$ 61.80
 68.29
£ 81.11
¥ 56.39
 63.73
Нефть WTI 60.33
GOLD 1487.50
РТС 1524.82
DJIA 28429.40
NASDAQ 8924.95
мнения

Перед грозой, Россия и мир, 2020 год

По словам главы Минфина Антона Силуанова, профицит федерального бюджета РФ по итогам 2019 года составит 1,7 % ВВП. Фото: ТАСС По словам главы Минфина Антона Силуанова, профицит федерального бюджета РФ по итогам 2019 года составит 1,7 % ВВП. Фото: ТАСС
Евгений Коган, президент инвестиционной группы «Московские партнеры»

Торговые войны, корпоративные дефолты и возможный рост нефтяных котировок. Каким будет 2020 год для мировых финансовых рынков?

Рынки перегреты

Рынки, особенно рынок США, перегреты. Цены на многие активы явно завышены. Насколько ситуация критична? С одной стороны, мультипликатор P/E (капитализация/прибыль) индекса S&P 500 с 2011 года вырос на 50 %, P/E российского РТС — на 40 %. Но это в основном обусловлено огромной массой ликвидности, которая образовалась благодаря низким ставкам (скорее всего, они продолжат снижаться и в 2020 году) и программам выкупа активов. Этой ликвидности хватает даже на рост рынков с высокими рисками, таких как Россия. С другой стороны, в крупнейших экономиках мира появляются нехорошие сигналы: огромные долги и замедление роста ВВП Китая или снижение спроса на товары длительного пользования в США.

Доходности самых надежных глобальных инвестиционных инструментов — US Treasuries — находятся на исторических минимумах. Такая же тенденция четко просматривается и на российском периметре: доходности рублевых ОФЗ сегодня также снижаются на фоне роста ставки ЦБ. Таким образом, можно сказать просто: в настоящий момент в мире стремительно растут риски, а политика регуляторов и огромная масса ликвидности выталкивает инвесторов в так называемую high risk area. Впрочем, станет ли 2020-й годом кризиса — еще вопрос.

Долги: ситуация накаляется

Увеличение ликвидности на рынке, помимо роста фондовых индексов и снижения доходностей облигаций, несет в себе еще один, не самый позитивный, фактор — глобальный рост обязательств. Речь идет о долгах как домохозяйств, так и корпораций и государств. Растет глобальный долг: за два года размер его вырос на 26 трлн $. То есть ежегодный рост составил более 5 %. Причем темпы роста долга практически в два раза превышают темпы роста глобального ВВП.

США сегодня — это драйвер мирового развития и одновременно одно из тех мест, откуда, собственно, и может прийти беда. Государственный долг США ежегодно увеличивается на 1 трлн $. Сегодня, в условиях низких процентных ставок, обслуживание этого долга не является большой проблемой. В 2017-м процентные расходы на обслуживание федерального долга составили 263 млрд $ — 6,6 % всех расходов правительства и 1,4 % ВВП. Однако бюджетный дефицит растет как снежный ком. К 2028 году, по прогнозу Бюджетного комитета конгресса (CBO), выплаты по процентам увеличатся до 915 млрд $.

То есть в 2020 году правительство США потратит на обслуживание долга больше, чем на программу медицинской помощи малоимущим Medicaid; в 2023-м — больше, чем на оборону; в 2025-м — больше, чем на все необоронные программы бюджетного финансирования. И самое главное — Минфин США и ФРС теперь постоянно должны через операции репо на сотни миллиардов долларов его поддерживать.

Корпоративный долг США вырос за последние 12 лет более чем в два раза. И наверняка 2020 год отметится значительным количеством корпоративных дефолтов. Станут ли они тем триггером для рецессии? Сказать пока трудно. Но растущее количество корпоративных дефолтов начнет бить по финансовой системе, по банкам, фондам, начиная негативно влиять на темпы роста экономики. Это практически аксиома.

Китай: корпоративные долги и эмиссия юаня

Другая точка роста и одновременно точка потенциальных проблем — Китай. Помимо гигантских долгов корпораций и домохозяйств, важный проблемный момент — огромный рынок private placement бондов. Что там происходит на самом деле — оценить практически невозможно, поскольку эти бонды никто не рейтингует и, соответственно, статистику никто не ведет. Между тем этот рынок обеспечивает ликвидностью существенную часть мелкого и среднего бизнеса Китая.

Китайские компании в этом году допускают много дефолтов по публичным размещениям. В 2019 году ожидался рост дефолтов на 8 %, до 132 млрд юаней. То есть можно предположить, что если в публичном сегменте компании начинают испытывать серьезные проблемы с ликвидностью, то и в частном секторе, вероятно, происходит подобное. Это может стать бомбой замедленного действия и привести к цепной реакции.

