$ 73.35
 87.12
£ 96.27
¥ 69.44
 80.58
GOLD 2063.18
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
бизнес

«Оракул» молчит, «Шамбала» переезжает

Фото: ko.ru Фото: ko.ru

Редких гостей «Азов-сити» встречает стая бездомных собак, голодные животные рады даже печенью. Туристы заезжают сюда по дороге на море: можно сделать атмосферные фото на фоне помпезных и заброшенных казино и собрать лайков в соцсетях. Получается почти как в Чернобыле: место, где бурлила жизнь, внезапно накрыл апокалипсис. Особый шик придает то, что на заведениях сохранились таинственные названия: «Шамбала», «Оракул», «Нирвана».

Красивая сказка, возникшая в 2010 году в степях на границе Ростовской области и Краснодарского края, обернулась драмой. Бизнес банкротится, сотни людей «на краю географии» потеряли работу. «Компания» увидела историю первой в России игорной зоны глазами тех, кто ее строил, и местных жителей.

«Оракул» оказался не нужен

Казино прописали в законе в 2009 году. Первую игорную зону решили строить на границе Краснодарского края и Ростовской области, ближайший город с населением от 50 тысяч жителей — Ейск — находится примерно в 35 км по прямой. Выбор места определялся в первую очередь задачей, которую поставило федеральное правительство: открывать казино подальше от крупных городов, чтобы местные жители не оставляли в них последние деньги, и одновременно поднимать депрессивные села.

По географической причине многие эксперты предрекали крах «Азов-сити»: вызывало сомнения, что казино в медвежьем углу будет пользоваться популярностью.

«Прошло 2-3 года, и скептицизма у критиков поубавилось: они увидели, что объекты развиваются, растет число посетителей, что в "Азов-сити" побывали почти все российские звезды и много зарубежных. Наш успех очень ревностно многие восприняли», — вспоминает генеральный директор «Роял Тайм» Вячеслав Макарушкин. Эта компания осуществляла операционную деятельность и управление игорными заведениями, владела имуществом материнская «Роял Тайм Групп», собственником которой сейчас числится кипрская компания GUCEN ENTERPRISES LTD.

Государство тоже активно участвовало в развитии проекта. За счет бюджетных денег в провинции наконец появилась асфальтированная дорога, были протянуты ЛЭП и линии газотранспортной системы; построены очистные сооружения и водопроводная станция. На момент открытия «Азов-сити» в проект было инвестировано около 1 млрд руб. Были анонсированы платная автодорога, аэродром для малой авиации и яхтенный порт (недалеко находится Таганрогская бухта).

Первое казино, «Оракул», было открыто в январе 2010 года.

«Всего в "Азов-Сити" у "Роял Тайм Групп" было несколько зданий казино площадью 18 тыс. кв. м, четырехзвездочная гостиница на 100 номеров с ресторанами. Стройка последнего объекта закончилась только в 2014 году», — говорит Вячеслав Макарушкин.

В 2015-м в Москве решили, что эта игровая зона должна быть ликвидирована, и 1 января 2019 года все казино в «Азов-сити» были закрыты. Сейчас все здесь постепенно приходит в негодность.

Предвосхищая наши вопросы, Макарушкин спрашивает себя сам (и видно, что не в первый раз), почему РТГ оказалась в таком плачевном положении?

«Потому что доверились государству, которое обещало, заманивало, предлагало максимально прозрачные условия. И мы поверили — вложили свои средства, взяли кредиты с учетом сроков окупаемости — на 10–15 лет. Пока игорная зона работала, РТГ скрупулезно выполняла все кредитные обязательства…»

После объявления о закрытии игорной зоны бизнес подал на банкротство, так как имущество было в залоге у банка. Сейчас делами занимается временный конкурсный управляющий, здания выставлены на торги, оборудование, оставшееся от казино «Оракул», частично уже продано.

Когда правительство сообщило о планах по закрытию игорной зоны, владельцы «Оракула» и еще одной компании игорной зоны — «Шамбалы» — пытались повлиять на отмену этого решения.

