$ 61.86
 68.62
£ 80.47
¥ 56.25
 63.90
Нефть WTI 60.33
GOLD 1487.50
РТС 1524.82
DJIA 28429.40
NASDAQ 8924.95
стиль

Почем апокалипсис для народа?

Юваль Ной Харари прогнозирует приход апокалипсиса. Но апокалипсис давно стал ходовым товаром. Стоит ли верить всему что написано в книге «21 урок для XXI века». Фото: 123rf/Legion-media Юваль Ной Харари прогнозирует приход апокалипсиса. Но апокалипсис давно стал ходовым товаром. Стоит ли верить всему что написано в книге «21 урок для XXI века». Фото: 123rf/Legion-media

Наше недалекое будущее, каким видит его автор книги «21 урок для XXI века». Действительно ли так страшен век грядущий, как его живописует израильский историк-медиевист Юваль Ной Харари?

Юваль Ной Харари. «21 урок для XXI века»Страх перед неизвестностью и торговля апокалипсисом — это то, что издавна позволяло велеречивым рассказчикам о грядущем конце заработать себе на хлеб. История Ноева ковчега концептуально находится в той же плоскости, что и книга Юваля Ноя Харари. Предвкушение Содома и Гоморры глубоко укоренено в традиции европейской мысли: если до эпохи Просвещения основная угроза усматривалась в божьей каре за грехи, то с началом бурного технологического прогресса главным врагом будущего и вестником апокалипсиса был объявлен технологический прогресс.

«21 урок для XXI века» является завершающей частью трилогии о прошлом и будущем человечества. В первой книге-бестселлере Sapiens мы наблюдали, как человеческому виду удалось покорить нашу планету. Во второй книге-бестселлере Homo Deus мы смотрели, как человек преодолевает свое биологическое начало и становится ближе к богам, чем к людям, которых знала история на протяжении десяти последних тысячелетий. Новая работа, которая также стала бестселлером, апеллирует к проблемам настоящего и ближайшего будущего.

В несколько алармистском духе автор обозначает вызовы, с которыми столкнется человечество. «Над нами нависли угрозы, связанные с экологической катастрофой, оружием массового уничтожения и потенциально разрушительными технологиями. Что еще важнее, сегодня искусственный интеллект и биотехнологии позволяют преобразовывать и создавать жизнь. В ближайшее время кто-то должен, опираясь на четко сформулированные или подспудно сознаваемые концепции смысла жизни, принять решение об использовании этих возможностей».

В Англии XIX века боязнь работников мануфактур новых автоматических машин и безработицы после их внедрения вызвала к жизни луддитское движение, члены которого физически уничтожали оборудование, отнимавшее работу у человека труда.

Примерно в то же время английский священник Томас Роберт Мальтус писал, что из-за биологической потребности человека к продолжению рода численность населения будет постоянно возрастать, пока есть средства существования. А поскольку эти средства растут в арифметической прогрессии, а народонаселение — в геометрической, человечество обречено на вымирание. Войны и эпидемии надо рассматривать как лекарство против заложенной в человеке болезни плодовитости, полагал священник.

Вопреки пророчествам, к XXI веку земля все еще способна прокормить каждого. А внедрение машин в итоге позволяет создавать еще большее количество рабочих мест, чем было до этого. Возможно, что и те угрозы, которые видит в будущем Харари, будут преодолены человечеством так же легко, как и предыдущие, и с меньшими на то интеллектуальными усилиями, чем требовались автору книги.

Не хотелось бы принижать достоинства «Уроков», изрядно наполненных как редкими фактами о нашем мире, так и совершенными банальностями. Но, к разочарованию читателя, к концу повествования становится очевидно, что автор не в состоянии дать рецепт против угроз нового века. Вместо этого Харари призывает ответить на вопрос, кто такой человек: «По мере своего развития человечество придумывало все более сложные и запутанные истории о себе самом, и понять, кто мы такие, становилось все труднее». Впрочем, поразмышлять об этом можно и за этой книгой, и за любой другой.

Возможно, Юваль Ной Харари станет одним из главных публичных интеллектуалов начала XXI века, сместив с этого поста Фрэнсиса Фукуяму, автора книги «Конец истории и последний человек». Последний прославился в начале 1990-х тем, что предсказал конец нелиберального мира с крушением социалистической системы. Она рухнула, но нелиберальных демократий с каждым годом становится больше. Да и с выходом книги, как мы знаем, история не закончилась.