных гражданами в цифровую валюту, писал Bloomberg со ссылкой на источники в кабмине, который провел анализ IP-адресов пользователей бирж. Это около 12 % от общей стоимости мировых криптовалютных активов.

В конце января в спор ЦБ и Минфина вмешался Владимир Путин — он попросил стороны определиться и доложить ему о результатах. Тогда Минфин и ЦБ начали работу над двумя противоречащими друг другу законопроектами, не желая отступать от своих позиций. Но был тезис, объединяющий позиции Силуанова и Набиуллиной: легализация криптовалют как платежного средства в России невозможна.

Важно, что за полный запрет выступает только регулятор, так и не получивший поддержки правительства, Госдумы и силовиков. Минфину было бы сложно справиться с Набиуллиной без поддержки Мишустина, который еще во время своей работы в ФНС настаивал на узаконивании операций с криптовалютой. Поскольку регулирование финансового рынка — прерогатива Набиуллиной, то неудивительно, что регулятор пытается избавить себя от огромных проблем: в случае легализации криптовалюту будут скупать не только «квалы», но и жаждущие наживы и не видящие рисков граждане. И если курс рухнет, то все камни полетят в ЦБ, который и будет нести в том числе и политические риски, объяснял один из источников The Bell.

И это по-своему объясняет, почему позиция «все запретить» исходит лично от Набиуллиной, а внутри самого регулятора единодушия нет. «Часть людей, с которыми мы это обсуждали, уверены, что для запрета нет ни возможностей, ни инструментов. Но Набиуллину не переубедить», — рассказывал The Bell участник рынка, знакомый с позицией регулятора.

Не только переживание за будущее российской экономики движет Центробанком. ФСБ смогла убедить Набиуллину выступить против криптовалют из-за оппозиции, пожертвования которой якобы чаще всего россияне совершают именно в цифровой валюте, узнал Bloomberg

В апреле ситуация с криптовалютами получила новый виток — власти запланировали до конца 2022 года признать цифровые монеты имуществом (бюджет за счет этого планируют пополнить на 20 млрд рублей). К слову, еще в начале апреля один из районных судов Санкт-Петербурга впервые разрешил арестовать украденную криптовалюту. Тогда же ФНС предложила разрешить российскому бизнесу рассчитываться за импорт или экспорт в криптовалюте, а Госдума нашла применение биткоину в качестве оплаты в нефтегазовой торговле с «дружественными» государствами. В самом конце апреля фракция «Новые люди» внесла в Госдуму законопроект о майнинге криптовалют — в случае принятия документа у майнинг-пула и его операторов будет законодательное определение, а у добытчиков — годовая амнистия.

Между тем растущее геополитическое напряжение создавало в головах чиновников все больше аргументов против легализации. Глава думского комитета по финрынку Анатолий Аксаков объяснял, что криптобиржи после обострения ситуации на Украине ограничили операции для россиян, но это только начало изоляции. «Все говорит о том, что крипторынок регулируется из США», — сказал он, добавив, что легализация может поставить под контроль американцев финансовые потоки в России. Несмотря на это, Аксаков заверил, что законопроект о признании криптовалют имуществом депутаты успеют рассмотреть и принять до конца весенней сессии — 31 июля.

В мае очередную черту подвел Минпромторг. Денис Мантуров полагает, что использование криптовалют в качестве платежных средств — вопрос времени. «Сейчас и Центральный банк, и правительство этим активно занимаются, но все склонны к понимаю того, что это тенденция времени. Рано или поздно в том или ином формате это будет осуществляться», — говорил он.

