$ 76.23
 90.37
£ 99.36
¥ 72.71
 84.10
GOLD 1901.56
РТС 1164.06
DJIA 28335.57
NASDAQ 11548.28
бизнес

Ротенбергов заподозрили в обходе санкций через арт-рынок

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Российские миллиардеры Аркадий и Борис Ротенберги, которые находятся под санкциями США с марта 2014 года, обходили ограничения через сделки на арт-рынке. К таким выводам пришли американские сенаторы Роб Портман и Том Карпер.

Накануне они представили результаты двухлетнего расследования о незаконных сделках в этой индустрии. Его целью было доказать, что рынок произведений искусства в США не регулируется нормами законодательства о борьбе с отмыванием денег. Из-за этого крупные сделки могут проводиться даже с теми, кого власти включили в санкционный список.

Среди таких нарушителей оказались братья Аркадий и Борис Ротенберги. Считается, что московский арт-консультант Григорий Бальцер вопреки санкциям продолжал проводить сделки в их интересах. Уже к ноябрю 2014-го он успел закупить для них произведения искусства на 18,4 миллиона долларов.

Некоторые покупки были совершены уже в первые месяцы действия санкций. Так, в мае 2014-го Бальцер купил на аукционе Sotheby’s произведения искусства на 6,75 миллиона долларов. Среди покупок были работы Марка Шагала, Генри Мура и Мориса де Вламинка. Следующее пополнение в коллекции Ротенбергов произошло буквально через несколько дней. Тогда они купили картину Рене Магритта La Poitrine, отдав за нее 7,5 миллиона долларов.

Хотя Бальцер отрицает совершение арт-покупок, считается, что после марта 2014 года связанным с Ротенбергами компаниям удалось совершить сделок более чем на 91 миллион долларов (в том числе с произведениями искусства). При этом Ротенберги якобы вывели около 122 миллионов долларов в Россию. Это произошло за четыре дня, в промежутке между объявлением и формальным введением ограничений.

Согласно расследованию, арт-покупки совершались на деньги трех связанных с бизнесменами компаний. Одна из них — Milasi Engineering — с введением санкций перешла под контроль Игоря Ротенберга, сына Аркадия Ротенберга. По мнению сенаторов, это сделали для того, чтобы «скрыть личности настоящих бенефициаров» и, как следствие, обойти санкции. Известно, что Игорю Ротенбергу это удавалось вплоть до 2018 года.

Представитель Ротенбергов Ольга Антонова заверила «Ко», что бизнесмены не нарушали закон. «Все сделки с произведениями искусства, совершавшиеся членами семьи Ротенбергов или от их имени, всегда осуществлялись открыто, исключительно в законных и личных целях и на рыночных условиях», — сказала она. Вопрос о том, с какой целью бизнесмены закупали такое количество картин, Антонова оставила без ответа.

Суть нарушений

Проведение «незаконных» сделок на арт-рынке стало возможным благодаря своеобразной лазейке в законе. Зачастую коллекционеры, приобретающие дорогие произведения искусства, не хотят раскрывать свои имена или источники дохода. В результате личность конечного покупателя или продавца остается тайной.

Как рассказала сенаторам частный дилер, в своей работе она не руководствуется политикой по борьбе с отмыванием денег. Вместо этого она старается работать с проверенными людьми, обращает внимает внимание на подозрительные действия покупателей и полагается на свою интуицию.

Однако анонимность, ставшая неотъемлемой частью арт-рынка, создает благоприятные условия для уклонения от санкций. Несмотря на то, что такие покупки — это обычная практика для аукционных домов, в данном случае речь идет об угрозе национальной безопасности, напомнил сенатор Портман.

«Совершенно неприемлемо, что правила, разработанные для предотвращения отмывания денег, не применяются тогда, когда кто-то приобретает произведение искусства стоимостью в несколько миллионов долларов. <...>. Неспособность закрыть столь очевидные лазейки делает санкции США — важный инструмент национальной безопасности — куда менее эффективными, чем они могли бы быть», — согласился с ним второй автор расследования Карпер.

Помимо Sotheby’s в расследовании фигурируют известные аукционы Christie’s, Phillips и Bonhams. Их представители лишь подтвердили итоги расследования, заявив, что не знали, кто является их конечным покупателем. Тем не менее дома готовы сотрудничать с властями, так как всем работающим в США компаниям запрещено вступать в финансовые отношения с людьми из санкционного списка.

Арт-индустрии нужны перемены

В заключение Портман и Карпер предложили внести изменения в работу арт-рынка. Прежде всего они хотят распространить на него нормы законодательства об отмывании денег. Затем собрать данные о владельцах компаний, которые ведут бизнес в США. Также предлагается вводить санкции одномоментно, тем самым исключив «окна» между их объявлением и введением.

Еще одно новшество касается ситуации, показанной на примере Игоря Ротенберга. Чтобы минимизировать возможности людей из санкционного списка использовать компании семьи в своих целях, ограничения должны затрагивать всех их ближайших родственников.

«Конгресс должен включить арт-рынок в список отраслей, которые должны соответствовать требованиям Закона о банковской тайне. Очевидно, что в этой многомиллиардной индустрии необходимы перемены», — считают авторы расследования.

«Лазейка всегда найдется»

В торгах на аукционах, особенно на таких крупных как Sotheby’s или Christie’s, нельзя участвовать анонимно, пояснил директор аукционного дома ArtSale.Info Константин Бабулин. «Для этого потребуется подтверждение платежеспособности покупателя: например, выписка из банка. Поэтому в аукционных открытых продажах никакой анонимности быть не может. Иначе откуда бы мы знали, что картины уходят шейхам или кому-то еще», — поделился он с «Ко».

Есть еще несколько способов покупки. Одна из них — частные галерейные сделки. В таком случае покупатель просто приходит в галерею, платит за картину и уходит с покупкой. При этом сколько угодно можно требовать, чтобы галереи запрашивали паспорта у своих клиентов. В таком случае в ход пойдет тайна сделки, говорит Бабулин.

Еще один вариант — схема с подставным покупателем, однако она сама по себе довольно сложна. «Даже арт-консультант, как в случае с Ротенбергами, должен предъявить, что обладает этими деньгами. Поэтому продавцы и покупатели все понимают, дальше другой вопрос: хотят ли сказать? Тут уж заставляй, не заставляй, а вода дырочку найдет», — считает эксперт.

Что касается предложенных нововведений, то они вряд ли будут работать. По словам Бабулина, контролировать такие сделки сложно: во-первых, они активно ведутся в США и на Востоке, а во-вторых, по факту, не противоречат местным законам.

«Мне кажется, что предложение сенаторов — это какой-то плевок против ветра. Сделки-то легальны, а лазейка, как избежать лишней огласки, всегда найдется. Например, покупатель уйдет из юрисдикции Америки. Так что теоретически закон могут принять, просто потеряют часть рынка, вот и все», — заключил эксперт.