GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
финансы

Власти и промышленники сформулировали налог

Первый вице-премьер Андрей Белоусов и глава Минфина Антон Силуанов. Фото: Коммерсант/Легион-медиа Первый вице-премьер Андрей Белоусов и глава Минфина Антон Силуанов. Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Правительство и металлурги за четырехдневный марафон обсуждений режима налогообложения объявили о компромиссе. Бизнес ждет повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и введение дифференцированной шкалы по налогу на прибыль. При этом конкретные ставки сторонам еще предстоит согласовать, а окончательное решение примут «на политическом уровне». Эксперты говорят о неминуемой коррекции на рынках в 2022-2024 годах и о том, что фиксированная планка будет невыгодна для черной металлургии, угольной и минеральной промышленности, стоимость продуктов которых в те же годы снизится.

Финальное субботнее совещание провели первый вице-премьер Андрей Белоусов и глава Минфина Антон Силуанов. Опорной точкой достигнутого компромисса стал объем конъюнктурных сверхдоходов отрасли, которые недополучил бюджет по итогам 2021-го. Так, в 2022 году отрасль черной металлургии и коксующего угля должна обеспечить 130 млрд рублей, цветная металлургия — 23 млрд рублей, а минеральные удобрения — 10 млрд рублей.

Бизнес на старте обсуждения вариантов изъятия предлагал осуществить это через налог на прибыль, пишут «Ведомости» со ссылкой на четырех собеседников, участвовавших в совещании. Власти же назвали наиболее подходящим вариантом корректировку режима НДПИ, а вот насчет изменения налога на прибыль у правительства уже были другие планы. Компании ждут не только повышение НДПИ, но и введение дифференцированной шкалы по налогу на прибыль. Он будет выше для тех, кто создает дивидендную политику в ущерб капвложениям.

Участники встречи не определились с конкретными ставками налогов, их еще предстоит согласовать. Первый вице-премьер рекомендовал крупнейшим представителям бизнеса максимально детально проработать свои предложения по учету разных нюансов будущих режимов, поскольку окончательное решение, по всей видимости, будет приниматься «на политическом уровне». Ожидается, что детали уточнят ко второму чтению законопроекта.

Что ждет НДПИ?

Сейчас налог на добычу полезных ископаемых, по сути, зависит от себестоимости добытого сырья. И такой подход к НДПИ «безнадежно устарел», считает источник издания, близкий к правительству. Аналогичным образом считают и власти, а бизнес не спорил с такой точкой зрения.

Новая версия НДПИ предполагает привязку налога к мировым котировкам на продукт. Высока вероятность, что сама налоговая ставка будет плавающей: разгон конъюнктуры — ставка повышается, спад — понижается. Один из собеседников издания отметил, что именно такой вариант рассматривается в качестве базового.

Выплата по НДПИ будет не ниже суммы, которую выплатил бы бизнес, сохранив действующий налоговый режим. Сейчас показатель выплат по НДПИ — около 0,2% от рыночной цены одного продукта, максимальная величина пока не определена. Каждый год до 2025-го уровень НДПИ и акциза будут рассчитывать исходя из отклонений от медианных значений за пять лет до 2021 года. Пока точных значений нет, стороны еще будут согласовывать их, ориентируюсь на особенность каждой отрасли.

Изначально Минфин предлагал привязать базу НДПИ к объему добычи с фиксированной ставкой НДПИ в 6%, а сумму налога рассчитать с ориентиром на биржевые бенчмарки (эталонные показатели, на основе которых оценивают текущее состояние рынка). Также министерство предлагало стандартизировать ставку, подняв ее до единых 6%.

Позже ведомство предложило более мягкий вариант регулирования. Формула видоизменялась в зависимости от вида сырья, но в каждом варианте предполагала, с одной стороны, привязку к биржевой цене и добытым ископаемым, а с другой — минимальную и фиксированную плату в бюджет с единицы продукта.

Так, планку для черной металлургии определили в размере 180 рублей за тонну руды и 1 тыс. рублей — за тонну жидкой стали. Для угля — не меньше 144 рублей за тонну, для цветной металлургии — 730 рублей за тонну. В каждом случае ведомство учло содержание полезного сырья в тонне добытого материала.

Ни первый, ни второй варианты не устроили бизнес. Предприниматели отметили, что отрасль циклична, поэтому в моменты снижения цен на уровень вблизи себестоимости его производства стабильный минимальный налог привел бы к отрицательным финансовым показателем. Промышленники предложили ввести плавающую ставку. Минфин поддержал идею наклонной шкалы и предложения бизнеса. Предварительно, режим планируют ввести на срок до 2025 года, но высока вероятность, что в том или ином виде его продлят.