«Мы с Максимом Смоленцевым были в Государственной думе 6-7 раз, встречались с депутатами, членами профильного комитета — доказывали целесообразность сохранения игорной зоны, привлекали экономистов, которые сделали выкладку, что объекты в данной местности с данной инфраструктурой невозможно ни во что перепрофилировать, дабы получать какую-либо прибыль. «Только если вложить еще столько же и выйти на окупаемость минимум через 10 лет, — говорит Вячеслав Макарушкин. — К сожалению, нам не удалось убедить депутатов, хотя в приватных беседах все нас поддерживали и прямо говорили, что сохранение "Азов-сити" соответствовало бы интересам государства.

По закону в одном регионе не может быть более одной игорной зоны. Кто же допустил такую правовую коллизию, что при наличии «Азов-сити» было получено разрешение на открытие игорной зоны в Сочи? Когда мы задавали этот вопрос народным избранникам, все, смущаясь, смотрели в пол».

«На последнем заседании думского комитета, на котором решался вопрос о судьбе нашей игорной зоны, выступил вице-губернатор Краснодарского края Василий Швец. Он заявил: краевое правительство приняло решение перепрофилировать игорную зону в перерабатывающее производство. Депутаты услышали, что власть людей не бросает, и успокоились, хотя изначально было понятно, что эти планы — профанация и пшик: окупить и содержать такие объекты нереально».

Фактически предприниматели остались у разбитого корыта — проиграв все суды, не получили никакой компенсации.

 

В июне 2020 года девятый арбитражный апелляционный суд отказал ООО «Роял Тайм» в иске к Минфину России, правительству, департаменту имущественных отношений и Минфину Кубани на 3,7 млрд руб. — 3,3 млрд руб. упущенной выгоды и 446,8 млн руб. убытков.

Согласно материалам дела, в сентябре 2009 года казанская компания «Роял Тайм» и департамент инвестиций Краснодарского края заключили 10-летний контракт об аренде находящегося в собственности региона участка для реализации инвестпроекта в игорной зоне «Азов-сити». По условиям инвестконтракта инвестор обязался финансировать строительство, в том числе проектно-изыскательские работы на этой земле. Компания настаивала, что из-за расторжения контракта по распоряжению федерального правительства ей был нанесен ущерб, который нужно компенсировать за счет средств Краснодарского края.

Однако суды нескольких инстанций не увидели здесь нарушений: у истца не было доказательств того, что распоряжение о ликвидации зоны было вынесено незаконно.

В январе 2019 года РТГ-компания инициировала иск о собственном банкротстве. Обязательства по кредитам превышают 1,5 млрд руб. Чтобы расплатиться с кредиторами, компания продает три здания казино в «Азов-сити» и земельный участок площадью 1,36 млн кв. м в Зеленодольском районе Татарстана.

прочитать весь текст
 

Казино для села

Жители нескольких периферийных сел и хуторов, благодаря «Азов-сити» оказавшиеся в центре культурной жизни, тоже боролись — митинговать не решились (тогда только строители объектов, тоже проживающие неподалеку, провели акцию протеста), но писали письма президенту и региональным властям.

«Компании» удалось поговорить с несколькими местными жителями, но они просили не называть их полных имен.

Ольга Н. из поселка Щербиновского вспоминает, что в казино часто приезжали звезды: «На-На», Ирина Дубцова, Ольга Бузова, Иван Дорн, «Градусы». Посещение концертов было сначала бесплатным, и благодаря появлению культурной жизни местные жители стали реже пить, снизилось количество преступлений.

«Зарплата теперь здесь на треть меньше, чем было при "Азов-сити". Буквально на прошлой неделе у нас было три грабежа, разворовывали дома, хозяева которых постоянно не проживают в поселке», — говорит наша собеседница.

Вторит ее словам Екатерина З. из села Шабельского: «Работу многие потеряли. Муж знакомой работает в полиции — он говорил, что большая часть спились, много уголовных преступлений на почве того, что нет денег».

Александр Валентинович купил дом в Шабельском в 2012 году, когда игорная зона переживала бурное строительство. Жилось тогда очень хорошо, отдыхать в «Азов-сити» ездило все село — не играть, а просто развлекаться: музыка, кафе, пальмы...

Трудиться все тоже мечтали в «Азов-сити». «Я работал в колхозе в Шабельском, за 10 тыс. руб. в месяц — с 7 утра до 19 часов, даже в субботу. Полагался только один выходной. В "Азов-сити" в те времена платили по 20 тыс. руб. и можно было работать сутки через двое, например», — говорит Александр Валентинович. Он подавал анкету, но на работу его не взяли: конкурс был большой.

