$ 76.23
 91.15
£ 105.04
¥ 70.11
 82.68
GOLD 1763.33
РТС 1474.85
DJIA 34035.99
NASDAQ 14038.76
 4525210.00
мнения

«Пока не заносит, но все равно страшно»

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Биржевые аналитики и ряд СМИ вновь заговорили о грядущем финансовом кризисе в конце 2020 года. Эксперты, опрошенные журналом «Компания», разошлись во мнениях по прогнозам исторического обвала, однако признали, что в России ситуация более сложная.

Сторонники теории скорого кризиса в основном ссылаются на избыточную денежную массу и «целую россыпь финансовых пузырей» на фондовом рынке США. По их мнению, именно Штаты стараются «закидать проблемы деньгами».

Также в таких прогнозах часто приводится индикатор Уоррена Баффетта, который рассчитывается как соотношение суммарной стоимости рынка США к ВВП, выраженному в долларах. Сейчас он действительно находится на 30-месячном максимуме. Если индикатор приближается к 200%, как это было в 1999-м и частично в 2000 году, то «вы играете с огнем», объяснял ранее сам инвестор в статье для журнала Fortune. Приемлемым уровнем Баффетт считает 70–80%.

Кроме того, тревожным сигналом являются и показатели корпоративных доходов и капитализации индекса S&P500 — сейчас показатель максимально оторван от финансовых показателей компаний по причине перенасыщения деньгами.

Журнал «Компания» узнал у независимых экспертов и инвесткомпаний, насколько объективны прогнозы финансового кризиса и как действовать инвесторам, чтобы не лишиться средств.

Независимый аналитик по вопросам экономики Дмитрий Адамидов:

Сейчас действительно есть основания для наступления кризиса. И они заключаются в том, что есть некоторая растерянность и в профессиональных сообществах, и в политиках. Становится очевидным, что мы входим в беспрецедентную ситуацию.

Есть полное ощущение, что ты ведешь машину, а она тебя не слушается: пока не заносит, но все равно страшно.

Мы идем по сценарию западных стран 70-х годов. Там была стагфляция, но не было ярко выраженного экономического спада, при этом были высокая инфляция и безработица. Биржа была спокойной, а чудовищных спекуляций устраивать не удавалось. Вот к этому мы идем, но в другом масштабе и со своими особенностями: у нас криптовалюта, рынки более мобильны. Мы идем к высокой инфляции по большинству валют, и никто не будет сворачивать денежную эмиссию. Это не то чтобы технически невозможно, это мозги не готовы. Последние 30 лет всех учили, что единственный способ решить проблему — это дать или не дать деньги.

Если мы идем по стабилизационному сценарию, то вкладывать, конечно, будет сложно: ставки всегда ниже инфляции. Будет задача не заработать, а сберечь капиталы. Будут цениться реальные активы. Нужно будет вкладывать в то, в чем хорошо разбираешься.

Инвестиционный консультант, автор YouTube-канала «Экономист на час» Рами Зайцман:

Прогнозы о финансовом кризисе абсолютно реальны. Некоторое снижение рынков должно произойти в первую половину года, скорее всего, весной. Рынки сильно перегреты нереализованными ожиданиями от позитивного влияния вакцинации, от ожидания увеличения пассажиропотока, открытия границ, а по факту мы видим, что декабрьский, а потом январский ажиотаж по поводу вакцинации не смог предотвратить новые локдауны в Европе, поэтому рынкам просто надо выдохнуть.

Верная стратегия зависит от срочности целей инвесторов. Если мы говорим о тех, которые инвестируют в долгосрок, то они могут оставаться в валюте и золоте. Если говорить про среднесрочные инвестиции, то они рисковые в данном формате. В 2020 году люди выходили из долгосрочных ценных бумаг, переходили в краткосрочные, а после снова возвращались. Я думаю, нас ждет просадка, но не столь сильное потрясение, как год назад.

Экономист, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов:

Кризис неизбежен, здесь даже спорить не о чем. Другое дело, когда он наступит — все споры идут об этом. Кризис наступит, поскольку надулись грандиозные пузыри. В истории вообще не было такого, даже в кризис 2008 и 2009 годов. Тогда печатный станок ФРС создавал денежную массу на порядок меньше: на начало финансового кризиса в 2007-м активы ФРС составляли примерно $800 млрд, а сегодня валюта баланса подбирается уже к 8 трлн долларов, это все перетекает на финрынки.

Сценариев много: постепенное сползание, обесценивание доллара, другие считают, что, наоборот, сознательный обвал: просыпаетесь утром, а вместо доллара — одна макулатура. Конечно, более благоприятным является сценарий постепенного сползания, но я бы не исключил и резкий обвал.

Понятно, что сейчас в плане инвестиций надо уходить во что-то «твердое». Сейчас не время заниматься поиском прибыли — надо сохранять то, что заработано. Для этого нужны твердые активы. Золото на первом месте. На протяжении многих столетий именно золото было стабилизатором — это не инструмент, а тезаврация.

Управляющий директор инвестиционной компании «Московские партнеры» Евгений Коган:

Ситуация как с блондинкой: либо увидит динозавра, либо не увидит. С одной стороны, да, мы видим ускорение инфляции и видим, что 10-летние US treasures (долговые обязательства Минфина США — Прим. «Ко») начали проседать, уже торгуются почти на уровне 1,5%. Это действительно не очень хорошо при нулевых ставках.

