$ 74.11
 90.02
£ 104.81
¥ 68.22
 82.02
GOLD 1837.70
РТС 1552.63
DJIA 34269.16
NASDAQ 13389.43
 4081685.00
бизнес

«Поездка на самокате должна стоить как кружка капучино»

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

В 2018 году на юге России был запущен сервис по аренде электросамокатов Urent. Уже в 2020 году компания вышла на московский рынок и заявила об экспансии в другие регионы. К летнему сезону 2021 года Urent смог привлечь 1,2 млрд руб. от Сбербанка, «Ситимобила» и фонда Sistema SmartTech, основанного АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Сооснователь сервиса Андрей Азаров в интервью журналу «Компания» рассказал, чем Urent будет привлекать клиентов на фоне серьезной конкуренции и почему российским компаниям нужно трудиться в три раза больше западных, чтобы заработать.

Сервис Urent появился на юге России и только недавно достиг Московского региона. Пришлось ли менять свои стратегии в финансовом и бытовом плане для перехода на новый для вас рынок Москвы?

— Для нас это был большой шаг. В целом московский рынок потенциально самый большой, поэтому весь топ-менеджмент, который был на юге, переехал в столицу в прошлом году. Это сильно изменило компанию. Раньше у нас работало около 100 человек, теперь же их 600. Это самое большое изменение.

Мы сделали хабы в Москве, в которых собирали самокаты и готовили их для других регионов. Москва стала для нас центральным узлом для хранения самокатов, мы не закрывались на зиму. Это позволило нам быстрее запускаться, но потребовало дополнительных расходов, потому что мы держим два больших хаба: там много людей, складов — и все это работает даже в течение межсезонья.

Чем московский рынок отличается от рынка других регионов? В чем его особенности и недостатки?

— В первую очередь для нас Москва — это город «про микромобильность». Дело в том, что в Москве больше 250 станций метро. И когда люди спального района едут до метро, это как раз идеальный кейс для использования самокатов. В этом Москва отличается от города, где нет метро например.

Плюс большие спальные районы, где высокая плотность населения, большие расстояния. Это тоже сильно отличает Москву от других городов даже Европы, где плотность ниже. Это тоже хорошо для самокатов.

Как вы пережили прошлый год? Какие решения позволили остаться на волне и продолжать вести бизнес?

— В целом для нас апрель и май были месяцами локдауна, поэтому мы перестраивали бизнес, выживали и придумывали способы, которые давали хотя бы минимальную выручку, чтобы платить людям зарплаты. Например, помогали волонтерам, доставлявшим продукты, и делали долгосрочную аренду.

Сама пандемия помогает микромобильности. Люди захотели из общественного транспорта пересесть на индивидуальный — автомобиль или самокат. В позапрошлом году мы работали в трех городах, а в прошлом — в 20. При этом 17 городов были для нас абсолютно новыми. В 2020-м количество проездов на одном самокате достигало четырех-пяти.

В Москву бы мы вышли в любом случае, но, наверное, после пандемии нам было даже чуть легче, чем конкурентам. Дело в том, что у нас еще не было большого готового штата, и мы перевезли команду для запуска Москвы только в конце мая. Столица более-менее открылась в конце июня, это дало нам время подготовиться к сезону.

Сооснователи Urent Андрей Азаров (справа) и Михаил ГейшерикСооснователи Urent Андрей Азаров (справа) и Михаил Гейшерик
Ваши дальнейшие планы развития? Каким трендам вы будете следовать?

— Самокат переходит от развлечения к массовому сервису. В этом году мы планируем работать в 60 городах, в том числе в малых, где для многих мы становимся популярным общественным транспортом, — например, в Махачкале и других городах Северного Кавказа. Мы стремимся к тому, чтобы быть массовым сервисом не только в пределах ТТК, но и в других городах.

