$ 76.41
 91.36
£ 102.08
¥ 73.21
 84.23
GOLD 1785.85
РТС 1281.97
DJIA 29638.64
NASDAQ 12198.74
коронавирус

Битва ковидных вакцин

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Появление данных о высокой эффективности вакцины от вируса SARS-CoV-2, разработанной немецкой BioNTech при поддержке Pfizer, всколыхнуло финансовые, товарные и фондовые рынки. С помпой представленная Владимиром Путиным 11 августа вакцина Sputnik V не произвела такого эффекта. Разберемся, почему это произошло.

Точных данных по стоимости разработки вакцин нет. Известно, что Pfizer обязался профинансировать все первоначальные расходы BioNTech на создание мРНК-вакцины от SARS-CoV-2 на сумму до $1 млрд и выплатит немецкой компании премию в $563 млн в случае успеха. Для сравнения — американская компания Moderna, которая также разрабатывает мРНК-вакцину, получила на исследования $483 млн из бюджета США. Сколько стоила разработка Sputnik V центром им. Н. Ф. Гамалеи, не известно. Но как уточняла вице-премьер Татьяна Голикова, на все российские исследования в этом направлении было выделено больше 3 млрд руб. (около $40 млн). Из них на создание российской вакцины «ЭпиВакКорона» научного центра «Вектор» потрачено всего 46 млн руб. (около $650 тыс.).

Немецкую BioNTech в 2008 году основали в Германии выходцы из семей турецких мигрантов супруги Угур Шахин и Озлем Тюречи. Отец Шахина работал на кельнском автозаводе Ford, отец Тюречи — врач из Стамбула. Сейчас 54-летний профессор Угур Шахин имеет свыше 60 патентов и входит в топ-100 самых богатых жителей Германии. Миллиардер ездит на работу на велосипеде и вместе с женой продолжает преподавать в университете Майнца (она — доцент этого вуза).

Доля Угура Шахина в BioNTech составляет 18 % и, по-видимому, в последние годы не изменялась. При текущей рыночной капитализации в $26 млрд, сильно выросшей после объявления 9 ноября предварительных итогов третьей фазы клинических испытаний вакцины под названием BNT162b2, она стоит почти $5 млрд и, если исследователей не подведут окончательные итоги «клиники», продолжит расти.

Взлетела и капитализация Pfizer. Ее гендиректор Альберт Бурла 9 ноября назвал произошедшее «великим днем для науки», а сам на пике котировок акций фармкомпании продал ее бумаг на $5,6 млн. Его можно понять: капитализация Pfizer подскочила за один день на 15 % и составила $222,6 млрд — в последний раз она столько стоила 27 января 2020 года.

Вакцина начала проходить клинические испытания в июле 2020 года, за три месяца ей были привиты 43,6 тыс. человек, из которых 39 тыс. прошли полный цикл из двух уколов. В совместном коммюнике партнеры отметили: «Вакцина-кандидат оказалась более чем на 90 % эффективна в предотвращении COVID-19 в первом промежуточном анализе». BioNTech и Pfizer заявили, что имеют технологические возможности произвести 50 млн доз вакцины в 2020 году и 1,3 млрд в течение 2021 года. Еврокомиссия уже утвердила контракт на предзаказ до 300 млн доз BNT162b2, еще 50 млн собирается купить Великобритания и до 500 млн — США.

Цена возврата к нормальной жизни

Еще летом партнеры заявили, что рассчитывают получить прибыль от продаж вакцины, но не намерены брать слишком большую плату за прививку — США, например, она обойдется в $19,5 за дозу. Таким образом, вся совокупная выручка BioNTech и Pfizer за антиковидную вакцину в 2020-2021 годах составит около $26 млрд (будет равна ее нынешней капитализации) в случае, если остальным потребителям она будет поставляться за эту же цену (себестоимость ее производства не раскрывается). Главный врач Ильинской больницы Алексей Живов считает, что такая стоимость вполне приемлема.

— Еще до создания антиковидных вакцин Всемирная организация здравоохранения высказывалась, что все они должны быть доступными по цене. То есть, как я себе представляю, цена вакцинирования может составлять около $20 на пациента.

Эпидемиолог Василий Власов, профессор Высшей школы экономики, считает, что объявленные производителями цены не отражают реальных затрат на производство препаратов.

— Про цены, которые устанавливает «биг фарма» (крупнейшие мировые производители лекарств. — Прим. «Ко»), бессмысленно говорить. Они такие, какими им дозволено быть, и все попытки узнать, насколько они оправданны, лишены смысла, — уверен он.

Стоимость российских вакцин должна оказаться ниже, чем иностранных, хотя и не принципиально. В начале октября экс-глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев заявил, что их цена не будет превышать 1 тыс. руб. за одну дозу ($13,9 по текущему курсу), а «дальше будет снижаться».

Неизвестно, допустит ли Россия конкурирующую продукцию на свой рынок, учитывая политическую подоплеку регистрации «Спутника».

— Думаю, что будет протекционизм, — говорит Алексей Живов. — Зарубежные ПЦР-реактивы для диагностики COVID-19 не были допущены на российский рынок, хотя это и не создало проблем, поскольку наши оказались вполне работающими и соответствующими всем требованиям. Если Sputnik V будет создавать иммунитет на пять месяцев, а немецко-американская вакцина, например, на один-два года, это будет сочтено несущественным фактором. Будет сказано: «Прививайтесь чаще, товарищи!» Другое дело, если Sputnik V окажется неработающим препаратом, а это может случиться не только с нашей, а и с любой другой вакциной, тогда придется покупать прививки, которые докажут свою эффективность. Нам же надо как-то возвращаться к нормальной жизни! Поэтому есть вероятность, что вакцина BioNTech/Pfizer появится на российском рынке — для этого могут быть чисто экономические причины.

