GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
рынки

Нефтетрейдерам перекроют скважину

Александр Новак. Фото: ТАСС Александр Новак. Фото: ТАСС

Правительство может ввести временный запрет продажи бензина трейдерами. По словам вице-премьера Александра Новака, более серьезные меры, такие, как запрет на экспорт бензина, «остаются на повестке. Они могут быть введены в любой момент, если ситуация ухудшится. Эксперты считают, что власти только припугивают жесткими мерами, поскольку они создадут больше проблем.

«Считаю целесообразным принять меры по донастройке биржевой торговли», — сказал Новак на совещании с представителями нефтяного рынка 9 августа. Он добавил, что речь может идти о временном запрете продажи топлива не производителями, «запрете на приобретение топлива аффилированными с вертикально интегрированными нефтяными компаниями лицами и ограничении предельного роста внутри торговой сессии».

Новак считает, что нефтекомпании могут и должны принять участие в стабилизации оптового рынка. Этому поспособствует равномерное увеличение предложения нефтепродуктов на бирже.

Также вице-премьер поручил Минэнерго скорректировать формирование графика ремонтов НПЗ, чтобы обеспечить баланс рынка летом. Новак добавил, что кардинальные меры, такие, как запрет на экспорт бензина из России, все еще «остаются на повестке»: их могут ввести в любой момент, если ситуация на рынке ухудшится.

Кроме того, Минэнерго предстоит проработать меры по стабилизации рынка сжиженных углеводородных газов, чтобы гарантировать достаточный уровень предложения для потребителей.

Сейчас суммарные товарные остатки бензина для автомобилей превышают 1,6 млн тонн, дизельного топлива — 2,6 млн тонн. Это удовлетворяет потребности внутреннего рынка. С начала года производство бензина выросло на 6,5% по сравнению с аналогичным периодом 2020-го, поставки на внутренний рынок — на 12,6%. Однако экспорт в июле снизился на 14,6% по сравнению с июлем 2020 года.

По словам вице-премьера, динамика розничных цен на нефтяные продукты находится в пределах инфляции. Однако власти продолжают внимательно следить за ситуацией с биржевыми ценами.

Ремонт рождает спрос

В начале августа топливный рынок столкнулся со сложной проблемой — границы со многими странами закрыты, поэтому россияне проводят отпуска внутри страны, существенно повышая спрос на бензин в РФ даже по сравнению с допандемийным периодом. В это же время значительный объем мощностей НПЗ остается на ремонтах. Игроки топливного рынка говорят даже о рекордных одновременных ремонтах НПЗ в России.

Высокий спрос на бензин и работы на заводах привели к ажиотажному спросу на этот вид топлива — биржевые цены с небольшими паузами поднимаются уже много недель подряд. С начала 2021 года фиксируется постоянный рост биржевых цен на бензин. По данным на август, он составил порядка 30%.

За оптовыми ценами растут и розничные. По данным Росстата, в июле бензин в России подорожал на 0,7%. В годовом выражении он увеличился на 5,84%, с начала этого года рост составил 5,17%. Стоимость дизельного топлива в июле выросла на 0,7%, а газомоторного топлива — на 4,1%.

В результате Минэнерго и Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России анонсировали возможные меры реагирования на рост цен. Так, Минэнерго 30 июля запросило у правительства в ускоренном порядке ввести запрет на экспорт бензина. По словам источников «Интерфакса», министерство предложило запретить вывоз АИ-92 и АИ-95 на три месяца. В это же время ФАС собирает сведения с нефтекомпаний и частных топливных трейдеров о торговле нефтепродуктами на бирже.

Запрет-пугалка

Однако на прошедшем накануне совещании у Новака решение о запрете экспорта бензина не приняли. Источник ТАСС отмечал, что в ходе переговоров не было согласовано каких-либо решений по топливным соглашениям с нефтяниками о заморозке цен.