«Технически криптовалюту в России признали», — рассуждает основатель блокчейн-экосистемы Cryptocean Юрий Мышинский. В качестве примера он привел подписанный еще в 2020 году закон «О цифровых финансовых активах» (ЦФА) и решение Девятого арбитражного апелляционного суда, который в 2018 году обязал должника предоставить финансовому управляющему доступ к криптокошельку для погашения фиатной задолженности. Юрий Мышинский уверен, что власти не могут закрывать глаза на объем российского криптовалютного рынка и успехи в добыче биткоина. Однако государство все еще сходится во мнении, что криптовалюты неконтролируемы и могут выступать спекулятивным инструментом. «Так что ждать признания криптовалют как легального платежного средства пока не приходится. И скорее всего не придется при текущем кабинете министров», — считает основатель Cryptocean.

Хотя цифровые активы и признаны в России, но их использование крайне затруднено, в том числе по причине слабого законодательства, отмечает СЕО проекта «Киберномика.РФ» Михаил Худокормов. Он заверил, что частные криптовалюты как средство платежа в России точно не примут, но цифровые активы могут интегрировать в виде финансовых продуктов в банках страны — например, создадут структурные продукты с зашитыми внутри криптоактивами или деривативами, допускает эксперт.

У властей еще остаются нерешенные проблемы, связанные с происхождением денег, процедурой наследования, владения, легальности приобретения и налогообложения, уточняет руководитель отдела по управлению акциями УК «Ингосстрах-Инвестиции» Александр Дорожкин. В российской практике под ЦФА подразумевается выпуск обеспеченных каким-либо базисным активом цифровых токенов: security-токенов, стейблкоинов и utility-токенов, объяснил эксперт. Они могут выпускаться на специальных платформах по выпуску и обмену ЦФА, реестр которых ведет ЦБ, напомнил он. Интересно, что закон о ЦФА фактически заработал спустя год после подписания, когда в феврале в реестр был включен первый оператор — блокчейн-платформа Atomyze, один из инвесторов которой — компания «Интеррос» Владимира Потанина.

Майнинг, криптовалюта

Перешагнуть через принципы

Пока ЦБ и Минфин продолжают спорить, крупнейшие международные криптобиржи из-за украинских событий и санкций начали вытеснять россиян из своего периметра, хотя криптовалюта всегда считалась независимым от политики активом.

Еще в феврале работу с российскими пользователями прекратила биржа BTC-Alpha до стабилизации геополитической ситуации — и есть высокая вероятность, что пользователи из России вряд ли еще когда-либо увидят свои средства. Коллеги BTC-Alpha — криптобиржа KUNA отключила торговлю рублевыми парами и закрыла ввод и вывод российской валюты. Платформа CEX IO прекратила регистрацию пользователей из России и Белоруссии.

Постепенно к ним начали присоединяться более крупные криптобиржи. В марте руководство Coinbase поддержало введенные против России санкции и более того — начало сверять с черными списками ЕС имена и гражданство новых пользователей. В мае биржа предупредила несколько клиентов о блокировке аккаунтов в связи с санкциями после 31 мая. И коснется это тех аккаунтов, у которых на кошельке находятся более €10 тыс. Восстановить свой статус на бирже можно после показа документов, подтверждающих, что владелец аккаунта не попадает под санкции ЕС.

Расставание с Россией было особенно тяжелым у крупнейшей по объему торгов криптобиржи Binance. В феврале биржа уверяла, что не будет «в одностороннем порядке замораживать миллионы учетных записей невиновных пользователей», а в начале марта директор Binance в Восточной Европе Глеб Костарев заявил, что такое решение противоречило бы тому, ради чего существует криптоиндустрия. Но были и нюансы:

  • одновременно биржа пообещала «соблюдать санкционные моменты», не затронув пользователей вне черных списков. Но если под санкции попали банки, в которых обслуживаются российские клиенты, то использовать их карты на Binance уже нельзя;

  • россияне не смогут покупать и выводить криптовалюту на карты Visa и Mastercard, выпущенные в РФ.

Более того, сообщалось, что Binance договорилась с Росфинмониторингом о создании в стране локального подразделения, через которое ФСБ и другие силовики смогут в любой момент запросить данные клиентов. Костырев и головной офис Binance все отрицают и винят журналистов в подтасовке фактов.

