$ 76.08
 91.02
£ 101.00
¥ 72.88
 83.85
GOLD 1787.67
РТС 1302.43
DJIA 29910.37
NASDAQ 12205.85
бизнес

Большие деньги «Маленькой страны»

Илья Резник. Фото: РИА Новости Илья Резник. Фото: РИА Новости

«Уголовная дубинка вместо "мирного" суда» — так описывает спор между Музыкальным театром Ильи Резника и сетью детских садов вокруг товарного знака «Маленькая страна» бизнес-омбудсмен Борис Титов. Уполномоченный по правам предпринимателей обратился в прокуратуру с просьбой проверить следователей СК, которые завели уголовное дело в отношении основателей сети садов из-за товарного знака. Юристы Ильи Резника, известного поэта-песенника и владельца театра, озвучили сумму ущерба — более 170 млн руб. Как обычный для российского рынка спор о бренде обернулся уголовным делом, выяснял журнал «Компания».

Название раздора

Предметом спора обычное название стало в 2018 году, когда первые сады работали уже почти пять лет. Сейчас в сеть входит около 60 учреждений в нескольких регионах России (развиваются по франшизе), а всего в сады за время их существования отходило более 50 тыс. детей. Оказалось, словосочетание находилось под защитой: в 2001 году права на товарный знак (ТЗ) «Маленькая страна» получила АНО «Музыкальный театр Ильи Резника». Узнать о существовании одноименных садов помог Интернет, следует из материалов дела в Картотеке арбитражных дел, после чего последовала досудебная претензия и обращение в Арбитражный суд. Как основатели садов позже объясняли СМИ, о товарном знаке они не знали, а название якобы и вовсе придумали родители воспитанников.

На первый взгляд ситуация не выглядела исключительной. Спорных дел, оканчивавшихся судами, в том числе довольно громких, много. Права на шоколадный бренд «Алёнка» отстаивала фабрика «Красный Октябрь» (спор был с конкурентом, фабрикой «Славянка»), спор вокруг торговой марки Cristall зашел между «Союзплодоимпортом» и Сhampagne Louis Roederer, а автоконцерн Volkswagen пробовал оспорить регистрацию товарного знака шоумена Павла Воли VW VOLЯ WEAR.

Как пояснил «Ко» Алексей Аринушкин, патентный поверенный по товарным знакам и руководитель практики BBNP по интеллектуальной собственности, «споры вокруг незаконного использования ТЗ происходят часто, и, если нарушение есть, чаще всего это несложно доказать». Иногда достаточно скриншота с нарушением или протокола нотариального осмотра доказательств. Сложности могут возникнуть с доказательствами размера понесенных убытков, нередко, выиграв дело, истец получает меньшую сумму, чем рассчитывал.

Для российского рынка «использование чужого товарного знака не является чем-то из ряда вон выходящим», согласен первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Предприниматели, особенно в регионах, часто сталкиваются с давлением из-за использования товарного знака, уточняет он. В большинстве случаев дело удается решить в досудебном порядке или прийти к соглашению сторон.

Борьба за знак

Сложно сказать, почему в случае с «Маленькой страной» такая тактика не сработала. Возможно, дело было в сумме претензий: основательница сети Алина Будивская говорила чуть ли не о 180 млн руб., однако адвокат поэта Юрий Романов это отрицал. Досудебные претензии отправлялись, уточнял он, но лишь в семь столичных садов (в Картотеке арбитражных дел «Ко» не обнаружила исков, объем требований по которым составил бы 180 млн руб.).

Спор пробовали решить иначе, досрочно прекратив в Суде по интеллектуальным правам (СИП) правовую защиту товарного знака в сфере воспитания и образования (такое решение было принято, истцом выступала Будивская, речь шла о «профильных» для дошкольного обучения и воспитания 41-м и 42-м классах по МКТУ).

«Илья Резник ведет широкую общественную деятельность, помогает детским организациям, культурным центрам, сам содержит Центр детского творчества, но в периметре его интересов отсутствуют дошкольные учреждения, у него не было ни одного детского сада или яслей с соответствующим названием. И поскольку по данному классу услуг он не использовал товарный знак более трех лет, правовая защита в этой части была снята», — поясняет юрист, руководитель Центра правопорядка в г. Москве и Московской области Александр Хаминский.

Как пояснил «Ко» партнер Nevsky IP Law Кирилл Митягин, практика прекращения прав на ТЗ в связи с неиспользованием весьма распространена, в 2017–2019 годах таких исков подавалось около 300 в год, в 2014–2016 годах дел было еще больше (статистика СИП). За последние шесть лет удовлетворяется ровно половина исков. Решение СИП по спорному ТЗ попало в эту половину, но точкой так и не стало.

