$ 76.64
 90.57
£ 100.26
¥ 73.14
 84.48
GOLD 1896.11
РТС 1146.98
DJIA 28115.25
NASDAQ 11416.75
финансы

«Легкие» экономики поражены коронавирусом на 5 %

Антон Силуанов. Фото: Коммерсант/Легион-медиа Антон Силуанов. Фото: Коммерсант/Легион-медиа

По итогам восьми месяцев года федеральный бюджет исполнен с дефицитом 1568,5 млрд руб. При доходах 11 688,3 млрд руб. израсходовали 13 256,8 млрд руб. Глава Минфина Антон Силуанов рассчитывал, что дефицит федерального бюджета без учета поступлений от продажи государством акций Сбербанка составит в 2020 году 5,4 % ВВП. Но к 2022 году разрыв между доходами и расходами планируют сократить до 1 % ВВП.

Эксперты сомневаются в министерской оценке. Доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова Екатерина Новикова считает показатели слишком оптимистичными: учитывая колебания цен на углеводороды, приостановку производства в мировом масштабе, массовую безработицу, более вероятным кажется дефицит, превышающий 10-процентный уровень к концу 2020 года.

При этом негативный шлейф растянется на несколько лет.

Нагрузка на бюджет возрастает по двум причинам. Во-первых, страна больше тратит: средства идут на поддержку населения и бизнеса в условиях коронавируса. Во-вторых, меньше получает. Бюджет на 2020 год верстался исходя из средней цены на нефть 42,4 доллара за баррель и при гораздо больших объемах экспорта углеводородов.

Один из источников погашения бюджетного дефицита власти видят в наращивании госдолга. 7 октября Минфин провел рекордный в истории рынка аукцион ОФЗ по объему как спроса (368 млрд руб.), так и размещения (345,7 млрд руб.) и выполнил на 17 % план привлечения через продажу гособлигаций в IV квартале, установленный на уровне 2 трлн руб.

Старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков подчеркивает, что сегодня внешние долги в основном формируются за счет долгов компаний, в том числе государственных, поэтому с госзаймом никаких сложностей возникнуть не должно.

«Все 2000–2010-е годы мы погашали внешние долги, накопленные еще с советского периода, и в итоге почти все отдали, — говорит Игорь Юшков. — Сегодня можно разместить долговые бумаги на мировом рынке и комфортно себя чувствовать».

Риск, на его взгляд, кроется в том, что антироссийские санкции, число которых увеличивается, повышают токсичность отечественного облигационного рынка.

«В итоге придется предлагать большую ставку по этим долговым обязательствам — значит, больше выплачивать», — предполагает Игорь Юшков.

«Однако существуют внутренние ресурсы, — напоминает эксперт инвестиционной компании "УНИВЕР капитал" Сергей Дроздов. — Мы видим, что на рынке, вследствие низких процентных ставок и низкой доходности, Минфин уже размещает облигации ОФЗ с дисконтом, и основные покупатели — это крупные российские банки».

Еще один способ — экономить. В этому году мы впервые за многие годы видим запланированное сокращение расходов на оборону. По мнению экспертов, это показатель всей серьезности ситуации: власти осознают, что по-другому из этого кризиса не выплыть.

Однако кризис в экономике провоцирует войну за новый бюджет — в каких-то отраслях лоббисты проиграют, и Минфин там увеличит нагрузку, а где-то компаниям удастся отбиться.

«В этом уравнении слишком много неопределенности, чтобы точно говорить о неспособности государства поддерживать экономику. Хотя риски очевидны: бюджет получает меньше денег, и власти приходится выбирать, на что тратить», — говорит Игорь Юшков.

В январе–августе в бюджет поступило:

  • 6 883 млрд руб. от Федеральной налоговой службы (52,3 % к прогнозным показателям доходов федерального бюджета на 2020 год);
  • 2 783 млрд руб. (50,8 %) от Федеральной таможенной службы;
  • 2 021 млрд руб. (103,7 %) от других федеральных органов.

Данные Минфина

По мнению Сергея Дроздова, в России государство не может оказать существенную материальную поддержку бизнесу из-за нехватки денежного ресурса и структуры отечественной экономики, в которой превалируют госкомпании.

«Меры поддержки — это западная мода — это могут себе позволить только Евросоюз, США и частично Великобритания, — уверен Сергей Дроздов. — Если в США поддерживали простых граждан, малые и средние компании, так у них и валюта является мировой и резервной, они ее создают и экспортируют по всему миру. В России малый бизнесе в сфере услуг помощи получил лишь отсрочку по налогам, а дальше уже крутитесь, как хотите. В сегодняшней ситуации средним и малым предпринимателям нужно надеяться только на самих себя. Это как в фильме "Крестный отец": "Ничего личного, Майкл, — это бизнес"».


Материал подготовлен с участием Анны Орешкиной