Журналисты Reuters в апреле узнали, что Глеб Костарев передавал данные российских пользователей Росфинмониторингу, чтобы ведомство смогло отследить переведенную оппозиционерам криптовалюту. Костарев решил начать пересылать в том числе имена и адреса, объясняя свое решение тем, что у него не было «большого выбора в этом вопросе», отмечало агентство.

В мае к блокировке кошельков россиян подтянулась и биткоин-биржа Bitstamp. Она начала незаметно ограничивать аккаунты российских пользователей, подчиняясь санкциям. Официальных заявлений на этот счет не последовало, однако ранее биржа рассказывала только о блокировке со своей стороны операций, связанных с подсанкционными отечественными банками.

Дальнейшее ужесточение санкций вынудит криптобиржи продолжать подчиняться всем условиям ЕС, поскольку на кону — потеря репутации и штрафы. Но иранский «санкционный» опыт говорит, что биткоин можно приручить и даже в какой-то мере вернуть в страну импорт.

Майнинг, Россия и Иран

Иран и криптопартизанство

Долгую санкционную войну с США, ЕС и ООН ведет богатый ресурсами и образованным многомиллионным населением Иран. С момента революции 1979 года страну «точечно» атакуют ограничениями, лишая прогрессивных технологий и приводя к безработице. Однако население продолжает через VPN пользоваться заблокированными сайтами, соцсетями и мессенджерами. И сложности с доступом к серверам американских IT-гигантов (а не другие, более разрушительные для экономики страны санкции) стали катализатором запуска иранского «интранета» — своего рода аналога «суверенного» интернета, о запуске которого грезят российские власти.

Биткоин в последнее время и вовсе стал важной частью национальной экономики. В 2019 году Иран признал добычу криптовалют промышленной деятельностью и начал выдавать лицензии майнерам. За полгода тысячи добытчиков получили разрешения, предоставив властям данные о себе, а также о типе и количестве оборудования. Более того, добытчики обязаны продавать все намайненные биткоины ЦБ Ирана. Для легального бизнеса установили тариф — $0,018 за кВт/ч (по данным на 2021 год). При этом вне национальной электросети в пиковые часы власти запретили майнить и даже ввели систему вознаграждения за добытчиков, использующих электричество по субсидиям, — за сведения о «черном» майнинге граждане могут получить 10 млн риалов ($236,41).

В мае 2020 года Иран решил создать новую нацстратегию в отношении майнинга криптовалют, в частности проработать вопросы регулирования добычи и доходов от нее. Через пару месяцев местные электростанции уже могли начать работу с лицензированными центрами майнинга. К моменту анонса власти получили заявки на майнинг от 14 организаций с установленной мощностью более 300 МВт электроэнергии, что эквивалентно потреблению электричества в трех провинциях страны. И уже в апреле 2022 года ЦБ Ирана разрешил банкам и другим финучреждениям платить биткоинами за импорт.

И таким образом на Иран приходится 4,5 % всей добычи биткоинов в мире, что позволяет стране обходить санкции и закупать импортные товары, заявляли аналитики Elliptic в 2021 году. По их данным, майнеры в стране потребляют до 600 МВт электроэнергии, а власти от добычи получают примерно $1 млрд. И для производства такого объема электроэнергии нужно порядка 10 млн баррелей нефти, что составляет чуть более 3 % от общего объема экспорта нефти Ираном за прошлый год.

В Elliptic отметили забавный факт: «Если 4,5 % добычи биткоина базируется в Иране, то существует вероятность в 4,5 %, что любая транзакция с биткоином будет включать оплату комиссии иранскому майнеру». И многие из тех, кто совершает такие транзакции, находятся в США — стране, инициировавшей санкции против Ирана.

Отключение Ирана от SWIFT снова сделало популярной существующую сотни лет неформальную систему денежных переводов «хавала», фундамент которой — доверие и личные связи.