Из трендов — только расширение зоны проката. Сам самокат не меняется, может меняться мобильность. Да, есть смена батарей, но сам гаджет не меняется уже 100 лет. Скорее мы говорим о том, что сервис должен быть массовым, поэтому нам нужно работать везде.

В качестве преимуществ для тех, кто часто пользуется нашими услугами, планируем снижать цены, что также поможет набору массовости и доступности. Я верю в то, что поездка на самокате должна стоить как кружка капучино в OneBucksCoffee или Cofix. То есть это должно быть доступно каждому человеку каждый день. Мы не продаем поездки по ценам премиальных Starbucks или «Даблби». Это должна быть стоимость среднего кофе из кофейни массового сегмента, потому что так будет быстро, удобно и доступно добираться до офиса или до дома.

Для тех, кто будет ездить часто, мы хотим сделать дешевую ежемесячную подписку на каждый день, как в фитнес клуб. Доступность — это не только цена, это комбинация цены, наличия самокатов, какого-то конкретного предложения в конкретный момент. Мы хотим сделать такие продукты, которые будут выгодны для людей по их расходам.

Кроме того, мы делаем акцент на массовость сервиса, поэтому и снижаем цены, и увеличиваем количество самокатов, чтобы через каждые 100–200 метров была возможность взять гаджет. Еще год назад мы были среднедоступными, но хотим двигаться именно к массовости.

Какие ресурсы вы используете для расширения зоны присутствия? Инвестиции или только собственные силы?

— И то, и другое. Открытие в Москве — это собственный ресурс. В плане инвестиций мы сейчас провели лизинговую линию Сбербанка. Текущие инвесторы готовы дальше вкладываться, поскольку верят, что мы будем расти. Банки дают лизинговые линии, чтобы мы расширялись, да и сам рынок растет в десятки раз, поэтому и помогают текущие инвесторы.

Реален ли для вас выход на рынки ближнего или, может быть, даже дальнего зарубежья?

— Мы уже занимаемся этим. У нас есть города СНГ, и компания планирует расширяться и в других городах. Да, это будет и ближнее, и дальнее зарубежье.

Концепция будет та же для других рынков?

— Да, все будет одинаковое. В принципе, везде все одинаковое.

К примеру, есть две американские компании — Bird и Lime. В чем их отличие? Я не знаю. Разве что по логотипу — зеленые и серые. Да, могут отличаться тарифы. Концептуально никто сильно не изменил мир.

В Финляндии, например, есть особенность — люди сами меняют батареи на электросамокатах. В силу разных культурных особенностей где-то это считается нормальным, люди сами участвуют в шеринговой экономике. Конечно, им даются за помощь следующему пользователю какие-то бонусы. Однако не факт, что рабочие идеи в Скандинавии будут работать и в России. Помимо прочего, это связано с высокой оплатой рабочего труда за смену тех же батарей. 

Планируете ли вы какие-либо новые коллаборации с сервисами доставки или с ресторанами и кафе?

— У нас уже есть такой проект. Мы сейчас готовим совместный проект со службой доставки Broniboy — это такой региональный Delivery Club. Мы выдаем их сотрудникам самокаты, благодаря чему они могут увеличить количество курьеров, потому что не все имеют права или умеют ездить на велосипедах. У нас есть такой опыт, и мы планируем его распространять еще и на другие города и другие службы доставки, в том числе и в Москве.

Вопрос в том, что в Москве используются другие самокаты — они дорогие. Например, стоимость велосипеда — 10 тыс. руб., а самоката — 75 тыс. руб. И сделать одинаковое предложение на технику, отличающуюся по цене в семь раз, достаточно тяжело.

Курьеру будет тяжело платить за самокат. В Москве есть «Велобайк», у которого за 1 тыс. руб. можно купить безлимитный доступ к велосипедам на месяц. С самокатом в ту же цену не получится. У нас страна с довольно низкими доходами населения по сравнению с Западной Европой, при этом стоимость самокатов одинаковая — то есть все покупают самокаты за доллары в Китае. Они стоят дорого что для нас, что для американцев, что для европейцев. Вопрос лишь в том, что тарифы в России в три раза ниже, чем в Европе. Поэтому, чтобы окупаться, нам нужно в три раза больше работать.