Сейчас Шабельское опустело, и он выставил дом на продажу. В конце нашей небольшой беседы собеседник эмоционально добавляет: «Скажите там властям, чтобы вернули игорную зону, нужно спасти село!»

Две компании игорной зоны обеспечивали работой до 10 тыс. человек — по 1500 человек напрямую, плюс 5000–7000 сотрудников-смежников, которые осуществляли поставки продуктов, транспортное обслуживание, техобслуживание инженерных систем.

Благодаря «Азов-сити» Щербиновский район, Ейск и ближайшие станицы получили хороший драйвер для развития. Основной вид деятельности в этом регионе — сельское хозяйство, которое с каждым годом все больше автоматизируется и все меньше нуждается в людях. Развитие игорной зоны позволило заинтересовать молодежь, многие остались на местах, а не уехали в поисках работы: люди получили достойную зарплату, все соцвыплаты и могли планировать свое будущее.

Сотрудники брали кредиты, строили дома и вскоре уже назвать Щербиновский или Шабельское депрессивными язык не поворачивался. С закрытием игорной зоны люди потеряли будущее.

Журналист «Ко» неоднократно пытался связаться с главой Щербиновского района, в чьей вотчине находится территория «Азов-сити», но тот постоянно был в разъездах. Однако представитель «сельсовета» на условиях анонимности рассказал, что закрытие игорной зоны было проведено в интересах Сочи: олимпийская столица рассматривала «Азов-сити» как конкурентов своему новому бизнесу, да и по закону иметь две игорных зоны в одном федеральном округе не положено. «Сейчас это место напоминает Чернобыль: новые здания стоят заброшенными, работает только охрана», — коротко охарактеризовал он ситуацию. Отвечать на другие вопросы собеседник отказался. 

«Шамбала» переезжает в Приморье

«Я не знаю точных цифр местного бюджета, но, со слов главы района и начальника налоговой службы, "Азов-сити" был самым крупным налогоплательщиком — в целом от нас в бюджет Краснодарского края поступало более 350 млн руб. налогов в год», — говорит Максим Смоленцев.

«Шамбала» закончила стройку в 2016 году, план по окупаемости построенных проектов был рассчитан на семь лет. И здесь грянул гром со стороны Сочи.

По словам Максима Смоленцева, никаких предложений (тем более конкретных действий) по использованию уже возведенных объектов «Азов-сити» со стороны властей Краснодарского края не было.

«Отношение к инвестору такое: это был ваш коммерческий риск, содержите свое имущество сами, не забывайте платить налог на него, — сокрушается предприниматель. — Да и люди потеряли работу — им ничего не предложено взамен. Для того чтобы привлечь туристов в этот "край географии", нужно провести работу над ошибками и принять постановление правительства о присоединении этой территории к игорной зоне Краснодарского края».

 Как подчеркивает Максим Смоленцев, в «Азов-Сити» компания возвела более 25 тыс. кв. м коммерческой недвижимости; они построили и эксплуатировали единственную на севере курортного региона 5-звездочную гостиницу.

Девятиэтажная «Шамбала» — небоскреб в чистом поле с собственной спа-зоной. Сейчас из нее и других зданий вывезено почти все, включая дверные блоки, сантехнику и плитку, которой была вымощена парковка. Часть этого имущества, а также игровое оборудование отправлены в Приморье: там директор ЗАО «Шамбала» Максим Смоленцев строит новый игорно-гостиничный комплекс. «Проект на стадии открытия: здание площадью 47 тыс. кв. м построено, сделана отделка, монтируется оборудование. В сентябре 2020 года начнем принимать гостей», — рассказал он «Ко». 

Законодательно азартные игры в России разрешены только в четырех регионах — в Сочи, в Калининградской области, на Алтае и Дальнем Востоке.

В 2019 году бывший тогда премьер-министром Дмитрий Медведев предложил открыть казино в Ялте, но о проекте пока нет новостей.

прочитать весь текст
Инвестиции в приморскую «Шамбалу» уже составили 3,5 млрд руб., и в ближайшие годы достигнут 8 млрд. Подготовка к открытию сопровождается мощной PR-кампанией в СМИ. «Сияет “Шамбала”», — ликуют дальневосточные издания, как несколько лет назад краснодарские и ростовские.