$ 75.74
 89.66
£ 97.84
¥ 72.44
 83.11
GOLD 1950.52
РТС 1228.64
DJIA 27657.42
NASDAQ 10793.28
финансы

Валюта бежит из Белоруссии

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

В условиях политического кризиса в Белоруссии в обменных пунктах страны образовался дефицит валюты. Эксперты считают, что это может спровоцировать девальвацию белорусского рубля. Повторится ли в стране ситуация 2011 года, когда цены выросли более чем в два раза, и перекинется ли кризис на российскую финансовую систему? Журнал «Компания» узнал ответы на эти вопросы у экономистов из России и Белоруссии.

Рецессия белорусской экономики началась еще до пандемии коронавируса. За первый квартал 2020 года белорусский рубль девальвировал к доллару на 24% (по данным Белстата). На такое же значение с 1 июля этого года увеличилась и рублево-денежная масса, а денежная база возросла на 35%. Такая негативная динамика – это расплата за непрофессиональное управление макроэкономикой, сказал в беседе с «Ко» белорусский экономист Ярослав Романчук.

«Экономический и финансовый кризис в стране усугубился политическим. Сейчас в банках есть рекордный спрос на операции по безналу. Если раньше он составлял 10 млн белорусских рублей, то сейчас 100 млн. Значит нужно завозить наличные деньги. Золотовалютных резервов у нас на $9 млрд, из них наличной валютой около $4,5 млрд. Это при том условии, что из банков не будут забирать твердую валюту. Если Нацбанк начнет печатать дополнительные деньги, то положение станет очень серьезным», – отметил он. 

«Белорусское государство живет за счет будущих поколений»

Официальный курс доллара к белорусскому рублю на среду вырос на 1,85%. В условиях политического кризиса белорусы начали массово скупать валюту, что привело к ее дефициту в обменниках. Опрошенные «Ко» эксперты считают, что это вызвано снижением уровня доверия к властям и банковской системе. 

По данным Белстата, за первую половину 2020 года белорусский экспорт сократился на 20%. Это может испугать инвесторов и предпринимателей – в такой ситуации они могут забрать свои активы и переехать в другие страны, считает Романчук. 

«По моим подсчетам, курс белорусского рубля по отношению к доллару составит минимум 3 рубля (по состоянию на 25 августа курс равняется 2,56). Белорусское государство живет за счет будущих поколений. У банков и предприятий плохие активы, падает конкурентоспособность. Последние четыре года зарплаты росли выше темпов производительности труда. За все это нужно будет рассчитываться путем обложений и девальвацией», – заключает эксперт.

Руководитель направления финансы и экономика Института современного развития Никита Масленников отметил в разговоре с «Ко», что белорусские власти и Международный валютный фонд по-разному оценивают ситуацию в Республике. 

«Если смотреть на официальную трактовку Минфина и Центробанка РБ, то они не видят этих рисков, заявляя, что все стабильно. Но МВФ выразил свою обеспокоенность по поводу внешнего долга Белоруссии. В этом году им придется выплатить 3,6 млрд долларов обязательных платежей. Конечно, можно мобилизовать все резервы. Но что будет дальше? Все это вызывает беспокойство у инвесторов», – считает Масленников. 

Чей рубль крепче

Несмотря на сложную ситуацию в Белоруссии, экономисты отмечают, что повторение в стране сценария 2011 года, когда вдвое взлетели цены на продукты и действовал черный валютный рынок, не предвидится. 

«События девятилетней давности повториться не должны. Тогда была некачественная политика Нацбанка и массовое увеличение денежной массы. Но сейчас регулятор повел себя консервативно, не пошел на поводу у властей. И если бы не политический кризис, начавшийся после выборов, такого спроса на валюту бы не было. Сейчас люди забирают свои деньги, переводят их в доллары и, думаю, будут вывозить за границу», – говорит Ярослав Романчук. 

Белорусские и российские эксперты сходятся во мнении, что кризис в Белоруссии не окажет существенного влияния на финансовую систему РФ.

«Сильное колебания любой валюты развивающихся экономик провоцирует дополнительную волатильность. Но напрямую резкая девальвация белорусского рубля для России не так опасна», – пояснил Никита Месленников. 

«Белоруссия серьезно привязана к российскому рублю, так как он составляет 50% валютной корзины страны (40% – доллар, 10% – евро). А вот российский рубль не зависит от белорусского. В РБ ВВП составляет $60 млрд, а в России – $1,6 трлн», – добавил Романчук. 

С молоком, но без газа

В условиях глобального кризиса в Белоруссии уже третью неделю бастуют предприятия. По заявлениям властей, производства полностью не останавливаются, но профсоюзы протестующих рабочих утверждают, что производительность труда не превышает 30% от стандартных объемов. 

Основа бюджета Белоруссии – экспортные поставки товаров. Главным партнером РБ является Россия. На российский рынок попадает 47,2% экспортируемых товаров страны. 

Запасов готовой продукции на складах предприятий РБ достаточно, сообщил «Ко» белорусский доцент, кандидат экономических наук Леонид Злотников. По его словам, во время пандемии производства не останавливались, поэтому до середины осени проблем с поставками быть не должно.

«Соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства в первом полугодии 2020 года составило 78,1% против 63,4% в аналогичном периоде 2019-го. Наиболее высокий уровень запасов готовой продукции на 1 июля 2020 года наблюдался в производстве текстильных изделий, одежды, изделий из кожи и меха. Он в 4,4 раза превысил среднемесячный объем производства», – утверждает Злотников.

Эксперты допускают, что затяжной кризис может привести к уходу белорусских товаров с российских прилавков. Такой сценарий имеет свои плюсы и минусы, говорит старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик в компании «Фонд национальной энергетической безопасности» Игорь Юшков.

«Уход с российских прилавков белорусских товаров может привести к удорожанию продуктов. Это связано с тем, что в России дорогое производство молочной продукции и высокий ГОСТ – требования к качеству товара. Но с политической точки зрения это будет правильным решением – появятся новые рабочие места и возможности у местных производителей», – объясняет Юшков. 

Если рассматривать промышленный сектор, то, например, полная приостановка работы БелАЗа и МАЗа выгодна его российским конкурентам КамАЗу и ГАЗу, которые увеличат объем продаж на внешнем рынке. Но проблему Москве может создать сырьевой рынок.

«Россия продает Белоруссии 20 млрд кубов газа в год. Если заводы Республики встанут, то резко сократится объем закупок. В отличие от нефти, свой газ РФ на другие рынки пристроить не сможет из-за проблем с маркетингом. России придется сокращать его добычу, и ее экономика от этого пострадает», – подытожил Игорь Юшков.