$ 76.64
 90.57
£ 100.26
¥ 73.14
 84.48
GOLD 1896.11
РТС 1146.98
DJIA 28115.25
NASDAQ 11416.75
финансы

Центробанки бессильны перед экономическим кризисом

Фото: 123rf/legion-media Фото: 123rf/legion-media
Евгений Коган — президент инвестиционной компании «Московские партнеры»

Последние новости о денежно-кредитной политике мировых центральных банков вызывают смешанные чувства. В начале коронавируса на монетарную политику возлагали много надежд. Регуляторы развивающихся стран начали активное снижение ключевой ставки, чтобы стимулировать кредитование. В развитых странах со ставкой, близкой к нулю, центральные банки расширяли свои балансы с этой же целью. Однако в последнее время мы наблюдаем застой в монетарной политике.

Центральные банки России, Бразилии, Южной Африки, Индии приостановили цикл снижения ключевых ставок. Банк Турции и вовсе начал ее повышение, но это, конечно, случай исключительный. Регуляторы развивающихся стран в своих отчетах отмечают отсутствие у центрального банка пространства для маневра. Если ставку повысить, долговая нагрузка на развивающиеся страны взлетит. Если понизить, будет отток капитала и обесценение отечественной валюты. В общем, шаг влево, шаг вправо — расстрел.

К эффективности инструментов центральных банков развитых стран также немало вопросов. Банк Канады расширяет свой баланс более чем на 300 %, ФРС — на 70 %, Банк Англии — на 40 %. Задумайтесь, насколько это много. Тем не менее рассуждения на тему «Как еще ЦБ может помочь экономике» продолжаются, ибо помощи недостаточно. ФРС вводит таргетирование средней инфляции, Банк Японии таргетирует долгосрочные ставки, Банк Англии обсуждает введение отрицательных ставок. Более того, сам Пауэлл, глава ФРС, высказывается, мол, «ФРС мало что еще может сделать».

В общем, сбылось то, о чем я размышлял больше месяца назад. Монетарная политика не может взять и решить насущные для экономики проблемы. Регуляторы связаны по рукам и ногам.

Становится все очевиднее, что конкретно в этот кризис экономикам нужна фискальная поддержка. Причем дело не только в том, что монетарная политика свой потенциал исчерпала. Более важно, что конкретно формат этого кризиса нуждается в поддержке фискальной больше, чем в монетарной.

Коронавирус от кризиса 2008-го отличается тем, что из-за локдауна в конкретных отраслях полностью отсутствуют денежные потоки. Это уникальный случай, когда часть экономики просто отключилась. То есть даже если все агенты забудут про коронакризис, улучшат ожидания и дружно пойдут потреблять и брать кредиты — они не смогут потом по ним расплатиться. Если сделать вид, что пандемии нет, она никуда не пропадет. Тут поможет только безвозмездная помощь правительства.

Все прекрасно понимают, что фискальные трансферты помогут в кризис намного больше, но это всё очень дорого обходится правительству, и такие решения непросто принять.

Какой вывод можно сделать из этого? Есть две категории стран, которые больше всего пострадают от коронавируса. Прежде всего те, кто потратили слишком мало, — без поддержки правительства люди просто обеднеют, а бизнес обанкротится. Это приведет к плачевным долгосрочным последствиям для экономики. А также те, кто потратили слишком много, — если у страны еще до пандемии были проблемы с долгом и она начала сильно наращивать государственные расходы, то это может обернуться дефолтом для страны. А там и валютный кризис, и банковский…

Однозначно есть золотая середина. Но для разных стран она приведет к разным результатам.

В развитых странах или развивающихся странах с низким долгом, как Россия, есть пространство нарастить фискальную поддержку и получить неплохой результат (жаль, что мы не воспользуемся этим преимуществом).

А вот для развивающихся стран с большими долгами, даже если правительство ведет себя грамотно, хеппи-энда я бы не стал ждать. Достаточно денег потратить они вряд ли смогут, даже если захотят. Все закончится падением деловой активности, бедностью и закредитованностью на долгие годы — а может, и дефолтами.


Материал подготовлен при участии Марии Филюшиной