$ 78.24
 90.98
£ 99.71
¥ 74.11
 84.22
GOLD 1861.85
РТС 1164.68
DJIA 27173.96
NASDAQ 10913.56
бизнес

Банкротный выход Минца

Борис Минц. Фото: РИА Новости Борис Минц. Фото: РИА Новости

Принадлежащая бизнесмену Борису Минцу компания O1 Group, которая проходит процедуру банкротства на Кипре, задолжала почти $2 млрд. Но юристы считают, что большая часть долга — сомнительна, а сам Минц через аффилированные фирмы хочет оградить свою компанию от «подлинных кредиторов». Журнал «Компания» выяснил у экспертов, кому выгодно судебное разбирательство и чего добивается сам бизнесмен. 

Подробности банкротства O1 Group стали известны из документов ликвидатора компании — старшего директора CRI Group Криса Иаковидеса, которые он предоставил по запросу РБК.

Принадлежащий ЦБ банк «Траст» обвиняет Минца в том, что он искусственно создал некоторые свои долги, чтобы не быть ответственным перед крупными кредиторами. В связи с этим банк подал на Бориса Минца в Высший суд Лондона, считая его действия мошенничеством. Юристы полагают, что ликвидатор компании действует в интересах Минца. Иаковидес отверг обвинения в свой адрес, сказав, что за долгие годы своей практики ни разу не был отстранен от процедуры банкротства. 

Ранее O1 Group Limited владела акциями O1 Properties и была головной компанией группы Бориса Минца. Из-за долга перед Московским кредитным банком (МКБ) O1 осталась без своих активов — офисов класса А в Москве, комплекса «Белая площадь», финансовой группой «Будущее». Но и этого оказалось недостаточно для погашения задолженности. В итоге долги группы были перенаправлены акционеру МКБ Роману Авдееву, который их уже передал кипрской Riverstretch.

При ликвидации группы Бориса Минца не удалось установить ее оценочную стоимость активов. На счете в банке у О1 оставалось всего €64 тыс.

Призрак ВТБ

В 2017 году Борис Минц, а также двое его сыновей Дмитрий и Александр участвовали в сомнительных сделках с облигациями дочерней структуры О1 — «O1 Груп Финанс» на общую сумму в $850 млн. Они были приобретены «Открытием» и Рост-банком. В результате расследования было установлено, что бумаги О1 были выпущены на нерыночных условиях. Тогда семья Минцев покинула Россию и перебралась в Великобританию. После этого в отношении Бориса Минца и его сыновей было возбуждено уголовное дело. Как утверждал тогда Минц, против него была развернута кампания из-за того, что до этого он подверг критике на тот момент президента-председателя правления банка « ВТБ 24» Михаила Задорнова. По словам бизнесмена, ему пытались нанести финансовый ущерб в середине 2017 года во время проведения переговоров между O1 Group и ВТБ о возможном объединении пенсионного фонда «Будущее» (входил в О1) и пенсионного фонда ВТБ, которым руководил Задорнов. 

Публичной историю с уголовным преследованием Бориса Минца делают по двум причинам: чтобы надавить на него, и оказать давление на ВТБ, рассказал журналу «Компания» политолог, президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. 

«Это серьезное обвинение, которое уходит корнями к Костину (президент-председатель правления ВТБ Андрей Костин — прим. ред.). Но я сомневаюсь, что речь будет идти о руководстве ВТБ, иначе это уже будет политическое дело. Скорее всего, речь пойдет о менеджерах, которые сопровождали сделку. Не думаю, что это будет какая-то серьезная история, связанная с претензиями к ВТБ. Но большая доля вероятности, что пострадают представители финансовых организаций. Однако надо еще доказать факт сговора, а это сделать крайне сложно. Ведь, скорее всего, аудиозаписи не велись, документы, которые предполагают сговор, тоже отсутствуют», — говорит он. 

Бизнес Минца был достаточно сложным с точки зрения экономического структурирования и юридических схем, — поделился с «Ко» своим мнением директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин.

«В итоге на каком-то этапе все эти схемы зашли в тупик. Интересы партнеров, кредиторов и всех, кто участвует в бизнесе, пострадали. И решение этих проблем сложно структурировано. Сейчас Минц и его контрагенты, которые так или иначе вложились в бизнес, пытаются найти выгоду в такой ситуации. Отсюда претензии некоторых контрагентов, что тот, кто занимается реструктуризацией, пытается извлечь выгоду для Минца», — считает эксперт. 

По информации O1 Group, долг компании составляет на 2019 год $1,91 млрд. Основными ее кредиторами являются кипрские Agdalia ($360 млн), Centimilia ($10 млн), Milanissa ($17,7 млн), Ratado Holding ($11,7 млн), Delahassie ($21,6 млн). В то же время кипрские юристы «Траста» «настоящими кредиторами» называют сам «Траст» (долг $90 млн), Промсвязьбанк (более 6 млрд рублей в долларах и евро) и компанию Rokiana (около 3,7 млрд руб.). 

По мнению экспертов, для Минца еще не все потеряно, и он может развернуть ситуацию в свою сторону. Павел Салин оценивает возможности сторон в этом конфликте, как равные. 

«Будут вбрасывать компромат с помощью медиа. Судя по тому, что противоположная сторона через СМИ его публично обвиняет, значит они считают, что пока проигрывают. Если бы у Бориса Минца не получалось, то не было бы публичных обвинений в его адрес», — говорит Салин. 

По мнению Дмитрия Абзалова, у Минца есть два сценария действий. Первый – остаться в Лондоне и «надеяться, что тебя не выдадут». В качестве примера эксперт привел сооснователя «Евросети» Евгения Чичваркина, который с 2008 года проживает в британской столице и успешно занимается винным и ресторанным бизнесом. Но с крупным бизнесом это сделать сложнее, добавляет Абзалов, напоминая про Бориса Березовского, который израсходовал все средства. 

«Есть второй вариант — переждать и вернуться в Россию, как было в случае Гуцериева (главный акционер группы «Сафмар» Михаил Гуцериев – прим. ред.). Но есть риск, что возвращение будет строиться по схеме Абызова (экс-министр Михаил Абызов, обвиняется в хищение и выводе за рубеж 4 млрд рублей — прим. ред.) — вернется, а его арестуют. В ближайшее время Минц посмотрит, какие будут обвинения в его адрес, какой будет позиция ВТБ и примет решение. Для возвращения ему нужны гарантии безопасности», — заключил политолог.