Мы видим, с одной стороны, дико перегретые цены на большое количество активов, а с другой — характерные признаки «предкризисья», когда приходят миллионы новых людей на рынок. Они начинают заниматься всякой ерундой, в частности: недавнее «робингудство», «рэддитство» (речь идет о бунте трейдеров с Reddit, искусственно поднявших акции GameStop — Прим. «Ко»), взлеты каких-то непонятных компаний, совершенно неоправданные забеги в бумаги второго эшелона. То есть мы видим целый набор причин и психологического, и экономического, и социального характера, которые подсказывают, что рынки или целые сектора сильно перегреты.

На другой стороне есть его величество ликвидность и великая ФРС, которая еженедельно по $20 млрд вливает. Это только программа QE (монетарная политика регуляторов для стимулирования национальных экономик — Прим. «Ко»). Кроме QE есть еще и матпомощь американцам, есть работа печатного станка банков Англии, Канады, ЕЦБ. Когда так много денег, то очень сложно рынкам упасть.

Есть такое выражение: «любовь нечаянно нагрянет», то же самое с кризисами. Они как состояние влюбленности, раз — и приходят. Когда мы все ждем этого кризиса, это с трудом может случиться.

Правильнее всего средства держать в долларах и, скорее всего, в коротких бондах надежных корпораций. Они будут давать 2–4% годовых в долларах, но зато стабильно и понятно. Спасение для рынков — это только короткие надежные бонды.

Экономист, главный портфельный управляющий инвестфонда «КТ» Вячеслав Зайченко:

Да нет никаких финансовых кризисов, нет никаких проблем. Я не вижу никаких макроэкономических оснований для этого: ни в Америке, ни в Европе, ни по макроэкономической статистике, ни в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Наоборот, сейчас общая тенденция нацелена на рост, и, возможно, мы стоим перед очередным нефтерастущим большим рынком, который продлится 5–8 лет.

Экономических оснований для кризиса я не вижу. Американская экономика восстанавливается — они утвердили около 1,5 миллиарда долларов на 10 лет. Как на таких деньгах может быть кризис? В этот холодный год по всему миру выросли продажи азиатского и российского газа. По-моему, кризиса нет. Если говорить про Россию, то в России уже перспектив нет.

Рубль — это не валюта, а бумажка, которая связана напрямую с ценой на Brent.

Поэтому ЦБ пытается манипулировать со стоимостью рубля: он скупает валюту, но денег у регулятора мало, а у мирового валютного рынка их гораздо больше. В ближайшие пару недель или в течение месяца будет небольшая коррекция, но дальше нефть станет расти.

Руководитель отдела макроэкономического анализа ГК «ФИНАМ» Ольга Беленькая:

Мягкая политика центробанков помогает госсектору финансировать антикризисные расходы и оказывать поддержку бизнесу и населению, а компаниям — рефинансировать долги и избегать банкротств. С другой стороны, отложенный потребительский спрос и рекордно низкая стоимость денег выталкивают инвесторов в погоне за доходностью в рискованные активы. Поскольку реальная экономика из-за пандемии и ограничительных мер восстанавливается медленнее, чем финансовые рынки, складывается ощущение «перегретости» рыночных активов.

Тем не менее финансового кризиса мы — по крайней мере, в ближайший год — не ожидаем. По мере распространения массовой вакцинации ведущие экономики мира будут открываться, что должно способствовать повышению экономической активности и прибылей компаний — собственно, на это сейчас и делают ставку рыночные инвесторы. При этом, как уверяют руководители крупнейших мировых центробанков, денежно-кредитная политика будет оставаться мягкой еще длительное время, что позитивно для рисковых активов. Тем не менее коррекция на рынках вполне возможна.

Для инвесторов, как и всегда, необходима осторожность и диверсификация. В России, как и во всем мире, в прошлом году был существенный переток средств из банковских депозитов на фондовый рынок, в том числе в акции иностранных компаний. Резкого повышения депозитных ставок в банках мы пока не ждем, поэтому инвестиции на финансовых рынках в этом году, скорее всего, по-прежнему будут интересны.

Экономист, доцент РЭУ им. Г. В. Плеханова Владимир Колмаков:

Предпосылок для возникновения кризиса у нас много. Кризис — он в доверии, кризис — в головах. С этого всегда все начинается. Таких пузырей, как в 2007 году, сегодня нет, хотя признаки намечаются. Сегодня регуляторы многих стран активно вмешиваются и стараются не допускать их разрастания.

Поэтому в ближайшем будущем ждать повторения 2007–2008 годов я бы не стал, но предпосылки, если ничего не делать и наращивать объемы неконтролируемых операций, могут появиться. Сегодня есть больше входов: часть денег направляется в сырьевой сектор, ценные бумаги, также стало больше индивидуальных инвесторов, а большая активность валют между секторами минимизирует риски, но, с другой стороны, может стать фактором управляемого кризисного движения.

Аналитик «Фридом Финанс» Елена Беляева:

С одной стороны, пузырь на рынке, без сомнения, присутствует. Если создастся подходящий повод, который испугает участников рынка и заставит фиксировать прибыль, то индексы полетят вниз, стремительно и безоглядно.

С другой стороны, на подходе новая программа стимулирования экономики на 1,9 млрд долларов, и неизбежно часть из этой суммы придет на фондовый рынок. Выходящие макроданные сигнализируют о восстановлении экономики. История доказала, что рынок мог подниматься гораздо дольше, чем это считалось возможным.

Так что, по-видимому, открывать «шорты» еще не время, более благоразумно плыть по течению, пока это течение не поменяется. При этом важно не забывать планировать пути отхода, просчитывать риски и уровни стоп-заявок. Чтобы момент, когда его величество рынок надумает поменять направление, не застал врасплох. Это стандартная тактика выживания, про нее не следует забывать.