Александр Хуруджи, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей, рассказал «Компании», что Арбитражный суд рассмотрел множество исков по делу «Маленькой страны», по всем вынес отказ, более того — установил злоупотребление правом со стороны истца (Хуруджи присутствовал на заседании ЦОП «Бизнес против коррупции», где рассматривалась ситуация). Апелляция, по его словам, также оставила это решение в силе, представители Ильи Резника проиграли, но затем дело перешло в уголовную плоскость.

Как следует из материалов ЦОП «Бизнес против коррупции» (есть у «Ко»), уголовное дело в отношении Будивской А.А. возбуждено в июле 2019 года ГСУ СК России по ч. 1 ст. 180 УК РФ (сейчас — ч. 3 ст. 180 УК РФ, обвиняется в том числе супруг Будивской, Олег); впоследствии уголовное дело передано для расследования в органы МВД России, затем изъято и передано в ГСУ СК России. Речь идет о незаконном использовании чужого товарного знака, ущерб составляет 171 млн руб., максимальное наказание — до четырех лет лишения свободы.

Вопиющий случай или обычный спор?

Эксперты, с которыми беседовала «Ко», по-разному смотрят на обстоятельства дела, правда, сходятся во мнении, что перевод его в уголовно-правовое вызывает вопросы.

«По моему мнению, оснований для возбуждения уголовного дела по 180-й статье УК РФ в данном случае нет. Двумя обязательными поводами для возбуждения дела являются нарушение прав непосредственного правообладателя и нанесение ему ущерба. Материального ущерба не было, поскольку у него не было детского сада или яслей с таким названием», — объясняет Александр Хаминский. Хотя, формально, добавляет он, к какому-то отдельно взятому периоду, в течение которого товарный знак имел правовую защиту, включая его распространение на детские дошкольные учреждения, можно предъявить претензии.

Вместе с тем Хаминский считает, что спору не стоит придавать негативные коннотации. «Когда мы говорим "детский сад", сразу представляются маленькие дети, а к человеку, который считает, что его права нарушены, возникает определенное предубеждение. Такая подача в корне неверна и привносит негативный фон в отношение к однозначно уважаемому человеку. Но вещи надо называть своими именами: есть коммерческая организация, оказывающая услуги детских дошкольных организаций; это хороший, востребованный бизнес — и совершенно обычный. У Ильи Рахмиэлевича имеются права на товарный знак "Маленькая страна". Возник спор, между поэтом, предпринимателем и меценатом Ильей Резником и коммерсантами, владельцами одноименной сети. Совершенно обычный коммерчески спор, а никакой не повод для хайпа на имени одного из его участников», — говорит Хаминский.

Правозащитник также напомнил о кейсе сети «Нежный возраст», которая не раз сталкивалась с открытием в регионах магазинов с похожими названиями. Практически во всех случаях предпринимателей обязали переименовать и убрать эти вывески, а в отношении некоторых были поданы исковые заявления и возбуждены дела.

Вопиющим нарушением гражданских прав и свобод называет дело Виктор Звагельский, зампредседателя Партии роста, исполнительный сопредседатель ЦОП «Бизнес против коррупции». По его оценке, спор в лучшем случае лежит в гражданско-правовой плоскости, смущает Звагельского и количество правоохранительных инстанций, взявшихся за дело, как и сам факт участия Следственного комитета.

«Громкие резонансные дела, связанные с угрозой здоровью и жизни людей, не говоря про экономические преступления, не часто привлекают столь пристальное внимание»,— уточняет Виктор Звагельский.

Он обращает внимание и на сумму ущерба и приводит статистику обвинительных приговоров Мосгорсуда по делам о «пиратстве», где максимальная сумма выплат не превышала 1,5 млн руб.

По словам Александра Хуруджи, уголовное дело было возбуждено Следственным комитетом в июле 2019 года, с тех пор оно дважды прекращалось, но снова возбуждалось прокуратурой. Более того, 3 сентября Суд по интеллектуальным правам снял защиту с товарного знака, в части образовательных услуг, а 6 сентября в садах прошли обыски.

«Представляете, если бы по всем делам была такая активность? У нас как у экспертов сработало очень много маркеров, что это не просто классическое дело. Это большая редкость, когда делом столь активно занимаются, речь идет о масштабе и скорости, с которой все делается, и я не могу вспомнить, чтобы что-то подобное происходило», — говорит Хуруджи.

Обычно в подобных ситуациях выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела из-за гражданско-правового характера спора, в данном же случае есть решение Арбитражного суда не в пользу истца, но возбуждается уголовное дело, идут обыски. Масштаб действий говорит о том, что дело выбивается из принятых стандартов в «отрасли», полагает Хуруджи.

«Это дело ЦОП взял под контроль, мы будем ходатайствовать перед Следственным комитетом и прокуратурой о проверке законности возбуждения уголовного дела против детских садов и заявлять о незаконности проведения следственных мероприятий, включающих в себя обыски и допросы коллектива», — уточнил Виктор Звагельский.