Работает она так: если иранскому покупателю нужно приобрести товар в Китае, то он идет к знакомому брокеру и передает деньги за покупку. Далее брокер звонит коллеге в Пекин, и тот переводит нужную сумму поставщику. И теперь брокер в Иране должен своему китайскому коллеге. Обратный процесс работает таким же образом.

Со временем расчеты брокеров из Ирана и Китая балансируются, а трансграничных переводов и нарушения санкций не происходит. К слову, комиссия при таких «операциях» или вообще отсутствует, или намного ниже официальной.

прочитать весь текст

Помимо местных майнеров, в Иране орудуют и китайские добытчики биткоинов, которых привлекает низкая стоимость электричества в стране. В Иране работают более десятка легальных ферм, но неизвестно, сколько среди них китайских. В прошлом году телеканал France 24 обнаружил как минимум три фермы с владельцами из КНР

Подпольная майнинговая фермаВведя лицензии на легальный майнинг, иранские власти жестко борются с нелегальным. Подпольные фермы закрывают тысячами, а их владельцев ждут огромные штрафы. ото: Nīrūye Entezāmīye Jomhūrīye Eslāmīye Īrān

Русский скам

Невозможность полноценно работать с международными площадками и растущее число криптоинвесторов создали идеальную почву для расцвета локальных криптобирж и в России. К примеру, крупнейшая площадка в Восточной Европе — EXMO — не стала ограничивать операции для российских резидентов и даже запустила отдельную площадку для них, а также граждан Белоруссии и Казахстана. Хочется верить, что внятные правила работы на финансовом рынке позволят открыться новым площадкам «для местных», а дальнейшая конкуренция и взаимодействие с властями в светлом будущем приведут отечественные криптобиржи на мировой рынок. Но пока за российскими платформами тянется тяжелый шлейф скама.

Один из выдающихся примеров — крупнейшая российская криптобиржа BTC-e, которая появилась в 2011 году, и, по мнению силовиков, с самого начала не имела инструментов для борьбы с отмыванием. Она была заточена на русскоязычную публику и сразу же приобрела любовь пользователей за возможность переводить биткоины в рубли и за доставку по Москве наличных курьером. Через год оборот торгов биткоинами на бирже достигал $60 тыс. при цене в $10 за монету. Тогда же площадку перевели и на английский язык, втянув еще больше пользователей — в 2013-м показатель вырос до $600 тыс., а в 2017-м — превысил $66 млн.

Бенефициары прятались, но их анонимность всех устраивала, особенно хакеров из Fancy Bear — они на BTC-e закупали криптовалюту для оплаты серверов, с которых после совершали кибератаки. Однако позже администрация площадки отменила свой базовый принцип — запретила продавать валюту без верификации. В 2017 году в Греции по запросу США был арестован Александр Винник, которого американцы назвали собственником BTC-e и причастным к отмыванию через нее около $4 млрд. Сервера криптобиржи изъяли, а пользователи уже потеряли надежду получить назад свои деньги, застрявшие на площадке.

Не прошло и двух месяцев со «смерти» BTC-e, как на рынок вышла новая российская платформа World Exchange Services или просто WEX. Создатели новой биржи купили у BTC-e данные о пользователях и их криптокошельках, а после запуска площадки клиенты смогли вернуть 62 % активов, зависших на бирже Винника.

К декабрю 2018 года WEX достигла показателя по ежедневному объему торгов в $80 млн и очень быстро вошла в топ-20 наиболее востребованных криптобирж мира. Директором площадки стал Дмитрий Васильев, хотя реальным собственником WEX называли Алексея Билюченко, партнера Винника по BTC-e.

В середине 2018 года биржа начала испытывать проблемы: диспропорция курса монет, утеря новозеландского домена и огромное количество жалоб на невозможность вывода активов. Позже площадка ограничила вывод средств, а пользователи теряли до 90 % инвестиций. Уже осенью о WEX заговорили как о скаме. Параллельно из «холодных» кошельков WEX на Binance были выведены почти $19 млн, что заметили пользователи. По их подсчетам, на бирже застряла криптовалюта на $500 млн, при этом Васильев, по словам разочарованных трейдеров, вывел лично себе $200 млн.

