$ 77.02
 89.79
£ 97.95
¥ 73.03
 83.34
GOLD 1859.58
РТС 1195.77
DJIA 26818.40
NASDAQ 10680.34
бизнес

Трещина в фундаменте «Федерации» все-таки была

Сергей Полонский. Фото: Коммерсант/Легион-медиа Сергей Полонский. Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Экс-акционер Mirax Group Максим Привезенцев опубликовал новый фрагмент своей будущей книги «История мираксздания», в котором он рассказывает свою версию знаменитой истории про трещину в фундаменте башни «Федерация». Оказывается, она все-таки была. Приводим в журнале «Компания» главу из черновика будущей книги полностью.

Наблюдая, как бывший миллиардер повторяет заученную мантру, что построил самое крутое здание в Европе — башню «Федерация», хочется напомнить, что стройку Полонский бросил в руинах, сбежав от Фемиды в 2013 году, и пролить свет на одну историю, связанную с этим проектом, ставшим символом Москва-Сити для непосвященных и пособием для специалистов: как нельзя строить.

В декабре 2006 года вокруг строительства башни «Федерация» разразился скандал.

Депутат Лебедев (Александр Лебедев, бывший депутат Государственной думы, владелец «Национальной резервной корпорации». — Примеч. ред.) публично заявил, что залитый с помпой «рекорда Гиннесса» в феврале 2006 года фундамент башни «Федерация. Восток» дал трещину. Доказательств депутат не привел, но эффект разорвавшейся бомбы случился.

Пресса тиражировала заявление Лебедева, а Полонский на собранной по этому поводу пресс-конференции заявил, что заплатит миллион, если ему предоставят фотографии трещины, отказавшись при этом от судебных исков к депутату за клевету.

В своем заявлении девелопер не блефовал. Операция «Трещина» к этому моменту завершилась. Доказать факт существования проблемы без участия экспертов, которые на этом заработали и мотивированно молчали, было невозможно.

А история была поучительной. 26 февраля пресс-служба Миракса выпустила заявление: «Сегодня корпорация Mirax Group завершила заливку фундаментной плиты в основание башни "А" делового комплекса "Федерация". Специфика заливки тяжелого бетона при пониженной температуре не позволяет лить бетон на промерзший грунт. В связи с этим началу заливки предшествовал тщательный прогрев основания, который длился несколько суток. Процедура заливки длилась непрерывно в течение 61 часа. Всего было залито 14 тыс. кубометров бетона. Единовременная заливка бетонной плиты такого объема проводилась впервые в мире. Факт заливки фундамента башни "А" комплекса "Федерация" зарегистрирован в Книге рекордов Гиннесса. Главный редактор Книги рекордов Гиннесса Крейг Глендей вручил почетный диплом рекордсмена директору по строительству комплекса "Федерация" Артуру Александрову».

Только специалисты, не посвященные в стиль управления строительством Полонским, могли в тот момент задаться вопросом: «А зачем лить бетон в таких колоссальных объемах в мороз, ведь риски некачественного набора прочности бетонной плиты огромны?»

Специалистам в «Мираксе» ситуация была понятна абсолютно. На мартовские праздники Полонский отправлялся в Куршевель, и ему было необходимо блеснуть там новым рекордом.

Сразу после новогодних праздников Полонский поставил задачу заливки плиты до 1 марта. На совещаниях по строительству эта дата фиксировалась, но с оговоркой: «если позволит погода». Имелось в виду, что заливка бетона будет возможна при положительных уличных температурах.

На тендере подрядчиков были представлены две заявки. Площадь плиты — 3500 кв. м, объем бетонирования — 14000 куб. м, высота плиты — 4 м, вес арматуры — 1300 тонн стали.

Турецкая компания «Ант Япы» дала предложение — 4 900 000 долларов. Китайская компания China State Construction Engineering Corporation (Всекитайская инженерно-строительная корпорация) — 4 400 000 долларов.

С турками у директора по строительству комплекса «Федерация» Александрова были более чем дружеские отношения. Турки лили бетон в фундамент и каркас башни «Б». Скорость и качество работ были удовлетворительными, хотя цена была выше рынка. Но мы строили первое высотное здание и на цену смотрели до поры до времени сквозь пальцы, главное — сроки и качество.

Хорошие отношения с турками были и у Темникова, в планах которого было создание нового подразделения в корпорации — «Миракс-монолит» (создано в сентябре 2006 года). Задача подразделения станет выполнение функции прослойки между подрядчиком и заказчиком для «оптимизации» налогов. Такую же схему Темников чуть позже реализует и в перепродаже энергоресурсов (компания «БФ-Энергия», контролируемая его кипрским офшором «Томстаун Менеджмент Лимитед», перепродает электричество в Сити и по сей день).