Напомним, торговые войны начались после того, как США возмутились из-за прекращения поставок сельскохозяйственной продукции США в Китай, кражи китайцами интеллектуальной собственности США и из-за бесконтрольной эмиссии юаня. По первому пункту договорились быстро. Второй пункт, как говорится, творческий. Проблемой может стать именно эмиссия. Бесконтрольная эмиссия юаня, помимо всего прочего, влияет на доллар. То есть способствует его укреплению. Но Китай не может остановить денежную накачку, иначе мы рискуем получить полномасштабный экономический кризис: начнут страдать китайские экспортеры; могут последовать дефолты в секторе частных долговых размещений и т.д.

Глобальные тенденции и место России

У России своя история, связанная с санкциями, геополитикой и общим ухудшением инвестиционного климата. И в то же время Россию нельзя рассматривать вне мировых процессов. Монетарные власти выталкивают инвесторов в зону риска. В результате инвесторы активно начинают вкладывать средства в развивающиеся рынки, в том числе и в Россию. При этом российский фондовый рынок все равно еще сравнительно дешев: взгляните на сравнение мультипликатора P/E. Полагаю, что спрос на российские акции и облигации — как внешний, так и внутренний (за 2019 год на Московской бирже открыто около 2 млн новых счетов) — продолжит расти и в 2020 году. При этом, помимо «голубых фишек», возможно, будет сильно подниматься второй эшелон. Среди наиболее ликвидных акций — бумаги Сбербанка, «Газпрома», «Лукойла», «Роснефти», «Норильского никеля», «Русала», «МТС», «Яндекса». Среди акций второго эшелона назвал бы «КамАЗ», «Нижнекамскнефтехим», «ЛСР», «ПИК», «ВСМПО-Ависма».

Да, у нас свои проблемы (низкие темпы роста ВВП, тотальное засилье госэкономики, параллельное с этим вымирание частного бизнеса, отъезд талантливых специалистов за границу и т.д.). Вместе с тем мы — интегральная часть большого мира, со всеми его плюсами и минусами. Не стоит забывать, в 2008 году именно мировая ситуация стала триггером развития кризиса и у нас. Российские компании нефтяной, химической, металлургической и прочих отраслей чувствуют себя сейчас относительно неплохо потому, что мировая конъюнктура это позволяет.

В последние годы риски России были очень высоки. Это связано, прежде всего, с санкциями и прочими геополитическими аспектами. С другой стороны, сегодня, начиная с весны 2019 года, у США (точнее, у текущей администрации) нет большого желания вводить новые жесткие санкции. Инвесторы видят и понимают такие процессы, и, соответственно, поток денег в российские инструменты увеличивается. Привлекает, кстати, инвесторов и то, что в экономике у нас сегодня относительный порядок. Да, пока отсутствует хороший рост ВВП (в 2020 году он не превысит 2 %), зато есть стабильность. Особенно в финансах, и это чистая правда.

По словам главы Минфина Антона Силуанова, профицит федерального бюджета РФ по итогам 2019 года составит 1,7 % ВВП против прогнозных 1,4 %. По данным ЦБ, профицит счета текущих операций платежного баланса в январе–ноябре 2019 года составил 71,6 млрд $. Золотовалютные резервы за 2019 год увеличились на 17,5 % до 549 млрд $. Поэтому-то мировые кэрри-трейдеры с удовольствием покупают наш внутренний долг под хорошую реальную ставку 3,5 %. Мало где в мире при такой платежной дисциплине и стабильной экономике есть подобные доходности.

На этом фоне существует теоретический потенциал для укрепления рубля до 55–56 руб. за доллар. Но сильный рубль не выгоден нашим экспортерам. Скорее всего, в 2020 году Минфин продолжит покупки валюты и не допустит резкого укрепления рубля. Ставка рефинансирования вполне может достигнуть 5,5 %. Это будет по-прежнему достаточно высокая реальная ставка (порядка 2–2,5 % годовых), но лучше уж так. Ожидаю, что ипотеку к середине года россияне смогут получать под 6–7 %. Также в этих условиях стоит ждать снижения доходностей по облигациям федерального займа еще примерно на 75–100 б. п.

Что касается нефти, то сегодня цены относительно высоки на фоне заключения первой фазы торговой сделки США и Китая, недавних решений ОПЕК, а также успешного IPO Saudi Aramco. Но что будет дальше — вопрос. Возможно, в первой половине года нефть будет стоить достаточно высоко, не исключен рост от текущих уровней.