В том же году Васильев продает сингапурское юрлицо WEX бывшему украинскому бизнесмену Дмитрию Хавченко, который воевал на Востоке Украины под позывным «Морячок». За ним мог стоять православный олигарх Константин Малофеев. Русская служба Би-би-си со ссылкой на Билюченко и аудиозапись его переговоров с человеком, чей голос похож на Малофеева, писала, что партнер Винника якобы перевел около $450 млн в криптовалюте на подконтрольные спецслужбам кошельки. И все это произошло при участии Малофеева, отмечало издание. Сам Малофеев связь с WEX отрицал.

еще по теме:
Не отставай! Пора создавать собственную криптовалюту
Пошаговая инструкция для тех, кто хочет создать собственные цифровые деньги
криптомат, криптовалюта

«Конкуренция рублю или его цифровому аналогу — иллюзия ЦБ»

Аналитики Moody’s уверены, что криптовалюты не помогут России обойти санкции. В начале мая они обратили внимание на низкую ликвидность пары рубль/биткоин — она составляет около $200 тыс., а на внебиржевых сервисах — около $30 млн в день. Между тем отечественные финансовые институты ежедневно проводят международные операции на сумму около $46 млрд, 80 % из которых проходят в долларах, отмечал Минфин США.

Еще одна помеха перед обходом санкций — прозрачность международных криптобирж, которые следуют антиотмывочному законодательству, определяют незаконные транзакции и отслеживают санкционный список. Наконец, ныне покойный даркнет-маркетплейс Hydra и криптобиржа Garantex уже попали под западные ограничения. И это снова подводит Россию к иранскому сценарию с легализацией криптовалют, собственной биржей и даже, может быть, не одной.

Создание локальной площадки может стать некоторым выходом из сложившейся ситуации, считает эксперт криптобиржи StormGain Дмитрий Носков. Он полагает, что такая площадка будет полностью подконтрольна российским властям и начнет передавать всю информацию об участниках силовикам, что отпугнет от нее инвесторов.

Но «слив» данных государству противоречит самой идее цифровых денег, напоминает инвестор и эксперт в сфере криптовалют Валерия Винокурова. «Если биржей смогут пользоваться только россияне, то объем торгов по сравнению с международными площадками будет очень низким. На мой взгляд, такая идея пока что нежизнеспособна», — объяснила она. 12 % альткоинов, сосредоточенных в России, —явно недостаточно для влияния на курс криптовалюты, а крупных игроков нерезидентов на локальную биржу не заманить, соглашается Юрий Мышинский.

Появление в России собственной криптобиржи — это хороший сигнал для внутреннего рынка, но все замыкается на регулировании, замечает основательница telegram-канала «Все о блокчейн, мозге и цифровой экономике в России и мире» Ани Асланян. Она перечислила наиболее важные моменты, которые необходимо учесть при составлении правил регулирования криптовалюты в стране:

  • определить порог сделок с криптовалютами;

  • обязать частные обменные пункты указывать на чеке сумму, валюту и электронный номер транзакции (биткоин-транзакции или любой другой);

  • обязать банки регистрировать в системе номер и сумму входящего и номер транзакции выходящего платежа;

  • оформлять передачу и продажу холодных кошельков только путем двух- или трехстороннего договора, а также регистрировать ее как валютно-денежную сделку либо проводить покупку/обмен через сертифицированный банк или биржу;

  • обязать стороны предоставлять идентификационные документы для проведения сделки (RUB/USD/BTC/ETH/LTC/безналичный банковский расчет), регламентировать объемы и скорость проведения таких операций, чтобы иметь контроль оборота — это даст статистику и понимание процессов и объемов сделок;

  • создать единую систему учета таких сделок на блокчейне для обменных пунктов, малых бирж и отдельно для банков.