При этом власти рекомендовали нефтекомпаниям увеличить поставки бензина на биржу в объеме не менее 5 тыс. тонн и увеличить норматив на обязательную поставку нефтепродуктов для биржи с 11 до 12%, что «очень мало», рассказал журналу «Компания» вице-президент Российского топливного союза (РТС) и глава «Нефтяного клуба Санкт-Петербурга» Олег Ашихмин. Он сомневается, что это решит проблему, но надеется на положительный исход.

По словам Ашихмина, основная проблема на рынке заключается в том, что объемы нефтепродуктов, которые сейчас реализуются через биржевую площадку, не способны снизить цены. И причиной этого стал ремонт на многих НПЗ. «Про дефицит никто не говорит, но речь идет о том, что не хватает объемов для снижения цен», — объяснил он.

НПЗ «ушли» на ремонты почти одновременно не случайно. Обычно планы ремонта на год формируются в январе, отметил вице-президент РТС. В прошлом году снова произошла нехватка топлива в результате отложенного спроса, поэтому многие заводы перенесли сроки ремонтов на 2021-й, а сейчас «возникла накладка».

Говоря об ущербе для нефтяников после возможного введения запрета на экспорт, Ашихмин отметил, что потери будут фиксировать те, кто не сможет выполнить соответствующие контракты. Кроме того, в России есть НПЗ, ориентированные только на экспорт, а не на внутренний рынок. «При этом на экспорт уходит большее количество продукта, чем нужно для внутреннего рынка. Заводам будет достаточно сложно перестроить цепочку поставок и переработок уже на меньшие объемы. Это достаточно серьезная проблема, и, скорее всего, ее озвучили чисто как пугалку», — рассуждает Ашихмин.

«Запрет на экспорт автобензина способен не просто сдержать цены в опте, но и привести к их ощутимому падению», — считает руководитель проектов исследовательской группы «Петромаркет» Анна Лишневецкая. По оценкам группы, предложение бензина в стране после введения меры выросло бы на 120-350 тыс. т или на 4-11% от уровня текущего спроса. «В этом случае оптовые цены вполне могли бы снизиться на 6-7 тыс. руб./т, а вероятнее даже более», — сообщила эксперт журналу «Компания».

И такое падение негативно бы отразилось на маржинальности российских НПЗ, особенно тех, которые ориентированы на выпуск автомобильного бензина и его поставку отечественным потребителям, предупреждает Лишневецкая. При этом нефтепереработка даже на «бензиновых» НПЗ сохранила бы прибыльность — маржинальные потери составили бы порядка 30%. «Однако если под запрет экспорта кроме автобензина попала бы еще и нафта, это крайне негативно отразилось бы на объемах переработки нефти в стране», — объяснила эксперт.

Примерно 1,75 млн т/месяц экспортируемого с НПЗ (включая заводы, перерабатывающие газовый конденсат) прямогонного бензина и порядка 50 тысяч т/месяц газового бензина с предприятий газопереработки и нефтехимии «оказались бы заперты в стране». Отсутствие возможности хоть куда-то «пристроить» избыточную нафту не оставило производителям никакого иного выхода, кроме как сократить объемы переработки нефти, сказала Лишневецкая. «По нашим оценкам, загрузка НПЗ сырьем в России могла бы снизиться на 35% или 8,5 млн т/месяц», — заключила она.

«Единственная мера, которая поможет сдержать цены на внутреннем рынке, — это, скорее всего, снижение акцизов на бензин», — считает партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин. Он отметил, что цена на нефть никак не влияет на цену на АЗС. «Единственный фактор, который влияет на нее на розничных точках, — это налоги. Правительство, повышая дважды в год цены на акциз, толкает их вверх», — объяснил он в разговоре с журналом «Компания».

Крутихин добавил, что нефтяники вряд ли понесут какой-либо ущерб из-за возможного введения мер, поскольку для компенсации их потерь сработает демпферная надбавка из бюджета. Эксперт считает, что от таких скачков демпфер не спасет, а единственное решение проблемы — «перестать обдирать» налогами тех, кто пользуется моторным топливом.