Дружба с Темниковым давала возможность туркам быть уверенными, что в будущем «Миракс-монолит» будет их контрактовать для бетонных работ. Но монополия «Ант Япы» не устраивала других акционеров компании. Было очевидно, что «Миракс» теряет деньги. Поэтому и были проведены переговоры со «Всекитайской инженерно-строительной корпорацией». Опыт работы с китайцами в «Мираксе» уже был. Китайская компания «Юанда» вела подряд по производству и монтажу фасада небоскреба, и их цена, сроки и качество были превосходны.

При подготовке к тендеру обе компании заявляли, что смогут лить бетон только в плюсовые температуры и не возьмутся за работы в мороз, однако при вскрытии конвертов тендерной комиссией обнаружилось, что турки подтверждали, что смогут бетонировать плиту и в мороз.

У присутствующих на тендере не было сомнений, что турки воспользовались инсайдерской информацией о главном требовании Полонского при выборе подрядчика.

Разница в предложениях была существенной.

Специалисты Turner (стройнадзор), Чобан (архитектор), Травуш (главный конструктор Москва-Сити) и службы заказчика дали отрицательное заключение по возможности единовременного бетонирования такого объема в мороз. Но Александров и Темников убедили Полонского, что разница в полмиллиона долларов не существенна по сравнению со сроками. А в качестве работ турок они уверены.

Отбросив все доводы, кроме сроков, Полонский принял предложение турок, обложив их огромными штрафами за срыв сроков. И выдал письменное уведомление надзорным специалистам, что берет риски на себя.

23–25 февраля. Средняя температура в Москве была −7 °C. Арматура промерзла. Тепловые пушки и сооруженный турками саркофаг из полиэтилена едва поддерживали нулевую температуру внутри. Прогноз по морозам в ближайшие недели был плохой, специалисты говорили (но не настаивали), что лить в мороз бетон нельзя (для справки: в 14000 куб. м бетона — примерно 2500 тонн воды), но Полонский решает, что можно, и 24 февраля началась непрерывная заливка плиты.

Бетонные заводы и турки отработали безупречно, и плита была залита 26 февраля.

Полонский, счастливый, улетел в Куршевель, а температура начала падать и 1 марта опустилась до −17 °C. Это стало катастрофой.

«Вылетая частным бортом из "Внуково-3" в Куршевель, предвкушая, как в ресторане Le Chabichou за бокалом "Либер Патер" ты небрежно произносишь: "Я залил самый большой и толстый фундамент", — трудно заставить себя думать о рисках заливки бетона под небоскреб в мороз».

Плиту укрывали тепловыми настилами, грели электричеством, но ее объем был огромен, и согреть ее не удавалось. Спустя две недели, не дожидаясь набора прочности фундамента и результатов экспертиз, подгоняемые штрафами за срыв сроков, турки установили на плите кран и начали армирование первого подземного этажа.

Спустя месяц стало понятно, что плита треснула и не может нести нагрузку в 96 этажей.

Репутация многих людей и компаний была поставлена под угрозу, не говоря об угрозе самому проекту. Работы были остановлены под предлогом «плита еще не набрала прочность», и три месяца в обстановке секретности все силы были брошены на поиск ответа на вопрос «Что делать?». Плиту закрыли от посторонних глаз, выставили охрану и никого, кроме «своих», не подпускали.

Вердикт специалистов был убийственным: плита имеет трещины и не несет проектной нагрузки. Продолжать строить здание возможно только при заливке такой же плиты поверх дефектной. Полонский сопротивлялся, но после угроз специалистов опубликовать акты и заключения согласился.

Последствия для «Миракса» были следующие:

  • срок строительства заморожен на шесть месяцев;

  • расходы на новую плиту составили 4,5 млн долларов;

  • расходы на пиар и сокрытие информации — 0,5 млн долларов;

  • потеря этажа 3500 кв. м * 5000 долларов — 17,5 млн долларов;

  • перепроектирование инженерии — 0,5 млн долларов;

  • отказ от «балрумов» отеля «Гранд Хаятт», запроектированных в потерянном этаже, привело к отказу «Хаятта» от строительства гостиницы в башне «Восток».

Цена понтов в 23 млн долларов Полонского напрягла, но ничему не научила. В тот момент уже шел необратимый процесс его помешательства от чувства собственной гениальности. Тогда он перестал слушать специалистов, а через пару лет перестанет слышать любого, не согласного с его мнением.

В декабре 2006-го Лебедев озвучил проблему с трещиной в башне «Федерация», но никаких доказательств этому не нашлось. Специалисты молчали, поскольку залитая вторая фундаментная плита с лихвой решала задачу надежности конструкции, а признать факт допущения производства работ с нарушением норм и правил им было не нужно, репутация — вещь одноразовая. Башню продолжили строить китайцы вместо турок, они люди умные, зачем им конфликт с заказчиком, а турки не самоубийцы говорить, что они залили некачественную плиту. Александров лишился работы и молчал, поскольку ему для нового трудоустройства нужна была позитивная анкета и репутация.

В плюсе был только Темников. Его компания «Миракс-монолит» в сентябре 2006 года стала прослойкой между подрядчиком и «Мираксом» под предлогом «оптимизации» налогов.