Стойкая заморозка

Считается, что главной проблемой немецко-американской вакцины является низкая температура, при которой она должна храниться и транспортироваться, — минус 70°C. Но Алексей Живов считает, что это не препятствие.

— Конечно, относительные сложности могут быть с транспортировкой, но, учитывая важность задачи, эта проблема абсолютна решаема, и она не будет создавать дополнительную стоимость при вакцинировании, — говорит он. — Если Pfizer, капитализация которой составляет около четверти триллиона долларов, будет поставлять по миру вакцину с нарушенным циклом транспортировки, она понесет колоссальные убытки. Тем более что любые препараты, которые требуют особых условий доставки, обязательно страхуются.

Василий Власов не нашел данных о том, что вакцина BNT162b2 требует такой низкой температуры хранения.

— Насколько я знаю, разработчики вакцины не сообщали, что ее нужно хранить в таких условиях. Я не видел официальной информации о температуре –70°С, которая необходима для хранения препарата. Но если это и так, то перевозка и хранение вакцины будут всего лишь несколько затруднены, — считает он.

прочитать весь текст

Впереди планеты всей

Sputnik V, разработанный Национальным исследовательским центром эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи при поддержке Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), была представлена Владимиром Путиным 11 августа. Но рынки тогда слабо отреагировали на это вроде бы сенсационное событие. Только акции АФК «Система» выросли в цене на 9 % — компании принадлежит 26 % в фармацевтическом холдинге «Биннофарм Групп» (тогда — Alium), предприятие которого объявлено производителем «Спутника» наряду с самим центром им. Н. Ф. Гамалеи.

11 ноября, когда РФПИ объявил Sputnik V препаратом с эффективностью 92 %, то есть большей, чем у BNT162b2, фондовые рынки не отреагировали на это заявление. Международные трейдеры сочли новость неубедительной: регистрация проводилась по результатам только двух фаз клинических испытаний, а они не предусматривают вакцинации большого количества добровольцев. Как позже оказалось, две дозы, как положено, получили всего 20 испытуемых.

— Прежде, чем выпустить вакцину на широкий рынок, ее производители должны предоставить достоверные результаты третьей фазы клинических испытаний, — говорит Алексей Живов. — Это означает, что исследования проводились под международным аудитом компании с мировым именем, имеющей статус Clinical Research Organization. Она отвечает за соблюдение дизайна, технологии исследования, аналитику, статистику и, собственно, аудит. Именно эти данные принимаются на рассмотрение регулирующими органами стран, которые представляют основные мировые рынки такой продукции. Пройдут ли российские вакцины такую процедуру даже формально, пока не известно.

вакцины По состоянию на 9 ноября 2020 г. Источник: ВОЗ

При этом главврач Ильинской больницы считает, что Sputnik V действительно может оказаться не менее действенной вакциной, чем зарубежные варианты.

— Предыдущие разработки института им. Н. Ф. Гамалеи — например, вакцина от другого коронавируса, ближневосточного респираторного синдрома MERS-CoV, — оказались эффективными. Поэтому они и решили использовать уже показавшую успешность векторную аденовирусную технологию, — уверен он.

— Судя по всему, данные про Sputnik V умеренно объективны. Но чтобы говорить об эффективности в 92 %, нужно использовать специальные процедуры и протоколы. У вакцины BioNTech/Pfizer наверняка был предусмотрен вариант, как провести такой анализ без выхода из «ослепления». Но это должно было быть сделано заранее, что в России не было предусмотрено, — рассказал Василий Власов.

Впрочем, уже после того, как было объявлено о высокой эффективности «Спутника», коронавирус был выявлен у трех алтайских медиков из 42, которым первым в крае поставили прививки этой вакциной. Местные власти предположили, что причиной заражения могло стать то, что иммунитет у заболевших медиков не успел сформироваться. Алексей Живов считает, что это вполне возможно.

— Только окончательные итоги третьей фазы покажут, сколько времени требуется для того, чтобы в организме выработался иммуноглобулин G (IgG), который предохраняет от заражения. Возможно, что для этого нужны недели, только после этого у человека выработается высокий уровень защиты. Но пока все это лишь на уровне предположений — насколько быстро будет создаваться иммунитет и сколько времени он будет действовать, можно будет понять только после того, как вакцинации подвергнется большое количество людей, применение вакцин станет контролируемым и предсказуемым. И ничего страшного нет в том, что человека сразу будут предупреждать: «Еще три недели у тебя остается риск заражения, носи маски, избегай скопления людей. Потом ты будешь в безопасности».

Оказалось, что у «Спутника» есть проблемы с масштабированием производства. Владимир Путин, выступая 29 октября на инвестиционном форуме ВТБ «Россия зовет!», посетовал: «Есть определенные проблемы, связанные с наличием или отсутствием определенного объема оборудования — "железа", что называется, — для разворачивания массового производства». А как написал в конце прошлой недели французский деловой журнал Challenges со ссылкой на дипломатический источник, Владимир Путин 7 ноября в ходе телефонного разговора со своим французским коллегой Эмманюэлем Макроном попросил помочь наладить сотрудничество между российскими производителями и парижским институтом Пастера для производства прививки. «Главная слабость России — отсутствие необходимых мощностей для ее выпуска», — цитирует Challenges дипломата. Сейчас производством вакцины занимаются пять фармпредприятий.

Впрочем, проблемы с масштабированием наверняка возникнут и у других разработчиков. Как говорят эксперты, быстро развернуть создание сотен миллионов доз может оказаться не под силу даже крупнейшему мировому фармпроизводителю Pfizer.