$ 75.74
 89.66
£ 97.84
¥ 72.44
 83.11
GOLD 1950.52
РТС 1228.64
DJIA 27657.42
NASDAQ 10793.28
расследования

Сотрудников «Росатома» мобилизуют голосовать по поправкам в Конституцию

Председатель Наблюдательного совета госкорпорации «Росатом» Сергей Кириенко и ее генеральный директор Алексей Лихачев.  Фото: ТАСС Председатель Наблюдательного совета госкорпорации «Росатом» Сергей Кириенко и ее генеральный директор Алексей Лихачев. Фото: ТАСС

Жители закрытого города Заречного утверждают, что директор Белоярской АЭС требует от глав подразделений станции обеспечить явку персонала на голосование по поправкам в Конституцию. По их словам, подобное происходит и на других предприятиях «Росатома» в городе. В госкорпорации и Территориальном избиркоме Заречного это отрицают.

Фото слайда с поручением главам структурных подразделений «обеспечить контроль за регистрацией иногородних сотрудников в ТИК для голосования по месту нахождения, явку персонала на голосование 25–30 июня согласно квоте, ежедневный доклад ЗДУП (заместитель директора по управлению персоналом) о количестве проголосовавших сотрудников директору АЭС и главе Заречного» обнародовал 23 июня городской паблик «Заречный за кулисами» в соцсети «ВКонтакте». Анонимные авторы сообщения утверждают, что слайд снят на еженедельном оперативном совещании директора Белоярской АЭС Ивана Сидорова с руководителями станции.

В личной переписке с корреспондентом «Ко» администраторы паблика, называющие себя «группой оппозиционно настроенных молодых жителей города», сообщили, что нечто подобное происходит и на других предприятиях «Росатома» в Заречном — АО «Институт реакторных материалов», «Атомэнергоремонт», БАЭС-АВТО.

«Квота, о которой говорится в резолюции Сидорова, как правило, составляет 100 % от общей численности персонала, — утверждает собеседник "Ко". — Чтобы отследить ход голосования, организуются "звездочки" с самого низшего структурного подразделения (лаборатория, участок, бригада) и до самого высшего руководства предприятия. Начальник каждого подразделения — руководитель звездочки, а его подчиненные — члены этих звездочек. Каждый работник обязан прийти на избирательный участок, проголосовать и доложить своему начальнику. Отчеты составляются в виде схем и таблиц и, укрупняясь, передаются наверх по инстанциям. Далее по цепочке доклады идут вверх вплоть до главы "Росатома" Лихачёва. На избирательных участках находятся назначенные работники БАЭС, которые фиксируют явку персонала. Поэтому избежать контроля невозможно».

Как проголосовали работники АЭС, по их словам, тоже не составляет труда понять, и люди этого боятся. «Заречный — город маленький, каждый житель приписан к конкретному участку, практически каждого можно "сосчитать". Скажем, на участке 2 зарегистрировано 1000 человек. Из них работников БАЭС 300, явка которых составила 100 % при средней явке по городу 40 %».

Примеров агитации за конкретный результат голосования собеседник не назвал. По словам бывшего сотрудника Белоярской АЭС, непосредственные руководители просто напоминают подчиненным, что их благосостояние напрямую зависит от государства. Этого бывает достаточно, потому что люди боятся потерять работу: найти ее в Заречном или в отрасли вообще «инакомыслящему» будет трудно.

К работе с регионами во время выборов привлекают политтехнологов из команды экс-руководителя госкорпорации, первого замглавы Администрации президента Сергея Кириенко. До 2017 года Управление «Росатома» по работе с регионами возглавлял Александр Харичев (сейчас замглавы УВП АП), теперь им руководит Андрей Полосин.

Собеседники «Ко» в Заречном утверждают, что руководители управлений по работе с регионами «Росатома» и «Росэнергоатома» регулярно выезжают на территории «атомных» городов, проводят встречи с персоналом и работниками муниципалитета. Это связано, в частности, с тем, что уровень протестных настроений в Заречном растет. «Если в 2012 году они (представители "Росатома". — "Ко") одержали безусловную победу, взяв в Городской думе 12 мест из 20, то в 2016 году им удалось сохранить лишь 8 мест».

Дозвониться до Белоярской АЭС корреспонденту «Ко» не удалось: телефоны руководителей пресс-центра и группы внутренних коммуникаций станции 24 июня не отвечали. В «Росатоме» и в ТИКе города Заречного, где расположена АЭС, всё ожидаемо отрицают.

В департаменте «Росатома» по работе с регионами отказались комментировать ситуацию, переадресовав в департамент коммуникаций. «Подобных распоряжений директора станции не может быть, я думаю, что это чушь, — заявил "Ко" представитель госкорпорации Андрей Иванов. — Обратитесь в Избирательную комиссию города Заречного».

«Такое распоряжение не может существовать, явка у нас добровольная, — заверила "Ко" председатель Территориальной избирательной комиссии Заречного Оксана Гаплик. — Каждый избиратель сам решает, приходит он или не приходит. У меня на участках с завтрашнего дня начнется работа, там посторонних не может быть. Будут только члены комиссий, вышестоящие, наблюдатели или волонтеры. Каких-то иных лиц на участках не будет. Если они будут, то они где-то, может быть, и будут, но мы это не контролируем. Мы на участки никого не пускаем чужих».

На вопрос, не входят ли назначенные следить за явкой коллег сотрудники АЭС в состав избиркомов, Оксана Гаплик заметила, что на территории муниципалитета 14 комиссий, в которые входит 161 человек. «Может быть, где-то есть члены комиссии (назначенные АЭС), но они всё равно эту работу (отслеживать явку коллег — "Ко") выполнять не будут, однозначно. У них совсем другая работа. Никаких они подсчетов вести не будут, однозначно», — уверяет глава ТИК.

В Заречном утверждают, что такой порядок мобилизации на выборы на предприятиях «Росатома» существует уже лет 15. «"Росатом" — федеральная структура, поэтому разнарядка приходит прямо из Москвы», — объясняет собеседник «Ко».

Работавший ранее с «Росатомом» политтехнолог Григорий Казанков, которого коллеги называют ответственным от Администрации президента за корпоративную мобилизацию на голосование по поправкам в Конституцию, заявил «Ко», что о таком порядке на АЭС ему не известно.

«Как-то никогда особо такого порядка не было, просто надо разбираться с Белоярской станцией, — говорит он. — Я не очень понимаю, как они могут проследить? Проследить же невозможно. Условно говоря, какой-нибудь начальник смены или начальник лаборатории на станции может поинтересоваться у своих сотрудников: Вася, Петя, Маша, вы проголосовали уже? Отлично, ставим галку. Собираетесь, ну хорошо, проголосуете — скажете. Вот на таком уровне может быть».

Политтехнолог поясняет, что на предприятиях «Росатома» всегда интересовались, как голосуют сотрудники, но повлиять на голосование не стремились. «Если бы эта система была и если бы она работала, то и мэром (Заречного) был бы какой-нибудь послушный "Росатому" человек. И "Единая Россия" бы там 70 или 80 % набирала, а она там набирает, как правило, ощутимо меньше, чем в среднем по региону. Я думаю, что они ведут какую-то работу в том смысле, что говорят "да, это важно — участвовать, гражданскую позицию проявлять". В этом никакой беды не вижу», — заявляет Казанков.