Помимо прочего, предприниматели беспокоились и о возможности реализовать некоторые проекты по новому налоговому режиму. К примеру, месторождения со сложной системой извлечения арктического сырья. Власти заверили бизнес, что разработают индивидуальный подход к каждому проекту по созданию новых месторождений с низкой рентабельностью — для них предусмотрят специальные послабления.

Будущее налога на прибыль

Каждая отрасль получит свой вариант ставки, а в периметр нового налога попадут не только компании, добывающие твердые ископаемые. Основной критерий — соотношение между дивидендами и инвестициями, которое будет рассчитано по базовой формуле: разница между совокупными за пять лет дивидендами и инвестициями за вычетом амортизации, поделенная на капитал компании на начало этого периода. Если коэффициент оказался равным или выше единицы, то ставка фиксируется на уровне 20%. Если больше единицы до двух — 25%, больше — 30-35%.

Один из собеседников издания объяснил, что идея таких расчетов заключается в том, чтобы промышленники обновляли свои фонды теми же темпами, что и их амортизацию. При этом Белоусов в субботу заявил, что «никто не собирается убивать дивиденды» — нет задачи дестимулировать выплаты акционерам. По его словам, целью стоит ограничение стремления ряда компаний к избыточному выводу капитала, наносящего ущерб бизнесу. И именно это ведет к декапитализации. Механизм же не затронет подавляющее большинство компаний. А для госкорпораций, их «дочек» и компаний, контрольный пакет которых держит государство, могут сделать исключение.

Большая часть промышленников не имела принципиальных возражений против нового регулирования, заметили собеседники издания. Дело в том, что их инвестиционная политика в основном укладывается в рамки «добросовестности», обозначенные Минфином.

Гибкий и демпфирующий

Опыт нефтяной отрасли показывает, что увеличение НДПИ неизбежно ведет к необходимости его постоянной стабилизации, чтобы освоить нерентабельные активы, отметила в разговоре с «Ведомостями» директор практики «Госрегулирование ТЭК» Vygon Consulting Дарья Козлова. Поэтому с 2019 года Минфин проводит политику постепенного перехода на режим налогообложения сверхприбыли (НДД), как наиболее оптимальный.

Она считает, что и в других рентных отраслях было бы правильнее идти по такому пути. Однако профильные ведомства должны понимать экономическую эффективность освоения ресурсной базы страны. При этом в российской классификации по твердым полезным ископаемым до сих нет определения рентабельных запасов, заключила она.

Руководитель центра инвестиционного анализа и макроэкономических исследований ЦСР Даниил Наметкин спрогнозировал, что в 2022-2024 годах рынки ждет серьезная коррекция. И идея с минимальной фиксированной планкой наиболее выгодна черным металлургам, угольной промышленности и производителям минеральных удобрений, считает экономист. Согласно прогнозам Всемирного банка, цены на железную руду в будущем году будут в среднем составлять $100/dmt (чистую метрическую тонну) против $135/dmt в 2021 году, а в 2023-2024 годах опустятся до $96-98/dmt. Аналогичная ситуация с возвращением котировок к уровням 2018-2019 годов ожидается на мировых рынках минудобрений, угля и меди, отметил Наметкин. Исключение составляют никель, алюминий и платина — эксперты Всемирного банка ждут, что они сохранят высокий уровень цен.

Однако у российской горнодобывающей и металлургической сферы есть отличие — высокий уровень дивидендных выплат. По пятилетней средней дивидендной доходности российские промышленники лидируют во всем мире, причем у отечественных компаний показатель в два раза выше, чем у глобальных игроков (7-10% против 3-5%). Коэффициент средних дивидендных выплат за пять лет также высок. К примеру, у НЛМК зафиксирован показатель выше 90%, а у BHP — 85%, into – 75%, Vale – 62%, Anglo American – 37%, добавил эксперт.

Привязка к биржевым ценам даст лучший фискальный результат в случае хорошей ценовой конъюнктуры, считает партнер EY Марина Белякова. Она отметила, что это неминуемо приведет к серьезному росту нагрузки по НДПИ, но все еще не гарантирует стабильные поступления в бюджет в будущем, если цены упадут. Белякова убеждена, что волатильность можно снизить внедрением минимальной суммы налога.

Представители НЛМК, ММК, «Норникеля», «Мечела», «Евраза» отказались от комментариев. Представитель «Северстали» отметил, что «конструктивный диалог» продолжился, «сверяются позиции, вырабатываются взаимно приемлемые решения».