И все это нужно выстроить уже на крепком фундаменте федеральных законов и только вместе с созданием специальной структуры — отдельного от ЦБ криптореулятора, а также после организации зон со льготным режимом налогообложения, считает Ани Асланян. По ее словам, криптовалюты удобнее привычных финансовых инструментов. «Они быстрее, проще, дешевле. Используя криптовалюту, можно сделать всю экономику эффективнее», — уверена она.

Директор по внешним связям майнинговой компании BitRiver Андрей Лобода дополнил «дорожную карту» Ани Асланян:

  • определить уполномоченный орган, который будет вести список добытчиков цифровой валюты и выдавать им лицензии;

  • установить конструкции налогообложения цифровой валюты и майнинга, при которых налог на прибыль (если физлицо, то НДФЛ) будет взиматься в момент перевода цифровой валюты в фиат с использованием инфраструктуры криптообменников и криптобирж;

  • не вводить НДС на операции с цифровой валютой;

  • установить для дата-центров майнинга в капитальном исполнении статуса объектов связи.

Если власти внимательно подойдут к вопросу регулирования, то запуск криптобиржи — вопрос времени. А вообще, создание своей площадки как IT-проекта — «вопрос трех дней в современном мире», уверяет гендиректор IT-компании HFLabs и эксперт по криптовалюте Дмитрий Журавлев. Власти могут приобрести готовую площадку: в виде кода или в виде бизнеса.

С ним соглашается CEO сервиса Bitnalog Дмитрий Мачихин, он отмечает, что базой может быть любая площадка, а вопрос заключается прежде всего не в создании бирж, а в привлечении пользователей.

Опрошенные эксперты допускают, что криптоплощадку могут основать Мосбиржа, Ростех во взаимодействии, например, со структурами Алишера Усманова, а также регулируемые в России организации с лицензией на токенизацию: Сбербанк и Тинькофф Банк, но после завершения сделки по его покупке «Интерросом» Владимира Потанина. К слову, бизнесмен Олег Тиньков, по мнению Дмитрия Носкова, хорошо подходит на роль создателя такой биржи — «современный и активный человек с имиджем демократа и криптоэнтузиаста», однако предприниматель с недавнего времени не хочет иметь никаких связей с Россией.

Другие эксперты видят готовой площадкой саму Мосбиржу и СПБ-биржу. «Предполагаю, что цифровые активы или деривативы на „крипту“ могут торговаться на Мосбирже или СПБ-бирже», — говорит Михаил Худокормов. По его словам, это позволит государству контролировать биржевую торговлю цифровыми активами в рамках действующих бирж, а это позволит российским брокерам и банкам предоставлять услуги, связанные с ЦФА, не боясь, что криптовалюта будет уходить в серую зону. «Текущая ситуация в стране не располагает к созданию своего аналога Binance», — уверен он.

Все эксперты сходятся в том, что выстраивать отношения такая площадка сможет только с «дружественными» странами, но и в них криптобиржи не особо развиты. Между тем базовой валютой для обращения других активов на цифровой площадке Мосбиржи с высокой вероятностью будет разрабатываемый ЦБ цифровой рубль. А сам регулятор будет очень ревностно следить за любыми конкурентами своего детища и не допускать их на рынок, полагает Носков.

По своей сути цифровой рубль — это одна из форм обычного рубля, «третья форма денег», похожая на безналичные средства на карте, но с единым центром эмиссии и полной прозрачностью. «Криптовалюты сегодня не претендуют на конкуренцию с рублем. Скорее, они могут стать в один ряд с физическим золотом, долларом и евро, что, в общем-то, неплохо, поскольку ЦБ не печатает ничего из вышеперечисленного, а добыча золота и эмиссия золотых монет ограничены естественными причинами», — рассуждает Юрий Мышинский. По словам Дмитрия Мачихина, «конкуренция рублю или его цифровому аналогу — это иллюзия ЦБ».

Еще по теме