Прокат самокатов
Уже сейчас россияне открывают сезон катания на велосипедах, роликах и самокатах. Изменятся ли в этом году их привычки? И что ждать от лета 2021-го?

— Привычки не меняются. Мы видим по предыдущему году, что желающих взять в аренду электросамокат было сильно больше. В 2021 году мы видим, как люди перестроились.

В этом году мы уже запустились в Санкт-Петербурге с большим спросом: люди соскучились по самокатам за зиму. В прошлом году они получили хороший опыт, поэтому в этом году аренда самокатов и велосипедов станет массовым сервисом.

Сколько в среднем длится одна поездка на самокате и какие маршруты предпочитают клиенты?

— Обычно люди совершают короткие поездки. У нас в среднем поездка в будние дни составляет 2,5 км. В выходные люди берут покататься в удовольствие. Это касается всех регионов.

В целом меньше 500 метров нет смысла ехать, а больше двух километров в статическом положении находиться для большинства людей неудобно. К тому же в каких-то регионах самокаты тяжелые, переносить их через множественные бордюры тяжело.

Расскажите, насколько люди следуют правилам использования самокатов, были ли кражи или аварии?

— В Санкт-Петербурге почему-то люди часто оставляли самокаты на мостах, хотя можно было бы поставить их до или после моста. В городе достаточно жесткие правила в отношении мостов: есть даже отдельная компания, сотрудники которой отвозят самокаты на штрафстоянку, с которой нам потом приходится их забирать.

Воровство бывает разное. Есть люди с низкой социальной ответственностью, они пытаются разобрать самокат, отнести его в ломбард или к себе домой. Был случай, когда молодой человек хотел сделать девушке подарок, взял самокат, снял с него наклейки, закинул на плечо и отнес домой. За кражу было возбуждено уголовное дело.

Бывают странные ситуации. Стоит вспомнить историю с каршерингом, когда люди думали, что все машины рано или поздно будут разбиты, однако этого не произошло. В целом, когда появляется что-то новое, мы, как люди консервативные, боимся и переживаем.

Воруют мало в силу того, что самокаты тяжелые, они хороши только для совместного пользования. Когда запускался «Велобайк», велосипеды тоже пытались красть. Но все воры выкладывали объявления на «Авито», и их отлично ловили.

Шеринговый самокат тяжелый и нескладной, его неудобно положить к себе в багажник, а еще он просто так не работает — его нужно программировать. То есть у него есть масса ограничений, которые связаны с пользованием. Такой электросамокат никому не продать, потому что без всех этих настроек он — кусок железа. Ломбарды тоже это понимают и не скупают такие вещи, поэтому нет массового воровства.

Urent — это сервис по аренде электросамокатов. Его основал предприниматель Андрей Колесников в 2018 году в Краснодаре. Весной 2019 года URent привлекла 150 млн рублей от частных инвесторов, среди которых — создатели приложения «Сравни Такси» Андрей Азаров и Михаил Гейшерик. В Москву и другие города России сервис вышел в прошлом году. Выручка компании в 2020-м составила 800 млн рублей.

Так, с августа 2020-го электросамокаты компании можно арендовать через приложение «Ситимобил». В марте 2021 года компания привлекла кредитную линию Сбербанка для приобретения дополнительно 17,5 тыс. самокатов к летнему сезону. Самокаты по программе лизинга закупит компания «CTRL Лизинг».

В начале апреля текущего года фонд SmartTech, входящий в АФК «Система», вложил в Urent 200 млн рублей. Сейчас у Urent 30 тыс. электросамокатов в Москве, Московской области и еще 19 городах России.

прочитать весь текст